26 сентября на первой встрече «Кофейного семинара» Гасан Гусейнов расскажет о противоречивости «настоящей дружбы»

«Дружба и воображение, или Перечитывая Цицерона»

Новости16.09.2015 // 133

На первой встрече «Кофейного семинара» филолог Гасан Гусейнов расскажет о противоречивости так называемой «настоящей дружбы» в квадрате четырех категорий под балдахином «честности» как непременного условия дружбы.

С одной стороны, она и в самом деле — стержень того, что Цицерон называет единственным социальным условием настоящей жизни (vita vitalis, по Эннию). Это категория априорной благожелательности (benevolentia, mutua benevolentia).

С другой стороны, дружба — это ретроспективное воображение, приписывание ушедшему, т.е. не верифицируемому, свойств, которые полезны мне сегодняшнему («как сейчас помню слова NN, сказанные мне шепотом на ухо в 1970 году»). Иначе говоря, это угроза постоянного надувательства. Воображение как фикшн, или inductio.

Две другие точки в этом квадрате: потакание дурным свойствам друга/подруги (слабость, vitium, impotentia) и, наоборот, разрыв с другом/подругой как высшее подтверждение смысла дружбы (virtus, обусловливающая officium). У Горация мы читаем «virtus est vitium fugere», но в какой мере осознаем при этом, что четыре столпа дружбы могут быть и четырьмя ножками ее гроба?

Ведущие семинара — Николай Поселягин, Петр Сафронов, Татьяна Венедиктова

Встреча начнется 26 сентября в 17:00 в культурном центре Пунктум

Адрес: Москва, ул. Тверская, 12, строение 2, этаж 4

 

О семинаре

Кофейный семинар задумывается как серия научных встреч на неформальных площадках (в среднем раз в три недели), организуемых с целью совместного обсуждения способов исследования нескольких пересекающихся тематических линий.

— Во-первых, это проблема воображения. Воображение играет одну из ключевых ролей во многих областях современной жизни — от создания и восприятия произведений искусства до практик коллективной памяти, от выработки кардинально новых бизнес-стратегий до формирования современных способов жизни в большом городе. Как в таком случае изучать этот неуловимый объект? Как вообще может быть устроено исследование воображения и с какой целью такое исследование могло бы быть предпринято?

— Во-вторых, это проблема понимания, которая, в свою очередь, разветвляется на несколько самостоятельных подвопросов. Это уже довольно старые, но до сих пор актуальные вопросы: герменевтическая проблема осмысления человеком воспринятых им смыслов; проблема индивидуальных истолкований текста на фоне общих мест, коллективных предрассудков и пропаганды; наконец, возможности и пределы порождающих способностей письма. Каждый раз заново эти вопросы встают перед любым читателем, зрителем или слушателем — вступают ли они друг с другом в диалог, воспринимают ли художественное произведение, пролистывают ли ленту новостей в социальных сетях, изучают биржевую сводку или расписание поездов. Впрочем, сегодня понимание все чаще «протезируется» машинными алгоритмами — и, возможно, близящееся торжество машин Тьюринга обещает даровать человеку легитимную возможность не понимать?

— В-третьих, проблема действительности словесного выражения, слова как: насколько вообще вербальные описания продолжают сохранять статус ведущего медиума науки или, говоря шире, рефлексивного мышления? Несомненно, что социальные и гуманитарные науки в значительной степени зависят от возможностей слова — но каковы пределы этой зависимости и как она изменяется сейчас? Требуется дополнительное усилие, чтобы различить доказательность и убедительность, а различив — соединить их вновь, но уже по-другому.

Мы открываем обсуждение перечисленных проблем, считая что общепризнанный кризис социально-гуманитарного знания не равнозначен исчерпанию его возможностей. Нам, однако, кажется сомнительной способность традиционных институтов, особенно университетов, выступить сегодня источниками обновления. Но если естественные науки могут переместиться и уже перемещаются в корпоративные лаборатории, то куда — из университета — может двигаться гуманитаристика? Организуя наш кофейный семинар, мы хотели бы установить возможности и пределы отказа в социально-гуманитарных науках: чему, как и когда могут они сегодня отказать в праве на самостоятельное бытие и на уровне понятий, и на уровне форм человеческих отношений? Коротко говоря: в чем нуждается, а в чем не нуждается современное социально-гуманитарное знание? Этот вопрос мы хотели бы строго отделить от этического вопроса о том, чего не должно быть в составе знания. Не спор о ценностях интересует нас, а неспешное обсуждение возможностей бедного знания — т.е. знания, которое не богато на субстанции, выступающие необходимыми причинами самих себя, знания после «бритвы Оккама».

Семинар будет проходить в среднем раз в три недели, начиная с 26 сентября, по субботам с 17:00 до 19:00 в культурном центре «Пунктум» [http://punktum.ru]. Собрания будут состоять из доклада + (факультативно) содоклада + свободной дискуссии, в которой могут участвовать все желающие. Доклады и обсуждения будут позднее опубликованы

Комментарии