10 тезисов о ресурсе Системы РФ

Только теперь Россия окончательно переформатируется под новую идентичность. В момент импровизируемого конфликта все вступают в переговоры и сделки с Кремлем, но центр наслаждения Системы размещен в другом месте. Где он и кто?

Тезисы16.10.2015 // 6 263

1. Персонализация Системы.

Персонализация Системы РФ, достигнув предела, странно заставила смолкнуть аналитическую критику. Проклятья Путину, став хоровыми, влились в сводный хор поклонников.

Всемогущая причина-личность искажает вопрос о ресурсах. Критика Системы соскальзывает в тему «сколько всего еще у Путина осталось? На сколько лет у него еще — денег, нефти, лояльности, рейтинга?» Эти проекции оформляют квазинаучно, что защищает от критики. Всегда кажется, что, если рассуждение посвящено «оценке экономических ресурсов» и отнесено к «сравнению с другими странами», за этим стоит нечто надежное.

Но заметно противоположное: мы действуем так, будто знаем иную правду о Системе: нам известно, что Система неуязвима там и в тех местах, где мы находим в ней слабости.

2. Генезис.

Вопреки часто утверждаемому о ней, РФ возникла не «из СССР», а из промежуточного горбачевского образования 1985–91 годов, которое было

а) временным и нестойким,

б) реально (хотя и трудно) реформируемым,

в) затратным, а оттого малоресурсным, негибким,

г) свободным и оттого неуютным, раздражающим,

д) глобальным, ценностным и невыносимо открытым, а значит — опасным.

Система РФ вывернута и обратна почти каждому из этих свойств. Это делает ее устойчивой.

3. Спасательный модуль.

Поначалу Система РФ была только спасательным модулем ускользнувших от гибели — горбачевский Союз (в отличие от РФ) мог погибнуть действительно, и погиб. Беглецы бежали от вызова: невыносимо для нас болезненной перемены себя. Модуль Системы опережающе изменчив, ликвидно текуч и вневременен, поскольку бежит от противоположных качеств горбачевского общества. При этом в нем появилось некое добавочное свойство. Это интегральное качество не сводится к линейным рядам старых качеств — оно мета-

4. Система систем.

Система РФ является системой всех прежних русских систем власти. Она извлекла и учла ошибки их оперирования внешним миром, властью и населением. В этом смысле Система рефлексивна, хотя применяемый властью анализ обычно плоск. Он ограничен догмой обладания властью, при открыто публичном отказе ее передавать и ею делиться.

Но Система РФ не ограничена тем, чем ограничена российская власть.

5. Пространственный функционал.

Как и все прежние русские системы, Система РФ интегрирует российское пространство, опираясь на глобальные возможности, извлеченные из производных западного прогресса. Это свойство давно отмечено и названо «внутренней колонизацией». Речь, однако, скорей идет о реколонизации как искусственно поддерживаемом режиме. Поддерживая себя в состоянии «реконкисты», Система интегрирует русское пространство. Переучреждение государственности РФ как текущий процесс, континуум.

Именно это свойство (в лишь отчасти обдуманном виде) с конца 1990-х годов легло в основу политики команды Кремля. Им-то мы и наслаждаемся, когда говорим об импровизациях власти.

6. Новые риски.

Здесь и наметилось новое окно уязвимости Системы, превосходящее обычный для нее уровень чрезмерного риска. Мы распознаем, что Система стала применять запрещенные ей ходы и процедуры — как если б кубик Рубика расшатывали при прокручивании, взаимно смещая оси его фрагментов. Европа, главный источник русских схем и ресурсов обеспечения власти, пробует радикально запретить базовую операцию Системы (т.н. «антироссийские санкции» не означают ничего другого).

В 2013–2014 годах Система со своей стороны выполнила обычный для нее двойной зигзаг — от эскалации экстремальности к успокаивающей «разрядке». Полем была Украина. Украинский экспорт Системы РФ вывел ее за рамки собственной устойчивости и теперь — через Сирию и Иран — пытается в них вернуться.

Что перед нами, суицидальный ход (как и мне поначалу казалось), продолжение которого бесповоротно ведет к разрушению центрального движка Системы? Или необходимый для выживания головоломный риск — тройное сальто, без которого Система уже не умеет продлить себя?

Система РФ вынуждена рискнуть собой, рискнув миром при этом — и все лишь чтобы оставаться собой. Но нам, населенцам Системы, и это чертовски нравится!

7. Система как свой ресурс.

Система РФ является своим собственным ресурсом. Это свойство объяснимо ее антропологией, как и ее происхождением. Антропологически Система неуязвима, пока мы ею наслаждаемся, хотя она всегда нас тревожит. Но благодаря тревоге мы добавочно наслаждаемся самой неуязвимостью Системы.

8. Предельный риск.

Перегрузкам сегодня подвергаются не только прежние группы обитателей Системы, но и вся инфраструктура их генерации в целом. Возможна ли оценка действительного, а не мнимого истощения ресурсов Системы? То есть ресурсов ее обслуживания именно как данной Системы РФ: в чем тут риск, в сырьевых ценах? Нет. Риск в том, что ни команда Кремля, ни элиты, ни оппозиция, ни мы, рядовые населенцы, далее не сможем наслаждаться Системой as is.

Только в этом сценарии вероятен «ресурсный коллапс» — либо, скорей, катастрофическая видимость его (примеры 1916 и 1991 годов говорят о моменте условной, фиктивной нехватки ресурсов, — которые, как оказалось после, но поздно, — были). Тут и наступит условный Финал Системы, или «момент сингулярности». Вслед которому, впрочем, мы можем встретиться с реинкарнацией Системы РФ.

9. Финальность.

Возможно, здесь испытывается, окончательно и радикально, антропологический крепеж модели. Но в момент Финала Система РФ (в отличие от России февраля 1917-го и СССР Хрущева 1956 г.) не сможет обратиться к идеальному основанию убедительным для себя и для мира способом. Ибо Россия в модусе Системы РФ уцелела и даже восторжествовала — став бесценностной.

Сможет ли Система РФ ради своего спасения предпринять (либо изобразить) свою «реконституционализацию»? Да, если отыщет внутри себя способного к этому носителя.

10. Кто наслаждается?

Только теперь Россия окончательно переформатируется под новую идентичность. В момент импровизируемого конфликта все вступают в переговоры и сделки с Кремлем, но центр наслаждения Системы размещен в другом месте. Где он и кто?

Это населенец, который в каждой точке пространства России обусловливает силу лояльности Системе — уровнем достигнутой ею эскалации.

Секрет движка в том, что населенец глобально, а не внутриполитически масштабирован (притом не обладая глобальным видением реальности). Хороший пример здесь — г-н Якунин, проделавший умопомрачительную траекторию от лекций по управлению миром из тайной комнаты с глубокими креслами и пожилыми господами — до страстной, искренней исповеди в любви к дорогим вещам, женщинам и продуктовым спецпайкам вне сезона.

Человек в Кинешме или в Находке не может мечтать о дорогих вещах, зато ему, простому населенцу и стерженьку Системы, предоставлена воображаемая тайная комната, откуда он магически правит миром. Наслаждаясь лишь в моменты эскалаций, радикализующих Систему на предельном уровне риска для всех.

Читать также

  • Антропология эпохи перемен: proxy politics?

    Разговор редакторов «Гефтера» о «10 тезисах» Глеба Павловского

  • Комментарии