Большое настоящее

Отличие Майдана-2 от Майдана-1 глазами молодого украинского философа.

Политика 02.12.2013 // 1 956
© Ryan Anderson

За последние 10 дней мне множество раз приходилось отвечать своим русским и западным друзьям на вопрос: что происходит в Киеве? Несложно понять, что интонация моего ответа постепенно менялась, напрямую завися от событий, развивающихся на улицах столицы. Но важно другое: смысл моих слов остался неизменным, более того, постепенно стал овеществляться. Киев, а вместе с ним и вся Украина стали свидетелями удивительного и, чего уж там лукавить, неожиданного факта: украинцы вдруг решились продемонстрировать, что им не чуждо понятие гражданского общества. Да, незрелого. Да, нащупанного наугад и рискующего раствориться в коллективном бессознательном протестующих. Но все же речь идет об обществе, и при том гражданском. К такому сильному тезису оказалась не готова не только власть, но и оппозиция. Мантра, ставшая своеобразным императивом украинской публичности: «Где два украинца, там три гетьмана», — внезапно стала водоразделом между позицией политической верхушки и гражданской позицией украинцев. Характерным в этом смысле является недопонимание, возникшее между лидерами оппозиции и людьми, вышедшими 24 ноября на марш в центре города. Люди сознательно отказывались идти под партийной символикой, отдавая предпочтение флагам Украины и Евросоюза. Месседж 60-тысячного собрания протестующих звучал крайне просто: Гарант Конституции, вступив в переговоры по подписанию Договора об ассоциации с Евросоюзом, обязан оставить на документе свой автограф, тем самым выразив волю населения. Когда все в то же воскресение 24 ноября с трибуны стали звучать слова оппозиции с требованиями отставки президента и правительства, люди резонно удивлялись: как можно одновременно скандировать «Янукович, подпиши» и «Янукович, уходи».

В этом, как мне кажется, главное отличие сегодняшних демонстраций и демонстраций 2004 года. Люди стоят за свои права, и это сознательная позиция граждан, не ищущих воплощения своих чаяний в фигуре какого-то политического лидера, которому все простят и от которого ничего не будут требовать, как только он водрузится на трон. Нет, многие украинцы готовы терпеть, брать на себя ответственность за происходящее в стране, но также требовать четких действий от политиков. Тем удивительнее наблюдать такой масштаб недовольства, поскольку люди, вышедшие на улицы, в большинстве своем аполитичны, более того — многим из них не чужд здоровый скепсис в том, что касается отношений Украины и Европейского союза.

Демонстрация на Майдане, а также на других площадях страны стала важным сигналом по двум причинам: с одной стороны, украинцы сумели таким образом продемонстрировать всему миру, что мнение редакции-народа не всегда совпадает с позицией автора-президента; с другой стороны, люди в разных уголках Украины увидели мирные, вызывающие доверие лица своих сограждан, которые точно так же неравнодушно относятся к завтрашнему дню страны. Второй пункт стал своеобразным положительным сигналом: мы здесь, друг друга видим и понимаем, и постараемся это понимание выразить на президентских выборах 2015 года. Как мне кажется, именно этого испугалась власть: легко продемонстрировать жителям восточных регионов, что им не по дороге с такими лидерами, как националист Тягнибок, лидер партии Тимошенко Яценюк или немецкий Кличко, но гораздо сложней убедить вновь довериться Януковичу в ситуации, когда народ готов консолидироваться без политических клише. Не секрет, что поддержка Януковича в его родных областях постоянно падает. Более того, первый же лидер, который бы решился говорить по-русски и при этом ориентировался бы на западные ценности, имел бы все шансы заручиться поддержкой большинства жителей юго-востока.

Саммит в Вильнюсе был Украиной успешно провален, цель протестующих не была достигнута, и уже на следующий день призывы продолжать демонстрации выглядели скорей пародией на выражение гражданской позиции. Непрерывно ждать президентских выборов 2015 года на Майдане не могли позволить себе даже самые отважные студенты и горячие революционеры. Оставалось всего пару шагов к тому, чтобы история о всеукраинском недовольстве стихла как минимум на полтора года. Тем более дико и абсурдно выглядит трагедия, разыгравшаяся в ночь с субботы на воскресенье. Зачем понадобилась «кровавая» елка на Майдане, кому пришло в голову отдать приказ об избиении мирного населения, среди которого нашлось место корреспонденту Reuters, польскому бизнесмену и многим другим? В поиске ответов на эти вполне конкретные вопросы не стоит упускать из виду более фундаментальную вещь: очевидно, что провластной верхушкой овладел дикий страх неизвестного, а именно — того, что люди способны терпеливо заглядывать в будущее, тем самым раздвигая закостенелые рамки сознания. Оказывается, человек способен не требовать всего и сейчас, но отстаивать будущее своей страны, способен упорно трудиться ради будущих поколений, ради идеи блага, которое он сам, скорее всего, никогда не увидит. То, о чем молчит оппозиция, открыто озвучивают гражданские активисты: в случае выбора западного вектора условия жизни ухудшатся на долгие годы. Но шанс изменить будущее страны на наших глазах перестает быть романтической картинкой и воплощается в конкретных действиях мирно настроенных людей.

Такая непостижимая логика надежды вселяет страх, буквально взрывает мозги людей, дорвавшихся к власти и привыкших к неустанному «покращенню» (улучшению) своих потребностей.

Как же хочется верить, что этот страх не перерастет в бойню мирного и все еще улыбчивого населения.

Комментарии