«Майн Кампф». Что делать?

Границы растерянности науки перед экстремизмом

Дебаты24.12.2014 // 2 537
«Майн Кампф». Что делать?
© flickr.com/photos/18218029@N07

В ночь, когда знаменитые часы с фигурками рыцарей и танцоров на Мюнхенской ратуше провозгласят приход нового 2016 года, члены баварского правительства смогут вздохнуть с облегчением. Через семьдесят лет после смерти автора Бавария потеряет права на издание книги Гитлера «Майн Кампф» — одного из самых известных и самых одиозных публицистических произведений прошлого века. Все прошедшие годы обладание авторскими правами, переданное земле Бавария оккупационными властями в первые послевоенные годы, использовалось для того, чтобы не допускать появления новых изданий книги, прочно связанной в мировом общественном мнении с преступлениями национал-социализма. Причем вне зависимости от того, научными, коммерческими или политическими интересами руководствовались их инициаторы.

Речь шла, конечно, только об официальных переизданиях — немцы народ законопослушный, а времена, когда активисты левых студенческих организаций в 1968 году буквально на коленках публиковали все то, что казалось им актуальным и запрещенным «истеблишментом», безвозвратно канули в прошлое. В отличие от трудов Мао и Маркса недостатка в главном и единственном творении Гитлера в Германии не было: за годы Третьего рейха было напечатано более 11 млн экземпляров всех видов и форматов — от «народных» до подарочных изданий. Значительная часть из них пережила и пожар войны, и послевоенные чистки библиотек, так что приобрести «Майн Кампф» у букинистов в желаемом виде и состоянии не составляло особого труда.

И вот теперь продавцов подержанных книг грозят потеснить немецкие издательства, хотя их планы в этой сфере содержатся в строжайшей тайне. Очевидно, что на «Майн Кампф» можно неплохо заработать, тем более что в современной Германии все еще существуют люди, для которых обладание этой книгой имеет символическое значение (будут ли они ее читать и осилят ли ее содержание — другой вопрос). Можно не сомневаться в том, что в понедельник 4 января 2016 года, когда распахнутся двери книжных магазинов, подобный спрос получит все шансы встретиться с соответствующим предложением.

Следует отметить, что в Германии, помимо издательских прав, существует и еще одно препятствие для публикации «Майн Кампф», причем его действие не истекает на семьдесят первый год после смерти автора книги. Речь идет об Уголовном кодексе ФРГ, который запрещает распространение печатных материалов экстремистского содержания, в том числе и тех, что пропагандируют «достижение намерений бывшей национал-социалистической организации» [1]. Впрочем, здесь же делается оговорка, что, если подобные материалы служат целям просвещения общества, образования или научных исследований, они не попадают под действие данной статьи. Любой издатель заявит в предисловии о чем-то подобном, надеясь, что это станет для него надежной индульгенцией от судебных преследований.

Попытка властей и общественности взять процесс под собственный контроль и издать «Майн Кампф» массовым тиражом с обширными научными комментариями нашла поддержку на специальном совещании представителей баварского правительства с религиозными организациями и историками, которое состоялось весной 2012 года [2]. Парламент Баварии выделил соответствующий бюджет, и находящийся в Мюнхене Институт современной истории приступил к подготовке публикации. Казалось бы, лучшего исполнителя такой задачи со сложным моральным и политическим подтекстом невозможно было придумать.

Созданный в 1949 году институт является ведущим мировым центром исследования национал-социализма, и в том числе таких его аспектов, как движение Сопротивления, роль вермахта в военных преступлениях гитлеровского режима, история холокоста. Научные сотрудники института зарекомендовали себя высоким уровнем публикаций документов современной истории. В частности, они выпустили многотомное издание речей, трудов и распоряжений Гитлера за период 1925–1933 годов (в том числе и продолжение его центрального труда — так называемую «Вторую книгу») [3].

Однако решение 2012 года не стало окончательным. Ряд союзов и обществ жертв нацизма резко выступил против подобной инициативы, подчеркивая, что нельзя издавать книгу Гитлера на деньги баварских налогоплательщиков, ибо это будет выглядеть кощунством по отношению к жертвам нацизма. В декабре 2013 года премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер после встречи в Израиле с выжившими жертвами холокоста, протестовавшими против переиздания «Майн Кампф», заявил о выходе правительства из проекта [4]. Было объявлено даже о том, что власти будут преследовать попытки публикации книги и после того, как Бавария лишится на нее авторских прав [5].

После того, как со стороны большой политики прозвучал «стоп-сигнал», Институт современной истории оказался заложником запутанной политической комбинации. Официального решения о запрете подготовительной работы над новым изданием принято не было. Не появилось и четких правовых гарантий, что истечением срока давности не воспользуются рыночные издательства (конференция земельных министров юстиции не смогла прийти к общему мнению относительно законодательного запрета на переиздание «Майн Кампф» в будущем). В результате институт остался один на один с акулами книжного рынка, которые привыкли действовать по совершенно иным правилам, как только на горизонте показывается богатая добыча.

Его руководство приняло вызов — группа исследователей во главе с Христианом Хартманом продолжила свою работу, которая в настоящее время подходит к концу. Более того, институт пошел ва-банк, отказавшись вести переговоры с каким-либо из известных издательств, чтобы не превращать научный проект в коммерческий. Было принято решение самостоятельно напечатать весь тираж и распространять его на принципах самоокупаемости, т.е. без извлечения прибыли. Если данное предприятие увенчается успехом, в руках тех политиков, которые уверены в том, что историки в состоянии сами обеспечить собственное существование, окажется важный аргумент. Если нет — все те же политики объявят, что они ни о чем не знали и ничего не санкционировали, и козлы отпущения, конечно, найдутся даже в благостной Баварии.

С чем столкнулась группа сотрудников института, занимающаяся подготовкой комментариев к «Майн Кампф»? [6] Прежде всего, они провели сверку всех изданий книги, показав, как шлифовался ее стиль (по преимуществу без участия автора), как исчезали явные ошибки и сюжеты, не вписывавшиеся во внутри- и внешнеполитическую стратегию Гитлера после его прихода к власти. Значительная часть примечаний интегрирует те или иные тезисы книги в социальный, политический и идейный контекст эпохи, последовавшей за мировой войной. Чрезвычайно важным для будущих исследований представляется то, что комментаторы занялись поиском источников, откуда находившийся в тюрьме Гитлер черпал информацию для собственной книги. Наряду с истоками национал-социализма в комментариях будут показаны и последствия, к которым привела реализация постулатов фюрера, ставших в 1933 году руководством к действию для восьмидесятимиллионного народа.

В 1940 году Джордж Оруэлл, реагируя на появление английского издания книги, сделал весьма точное замечание: «Зная содержание книги “Майн Кампф“, трудно поверить, что взгляды и цели Гитлера серьезно изменились. Когда сравниваешь его высказывания, сделанные год назад и пятнадцатью годами раньше, поражает косность интеллекта, статика взгляда на мир. Это застывшая мысль маньяка, которая почти не реагирует на те или иные изменения в расстановке политических сил» [7]. Соглашаясь с этим тезисом, сотрудники института подчеркивают в своих комментариях, что, однажды появившись на свет, книга жила своей собственной жизнью. Если первые издания выходили на готике, то с 1942 года использовался только современный латинский шрифт, более понятный тем народам, которые попали в германский «лебенсраум». Да и сам текст разворачивался перед читателем не как законченная автобиография, а как политический памфлет, обосновывающий претензию на власть и снабженный открытым финалом, который предстоит дописать самой истории.

Чтобы не посвящать читателя в детали подготавливаемой публикации, ограничимся указанием на то, что справочный аппарат в ней займет около двух третей общего объема, а значит, нас ждет двух- или даже трехтомное издание. В ходе дискуссий представители научного сообщества подчеркивали, что ждут анализа специфики авторского языка, который наложил неизгладимый отпечаток на жаргон Третьего рейха [8]. В то же время многие пассажи книги Гитлера имеют прямые отсылки к трудам Фридриха Ницше и Хьюстона Чемберлена, к «исповедальной философии» Шпенглера. Кропотливый труд подготовителей издания даст толчок не только изучению идейной истории национал-социализма, но и совершенствованию методов источниковедческого анализа текстов, вышедших из-под пера творцов современных диктатур.

Первой публикации «Майн Кампф» после завершения срока авторских прав суждено вызвать широкий международный резонанс. Фактически, интерес к ней подогревается на протяжении всего последнего десятилетия. Как было уже упомянуто выше, немцы — народ весьма законопослушный. Еще более удивительно то, что они ожидают того же самого и от других народов. По крайней мере от тех, которые находятся в орбите их влияния. В то время как многочисленные англоязычные издания «Майн Кампф» не попадались под грозные очи баварского министерства финансов, последнему удалось запретить распространение перевода книги в Турции и Польше [9]. Каждое новое издание вызывает понятный всплеск эмоций, особенно если речь идет о странах, пострадавших в годы Второй мировой войны. Последний пример — появление «Майн Кампф» на китайском языке, правда, достаточно скромным тиражом, если иметь в виду демографические масштабы Поднебесной.

А что же в России? Русское издание «Майн Кампф» появилось одним из первых, уже в 1933 году. Как было принято в условиях сталинского режима, книга вышла тиражом в несколько десятков экземпляров с грифом «для служебного пользования», попав в личные библиотеки высших представителей советской номенклатуры. Русскоязычная Википедия считает, что автором перевода являлся Карл Радек, однако это утверждение относится к числу исторических легенд. На самом деле перевод был сделан Григорием Зиновьевым — ближайшим соратником Ленина, отбывавшим в казахстанском городе Кустанай ссылку за свою оппозиционную деятельность [10]. Таким образом бывший лидер Коммунистического интернационала рассчитывал заслужить прощение вождя.

На закате перестройки в СССР издатели, рыскавшие в поисках не слишком затратных, но обещающих массовые тиражи, а значит и прибыль, проектов, обратили внимание на «Майн Кампф». В основу нескольких полулегальных переизданий (вряд ли кто-то из их инициаторов задавался вопросом об интеллектуальных правах на книгу) как раз и лег тот самый зиновьевский перевод. «Майн Кампф» не продавали в приличных магазинах, но книгу без труда можно было приобрести на многочисленных уличных развалах, где продавалась литература самого пестрого идеологического содержания.

Помнится, морозной зимой 1992 года я держал в руках малоформатное издание «Майн Кампф» на русском языке, вышедшее где-то в Прибалтике. Оно лежало среди других брошюр и газет на парапете бывшего музея Ленина, который долгое время служил партийным и идейным неформалам местом продажи литературы, содержавшей в себе некое «тайное знание». После появления в 2002 года Закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности» книга Гитлера вернулась в спецхраны библиотек, где с ней можно ознакомиться, лишь предоставив соответствующее письмо («отношение») от руководства своего научного или учебного учреждения.

В эпоху Интернета постановления прокуратуры и решения судов, регулярно закрывавшие сайты, с которых можно скачать русский текст «Майн Кампф», имеют скорее формальный эффект. Пространные выдержки из этой книги можно встретить в хрестоматиях, предназначенных для «учащихся средних и старших классов школ, гимназий и лицеев» [11]. Причем и здесь зачастую отсутствуют элементарные комментарии, которые дали бы читателю представление об историческом контексте и разъяснили те устоявшиеся в германском обществе взгляды, на которые опирался Гитлер, перешедший после провала «пивного путча» от устной пропаганды к наукообразному сочинительству.

Анализ отдельных пассажей из «Майн Кампф» является неотъемлемой составной частью изучения идеологии национал-социализма на вузовских семинарах по Новейшей истории, причем не только для историков-германистов. Понять обстоятельства появления книги позволяет содержательный труд немецкого историка Мазера, относительно недавно появившийся на русском языке [12]. Мой многолетний опыт преподавания в МГУ свидетельствует о том, что еще ни один студент не «заразился» от прямого соприкосновения с гитлеровскими откровениями. Напротив, участников семинара приходится удерживать от уничижительных замечаний, когда они читают пассажи вроде следующего: «Лиса всегда остается лисой, гусь — гусем, тигр — тигром и т.д.; разница тут может заключаться только в большей или меньшей выносливости отдельных экземпляров, в большем или меньшем уме, понятливости и т.д. Но никогда нельзя встретить лисы, которая обнаруживала бы какие-нибудь гуманные намерения по отношению к гусю, как никогда мы не встретим кошки, склонной к дружбе с мышами» [13].

Оставим в стороне содержательную критику ключевых положений книги «Майн Кампф», которые было бы весьма опасно сводить к бессистемному набору расистских и антисемитских клише. Значение книги как исторического источника заключается в другом: она содержит в себе самооценки и политическую программу человека, считавшего себя мессией и поднявшегося из самых низов до обожествляемого миллионами «фюрера». Более того, реализация этой программы ввергла Европу в самую страшную из войн, привела к геноциду целых народов и в конечном счете обратила саму Германию в руины, каких та не знала со времен Тридцатилетней войны.

Память об ужасах прошедшего века — это не только знание о событиях и процессах, но и понимание идейных постулатов, лежавших в основе деятельности исторических личностей. Время, когда книгу Гитлера сравнивали с дудочкой крысолова из известной сказки братьев Гримм, прошло. В первые послевоенные годы тезис об «одураченных немцах» позволял последним уходить от вопроса об их личной ответственности за преступления гитлеровского режима [14]. Достаточно сказать, что лишь на рубеже 80-х годов общественное сознание ФРГ приступило к процессу внутреннего осмысления холокоста.

Тот факт, что подготовка научного издания книги «Майн Кампф» в современной Германии сопровождается оживленными, если не сказать ожесточенными, дебатами, свидетельствует о взятии обществом очередной высоты в освоении самых страшных страниц немецкой истории [15]. Достойны внимания аргументы тех, кто считает, что появление этой книги спустя семь десятилетий после краха гитлеровского режима привлечет ненужный интерес к его идейным постулатам, нарушит покой тех миллионов жертв, в которых повинен самый бесчеловечный из политических режимов современности.

И все же нет сомнений в том, что Институт современной истории доведет до конца свой проект и книга появится на прилавках магазинов в понедельник, 4 января 2016 года. Ни в политике как таковой, ни в политике исторической памяти не бывает простых и однозначных решений. Руководство Баварии, отвернувшись от этого проекта, но не препятствуя его реализации научным учреждением, в очередной раз продемонстрировало сдержанность и осторожность. Однако это не избавит его ни от внутриполитических конфликтов с левой оппозицией, ни от внешнеполитических осложнений.

Не менее очевидно и то, что Институту современной истории придется пережить полосу судебных процессов, истцами по которым будут выступать организации жертв нацизма и влиятельные еврейские организации. Линия защиты ученых-историков выстроена заранее, ключевым словом в ней, как постоянно подчеркивает директор института Андреас Виршинг, является понятие «демистификации». Научная публикация центрального источника по истории национал-социализма позволит не только лучше понять этот феномен, но и разрушить остающиеся в общественном сознании мифы о сакральном характере «священного писания нацистов».

Российский научный мир (увы, сейчас это понятие звучит почти насмешкой) рано или поздно сможет воспользоваться новым изданием для того, чтобы продолжить изыскания, посвященные предыстории и идейному фундаменту Третьего рейха. В какой мере комментированная публикация книги «Майн Кампф» в Германии способна затронуть глубинные чувства нашего общественного сознания, покажет недалекое будущее.

 

Примечания

1. См. первую часть статьи 86 Уголовного кодекса ФРГ: http://www.crimpravo.ru/codecs/germany/2.doc
2. http://www.ifz-muenchen.de/aktuelles/themen/edition-mein-kampf/
3. Hitler А. Reden, Schriften, Anordnungen 1925–1933. Muenchen, 1991–2000. В рамках данного издательского проекта вышло шесть двойных томов и отдельный том с указателями, а также дополнительный четырехтомник «Судебный процесс над Гитлером 1924 года».
4. Neue Zuericher Zeitung am Sonntag. 2014. 20. Juli. S. 59.
5. http://www.gazeta.ru/culture/news/2013/12/11/n_5808417.shtml
6. Автор опирается на материалы симпозиума, прошедшего в мюнхенском Институте современной истории
10 декабря 2014 года, где ученым из разных стран мира были представлены концепция и первый вариант макета книги.
7. http://www.orwell.ru/library/reviews/hitler/russian/r_hit
8. Клемперер В. LTI. Язык Третьего рейха. М., 1998.
9. Петров В. «Майн кампф» потеряла тираж. Немецкие власти отстояли авторские права на произведение Гитлера в суде // Российская газета. 2005. 28 сентября.
10. Hedeler W. Neue Archivdokumente zur Biographie von Grigori Jewsejewitsch Sinowjew // Jahrbuch für historische Kommunismusforschung. Berlin, 1999. S. 299–301.
11. См., например: История Германии ХХ века в новом измерении: источники, статистика, художественные документы. М., 2008. С. 184–193.
12. Мазер В. История «Майн Кампф»: факты, комментарии, версии. М., 2007.
13. Цит. по: История Германии… С. 188.
14. Ассман А. Длинная тень прошлого. Мемориальная культура и историческая политика. М., 2014. С. 182–196.
15. См. подборку комментариев прессы на сайте Института современной истории: http://www.ifz-muenchen.de/aktuelles/themen/edition-mein-kampf/dokumentation-mein-kampf-in-der-oeffentlichen-diskussion/

Комментарии

Самое читаемое за месяц
  • Андрей Самохоткин
  • Михаил Немцев