Новый фашизм? Дискуссия европейских левых

Практики исключения и демократическое участие. Европа без политического участия, но с популизмом?

Политика 02.06.2017 // 510

Франко «Бифо» Берарди. Краткая история унижения: национальный труд и два века колониализма

Писатель и медиа-активист Бифо (Франко Берарди), один из ветеранов левого движения, отец итальянского копилефта и итальянского киберпанка, призывает изобрести левую мысль, которой «еще нет». Современный мир потребления приучил людей автоматически, не думая, принимать любые решения. Люди не замечают, как они не просто перестали думать, но и перестали чувствовать свое унижение. Поэтому они и воспринимают как унижение только наплыв иммигрантов: классовое чутье оказалось блокировано расовым предрассудком. Старые левые партии ответственны за такое положение дел: атакуя неолиберальную элиту и ее реформы, они критиковали только отдельные стороны неолиберального порядка, а не его суть как приучения к унижению. Левые партии согласились на подчиненное положение в неолиберальной политике, и население мстит теперь неофашистским желанием уничтожить мигрантов и всех, кто напоминает о торжестве угнетения в современном мире. Чтобы избежать «глобальной гражданской войны», следовало бы в срочном порядке переосмыслить труд. Старые левые создавали концепцию труда в индустриальном обществе: труд как сознательная деятельность в противовес ложному сознанию эксплуататоров. Теперь — время новой концепции труда: как сознательного отношения к политическим вопросам — согласования действий различных акторов с тем, чтобы представить и получить результат, который не может быть присвоен новыми хозяевами жизни.

 

Гашпар Милош Тамаш. Фашизм без фашизма

Лидер венгерских левых диссидентов, легендарный политический мыслитель рассуждает о причинах подъема популизма. Популизм претендует перераспределить реальные и символические ресурсы, но он ничего не меняет: капиталистическая экономика работает так же, как раньше, а государство всеобщего благосостояния сознательно демонтируется. Поэтому причина популизма — это лицемерие государства и пассивность общества. Общество говорит о «кризисе» вместо классовой борьбы, государство говорит о «равенстве», имея в виду лишь равенство возможностей или гендерных и этнических статусов, но не равенство в принятии решений и влиянии на ход дел. Поэтому иммигрант оказывается главным врагом лицемеров: он показывает, как можно взять в свои руки принятие решений. Ненависть к иммигрантам — главный способ выдать текущие настроения большинства за политическую борьбу, и популизм направляет политизацию в сторону нерешительности. Раньше для мобилизации нужен был авторитаризм, теперь он лишний: люди, считающие себя «демократами» или средним классом, просто своей нерешительностью допускают торжество ксенофобской контркультуры. Не говоря уже о реальности концлагерей «не для белых»…

 

Франко «Бифо» Берарди, Вильгельм Хейтмайер, Шанталь Муфф, Гашпар Милош Тамаш. Панельная дискуссия европейских левых интеллектуалов

Призрак правого популизма бродит уже не только по Европе. Цель популизма — сыграть на страхе социальной дезинтеграции, превратив бытовую ксенофобию в политику интеграции правых партий. Объединение правых партий на национальном и интернациональном уровне строится не как стратегический или тактический союз, но как эскалация напряжения: голосующие за правые партии ищут еще более правых кумиров. Единственное, что может остановить и что останавливает шествие популизма по миру, — страх перед открытым насилием. Левое движение обязано показать, при каких условиях скрытое насилие становится открытым и, наоборот, должно провести новую критику крайностей политики. Левые должны перейти от морального осуждения ксенофобии к критике самих условий, которые способствуют развитию ультраправых партий. Нужно не демонизировать избирателей, голосующих за правых, но понимать, чего те боятся, говорить с ними об их действительных страхах, преодолевая сложившийся политический остракизм.

Фото на обложке: The Influencers [CC BY 2.0]

Комментарии