Смерть университетов

О критике обыденного сознания: отчаянные заметки

Профессора 25.03.2015 // 8 162

Гуманитарные науки вот-вот исчезнут из университетов? Абсурдный вопрос. Это все равно, что озаботиться вопросом: неужели алкоголь вот-вот исчезнет из пабов или себялюбие — из Голливуда? Как не может быть паба без алкоголя, так не может быть университета без гуманитарных наук. Если история, философия и т.д. исчезнут из университетов, оставшееся будет либо заведением по подготовке технических специалистов, либо исследовательским подразделением (при) корпорации. Но это не будет университетом в классическом смысле слова, и, назвав его так, мы только сами обманем себя и других.

Впрочем, университета в полном смысле не может быть и там, где гуманитарные науки существуют в отрыве от других дисциплин. Быстрее всего можно обесценить гуманитарные предметы, не истребляя их, разве что превратив их в легкий и приятный бонус к основному образованию. «Настоящие мужчины» изучают право и инженерные технологии, а идеи и ценности — это для «маменькиных сынков». Но гуманитарные науки должны быть ядром деятельности любого университета, достойного своего имени. Изучать историю и философию и знакомиться с искусством и литературой должны и юристы с инженерами, и те, чья специализация — свободные искусства. В США над гуманитарными науками не нависла столь серьезная угроза среди прочего и потому, что там они рассматриваются как интегральная часть высшего образования как такового.

Когда гуманитарные дисциплины возникают в своем нынешнем виде (примерно в конце XVIII века), они выполняют важнейшую социальную функцию: взращивать и защищать тот тип ценностей, до которых филистерскому социальному порядку дела мало. Так или иначе, современные гуманитарные науки и промышленный капитализм связаны изначально. Чтобы защищать комплекс ценностей и идей, существующих на осадном положении, кроме прочего нужны были и такие институции, как университеты, хоть как-то обособленные от повседневной жизни. Удаленность от жизни могла приводить к плачевной безрезультатности гуманитарного исследования. Но она же и позволяла гуманитарным наукам осуществлять критику обыденного сознания с его прописными истинами.

Время от времени, как это было в конце 1960-х или в течение последних нескольких недель в Великобритании, подобная критика выходила на улицы — таково столкновение нашей обыденной жизни с тем, какой наша жизнь могла бы стать.

Сейчас мы являемся свидетелями смерти университетов как центров критики. Со времен Маргарет Тэтчер роль академии состоит в том, чтобы сохранять статус-кво, а не оспаривать его во имя справедливости, традиции, воображения, благосостояния человека, свободной игры ума или же альтернативного видения будущего. И мы не изменим сложившееся положение вещей, просто увеличив финансирование гуманитарных наук в противовес его полному урезанию. Мы изменим его, если будем настаивать на том, что критическая рефлексия о человеческих ценностях и принципах должна быть в центре не только при изучении Рембрандта или А. Рембо, но во всем, что происходит в университетах.

В конце концов, гуманитарные науки можно защитить, только подчеркивая их абсолютную незаменимость; это означает, что мы должны настаивать на их жизненно важной роли в деле академического обучения в целом, вместо того чтобы просто протестовать против их «изгнания», доказывая, что их, словно какого-то бедного родственника, совсем не накладно содержать.

Но как можно достичь этого на практике? С финансовой точки зрения, никак. Правительства намерены не расширять, а сворачивать присутствие гуманитарных наук в университете.

Поди вдруг слишком серьезное инвестирование в преподавание Шелли повлечет за собой наше отставание от экономических конкурентов? Но университет не существует без гуманитарных исследований, что означает, что университеты и развитой капитализм несовместимы. Но политические следствия этого выходят далеко за пределы вопроса о плате за обучение в университете.

Источник: The Guardian

Комментарии

Самое читаемое за месяц