• Колонки

  • Андрей Десницкий
    Чем дальше, тем чаще мы говорим о проблемах современной православной жизни в России. В общем и целом они такие же, как и в российском обществе, частью которого и является церковь. И похоже, что какие-то серьезные перемены в этой области начнутся не раньше, чем мы увидим эти перемены в прочих областях общественной жизни
  • Александр Вилейкис
    Можно ли существовать вне политики? Этот вопрос задается и проговаривается в современных текстах практически постоянно, в большинстве своем с той единственной целью, дабы показать необходимую политичность любого существования, связать в кандалы понятие жизни и понятие политического
  • Михаил Немцев
    12 июня 2017 года в центре Москвы произошло своеобразное событие. На одной улице соприкоснулись плечом к плечу спонтанная акция политического протеста («митинг Навального») и исторический фестиваль «Времена и эпохи», тщательно и задолго до того подготовленный мастерами исторической реконструкции
  • Александр Марков
    Сад Пастернака — это мысль не о блаженстве, не о желании, не о временах года. Как философ Пастернак критикует желания, которые не так близки человеку, как близка его действительная суть, как первое переживание. Сад Пастернака замкнут историей и разомкнут спасением
  • Андрей Колесников
    В 2018 году, несмотря на некоторую предсказуемость развития событий, президентские выборы все-таки сыграют огромную роль по многим причинам. Во-первых, политика у нас очень персонифицирована, она зависит от Путина — в буквальном смысле основана на произнесении этой фамилии и этого имени
  • Джон Милбэнк
    Ислам, естественно, является кочевой и имперской религией, особенно хорошо приспособленной к использованию преимуществ глобализации. Как религия ислам совершенно непроницаем для дискурса о правах людей, поскольку для него социально и политически, так же как и индивидуально, нормативным остается раз и навсегда провозглашенный закон Божий, объективно определяющий свойства человеческого блага
  • Иван Курилла
    Есть несколько имен американцев, которые знакомы любому россиянину. Имя Збигнева Бжезинского было известно каждому советскому человеку с детства, с тех самых 1970-х, когда советское телевидение ежедневно рассказывало нам о враге политики “разрядки”, о “яром русофобе” и антисоветчике, виновном в том, что США снова перестали понимать Советский Союз
  • Александр Марков
    “Вторая вненаходимая” Алексея Конакова, марксистская история неофициальной советской литературы, хочет быть изучением дома литературы, а поневоле становится изучением ее ветвящегося дерева. Исследователь говорит о возникновении частных пространств в СССР вместо старых “пространств ликования” и выводит из особенностей этих пространств поэтику интересных авторов
  • Грэм Вайз
    Профессор истории Эми Гринберг совсем не хотела заниматься Дональдом Трампом. Даже после президентских выборов, которые ее крайне поразили и возмутили, профессор истории Университета штата Пенсильвания поначалу пыталась воздерживаться от комментариев
  • Андрей Ворох
    Приговор блогеру Соколовскому, вынесенный Верх-Исетским судом Екатеринбурга, для многих стал ярким примером борьбы Российского государства с инакомыслием. Обвинение касалось высказываний в видеоблоге, преимущественно в адрес христианства, и включало в себя 16 эпизодов по двум статьям