Венский гуманитарный фестиваль 2017 года. Революция без эскалаций напряженности?

«Гефтеровский» проект «Доктрина»: историко-политическая мысль в беглом обозрении

Дебаты 16.10.2017 // 639

Хайнц Фишер. Революция/Эволюция

 


Карл Шлёгель. Советский век

 


Антон Шеховцов. Уже не молчаливая контрреволюция

 


Срда Попович. Как научить революции

 


Иштван Рев. Недовольство революцией: венгерский кейс


Тезисы

1. Революции можно не только учиться, но и учить: ненасильственное сопротивление остается единственной альтернативой современному мироустройству, основанному на эскалации насилия.

2. Уроки революции 1848 года важны не менее, чем уроки 1917 года: именно тогда понятие суверенитета было обосновано и прежнее утверждение политики постепенно сменилось утверждением политического.

3. Бархатные революции 1989 года так же сменились реакцией, как и революция 1848 года. Быстрое распространение революций совсем не обязательно обеспечивает комплексное осознание населением своего политического интереса; а пока революция понимается просто как один из политических процессов, она легко может смениться чем-то прямо противоположным.

4. Вызовы глобальной безопасности, которые несут с собой новые технологии (например, новые виды цензуры или киберпреступлений), не могут быть преодолены лишь на уровне государственных институтов, даже самых демократических. Будущее — за политическими активистами, которые сделают цензуру бессмысленной.

5. Революция знания в современном мире, развитие биологических и информационных технологий демократичны тогда и только тогда, когда сопровождаются повышением уровня экологической и психологической культуры. Постправда и “fake news” угрожают демократическим обществам до тех пор, пока ими не будет сформулирован «общий интерес», включая интерес к достоверной информации: новый политический интерес создаст альтернативу устаревшим формам «государства всеобщего благосостояния».

6. Опыт предшествующих революций как в политической жизни, так и в искусстве учит, что понимание государства как набора функций недостаточно для политического развития. Пришло время заново осмыслить понятие res publica и как систему действий, и как систему новых технологических возможностей граждан.

7. Res publica как «общее дело» должно не просто быть суммой обязанностей граждан, но комплексной реализацией возможностей новых технологий: нельзя ограничиваться только «цифровой делиберативной демократией» — «цифровое равенство» откроет новые перспективы будущего либерального консенсуса, который позволит преодолеть, например, антилиберальный поворот в Восточной Европе последних лет.

Комментарии

Самое читаемое за месяц