«Быть собой». Христиане и цивилизация

Послесловие к «гефтеровскому» рождественскому материалу

Дебаты09.01.2017 // 117

С каждым годом этот праздник все меньше хочется отмечать публично. Особенно в нынешней России с ее языческим государственным «православием» (кавычки намеренные, ибо без кавычек это слово значит другое, и — слава Богу! — вокруг были и остаются люди, своей ежедневной жизнью эти постыдные кавычки снимающие). Поэтому именно в России Рождество — это прежде всего о малом, о невеликом, о маргинальном и негромком, это праздник тех, кому нет места ни в гостиницах, ни даже, как ни печально, в церквях. Я хотела написать именно о них, но Лида Мониава в своем рождественском Фб-посте это уже сделала раньше и лучше. И мне остается только присоединиться. Чтоб этот день стал днем, когда главными становятся не идеи, не то, кто и что должен, а та узбекская мама, что рыдает в приемном покое больницы и у которой отняли годовалую дочь, потому что она имела несчастье потерять документы и обратиться в полицию. И снова в ходу третье лицо, которое словно никак не может стать первым: это ж не МЫ, а они понаехали, они должны доказывать само право на дыхание, на них презумпция невиновности не распространяется.

И пока дворовая шпана с кагэбэшной выучкой и никаким образованием, печальной волной истории возведенная в мировые лидеры, продолжает свои кулачные бои и наперсточные игры, залезая на новые континенты, мухлюя, воюя, убивая и читая через плечо чужие письма, нисколько этого не стесняясь, а Церковь молчит, нам, говорящим по-русски и неравнодушным к судьбе маленьких людей, а не Великих Империй, остается только ловить тех, кого сумеем, над пропастью во лжи и учить их простой грамматике равенства первого и третьего лица. «Я сделаю вас ловцами человеков». А чаще — человечков. Ловить, пока еще можно успеть. Чтоб классическая сиротская психология, искаженная двоичной системой, где есть только «свои» и «они = враги», где «сильный» — значит не «стойкий», а тот, кто врежет первым; где любое благородство и порядочность — лишь знак слабины; где нет места ни любви, ни привязанности, а только «ты или тебя», где мироздание намеренно сводится к зоне, оставляющей человеку опять-таки противоестественный скудный двоичный выбор стать паханом или опущенным, не застыла и не превратилась в безнадежно окончательную жизненную линию. Ловить — не чтобы подчинить, а чтобы не дать упасть. Чтоб проложить путь не в пропасть, а на свободу, а значит, в возможность быть лучшим собой. И неважно, в какой стране и на каком языке. Бегство в Египет — тоже часть истории Младенца. А в качестве лучшей рождественской проповеди я бы поставила последнюю речь Мишель Обамы в качестве первой леди.

Не бойтесь. Будьте собой. Не давайте другим решать за вас, кто вы.

С Рождеством!

Читать также

  • Рождество Христово — современной России и миру: монологи

    Вариации на избранную тему: человек и Рождество

  • Комментарии

    Самое читаемое за месяц
  • Андрей Десницкий