11 декабря в редакции журнала «Гефтер» состоится круглый стол «Мученики XX–XXI века: святость и гуманизм»

Начало в 19:00

Новости29.11.2015 // 538
© flickr.com/photos/pikku-mikko

Современная эпоха создала новое отношение к явлению мученичества. Вопрос уже был поставлен не о качествах мученика, как и когда он переносит страдания, как он преодолевает их, но о массовом мученичестве, участии в мученичестве всего человечества (открытие внесоциальных аспектов человека «после Аушвица и ГУЛАГа»), новом трагическом гуманизме и новом понимании природы человека, свидетельстве интеллектуалов и свидетельстве «масс» и «простых людей». Геноциды ХХ века, опыт лагерей и совместного мученичества различных конфессий, свидетельства вне привычных рамок церковного свидетельства (в литературе и искусстве), мученики-интеллектуалы в одном ряду с мучениками-простецами, лишенными слова. Эта новая перспектива трактуется в разных ключах: историческом, культурном, социально-психологическим, но ни один из этих ключей не является точным и угрожает новыми стилизациями. Поэтому мы обсуждаем тему мученичества как тему, обновляющую все богословие, помогающую по-новому увидеть Богочеловечество. Массовое исповедничество, впервые в истории, взывает к новым ответам.

Новые события в практике канонизаций мучеников еще не получили обсуждения. Это канонизация жертв геноцидов, канонизация представителей других конфессий, создание новых чинов мученичества, споры об историчности библейских (Авель, Иов) и церковных мучеников, вопрос о «безмолвствующем большинстве» в том числе среди исповедующих веру, мученичество на войне и мученичество во время теракта, религиозная и антирелигиозная мотивация мучителей. Мы предлагаем обсудить это системно, а не как отдельные проблемы частных гуманитарных наук. Важнейшей проблемой становится историческое различие и сходство гражданского мученичества и мученичества церковного.

Вопросы к обсуждению:

1. Кто субъект мученичества в ХХ веке? Можно ли сказать, что человечество осознает мучеников как «своих»? Кто солидарен с гонимыми и как меняется эта ситуация?

2. Мученики известные и мученики безвестные: что именно сообщает нам мученик, погибший безвестно?

3. Что может быть мотивацией невинного мученичества? В каком смысле жертвы ХХ века «невинны», в какой момент они становятся невинными, тождественны ли невинность и отсутствие компромиссов со злом?

4. Мученики ли жертвы, не успевающие произнести исповедание (например, жертвы терактов на религиозной почве)? Что такое исповедание веры перед мучителями, принципиально не признающими никакой веры?

5. Что означают в наши дни образы мученичества как семени Церкви или очищения людей / очистительной жертвы?

6. Соединимо ли мученичество с компромиссами (опыты церковного исповедничества и церковного компромисса в ХХ веке)?

В круглом столе участвуют Ольга Седакова, Анна Шмаина-Великанова, Светлана Панич.

Адрес редакции: Москва, Малый Гнездниковский пер., д. 9/8, стр. 3а. Напротив «Фаланстера» (и паба «Челси») арка в розовом четырехэтажном доме, пройти через нее, через двор по диагонали налево, мимо длинного желтого двухэтажного дома до входа в подвал с козырьком с надписью «Русский институт».

Карта

Комментарии