Лоуренс Деннис: «мысль как мачете»

Биографии века двадцатого: от иллюзий к ресентименту

Карта памяти10.06.2016 // 223
© GFDL, via Metapedia

Вышедшая в 1941 году книга американского социолога Джеймса Бёрнхема «Управленческая революция» принесла ее автору всемирную славу. Пятью годами ранее примерно те же идеи изложил его соотечественник Лоуренс Деннис (1893–1977), имя которого сегодня известно лишь знатокам [1]. Почему так получилось?

При жизни Деннис вызывал восхищение и негодование, особенно в 30-е и 40-е годы. В венах человека, известного как «американский фашистский интеллектуал номер один», текла негритянская кровь — по материнской линии. Он скрывал это, запутав свою биографию, но недостаточно «арийская» внешность: курчавые волосы и лицо оливкового оттенка — вызывала насмешки врагов и недоумение союзников. Пытаясь при первой встрече угадать его корни, Чарльз Линдберг подумал о «выходцах с Ближнего Востока» [2]. Вокруг происхождения Денниса построена его «разоблачительная» биография [3], не заслуживающая большого внимания даже при скудости литературы о герое.

Уроженец Атланты «Лонни» Деннис уже в раннем детстве получил известность как проповедник, запоминая на слух и точно цитируя обширные фрагменты Библии. Слава привела вундеркинда в Европу, где он провел несколько лет, а по возвращении был принят в «белую» среду и получил хорошее образование. Деннис окончил Гарвардский университет, участвовал в Первой мировой войне во Франции как офицер пехоты и в 1920 году поступил на службу в Государственный департамент. Он работал на Гаити, в Румынии, Гондурасе и Никарагуа, где в 1926 году, будучи поверенным в делах, принял участие в свержении режима Чаморро. После интервенции он разочаровался в госслужбе и перешел в банкирский дом Зелигманов как эксперт по Латинской Америке.

Великая депрессия убедила Денниса в неэффективности капитализма и демократии, чему он посвятил книгу «Обречен ли капитализм?» (Is Capitalism Doomed? N.Y., 1932). Утвердительный ответ открыл автору страницы журналов леволиберального мейнстрима Nation и New Republic, но следом он отверг коммунизм, считая его еще более опасным из-за пропаганды классовой борьбы. Спасение для Америки (другие страны его не заботили) и действенную альтернативу «окончательному социальному распаду» Деннис видел в «фашизме» — точнее, в том, что неосторожно назвал так в книге «Грядущий американский фашизм. Кризис капитализма» (The Coming American Fascism. The Crisis of Capitalism. N.Y., 1936).

Деннис неудачно выбрал ключевое слово, поскольку речь шла лишь о разновидности технократии. Признав, что «термин “фашизм” относится к числу самых непопулярных в Соединенных Штатах», и пояснив, что не будет говорить об итальянском и германском опыте, автор представил «желательный фашизм» как «рациональный социальный механизм», более эффективный, чем капитализм даже с учетом «Нового курса» (который он критиковал за половинчатость), и менее опасный, чем коммунизм.

Выход из кризиса автор видел в воспитании дисциплинированной и прагматичной элиты управленцев-патриотов, которая разработает и, взяв власть законным путем, осуществит «национальный план» с опорой на «мандат народа»: перераспределение богатства с помощью прогрессивного налога, национализация банков и монополий, поддержка мелкого бизнеса, увеличение производства и потребления, однопартийная система, контроль над СМИ и сферой образования.

Во внешней политике Деннис выступал за приоритет национальных интересов над всем остальным, включая международное право (позже он вообще отрицал его существование), за отказ от рискованных займов, за реализацию «доктрины Монро» с помощью флота и всеобщей воинской повинности и за невмешательство в дела Восточного полушария. Это во многом совпадало с идеями антиинтервенционистов, но открыто проповедуемые авторитаристские идеи и неверие в демократию и «разум народа» в американских условиях неизбежно делали Денниса одиночкой.

Покоривший Линдберга «блестящий и оригинальный ум, решительный до агрессивности», реализм на грани цинизма, холодная ирония, подчеркнутый практицизм, перед которым бессильна любая этика, презрение к морализаторству и «политкорректности» даже в выборе выражений принесли автору «Грядущего американского фашизма» сравнения с Макиавелли и Гоббсом, но популярности не прибавили.

Симпатизируя Гитлеру, Деннис летом 1936 года отправился в Германию, где «как мыслитель с мыслителем» беседовал с Альфредом Розенбергом, побывал на Олимпийских играх и «партайтаге» в Нюрнберге, а по возвращении поддерживал связи с немецкими дипломатами и журналистами в США. Его лекция «Германия и Америка — контрасты без конфликтов», прочитанная в Нью-Йорке 19 апреля 1939 года — случайно или нет, в канун пятидесятилетия Гитлера — стала первым мероприятием Американского форума дружбы, созданного нацистским пропагандистом Фридрихом Аухагеном. Несмотря на финансирование из рейха и поддержку германо-американцев, форум не имел успеха и самораспустился в мае 1940 года, но оказался идеальным объектом кампании против «нацистских агентов». Аухаген был арестован и приговорен к тюремному заключению, а по его отбытии, уже после войны, выслан на родину.

Репутация Денниса становилась все более одиозной: он сам называл себя «фашистом», так что ярлыки не требовались — и его фамилия исчезла из респектабельных изданий. В условиях, когда «несогласных с господствующими взглядами изгоняли из эфира, журналов и газет» [4], возросло значение авторских изданий, свободных от цензуры, — самиздата по-американски. «Личные издания превратились в важный источник информации, печатая то, что игнорировали и чем пренебрегали газеты», — отметил публицист Портер Саржент, выпускавший такой бюллетень [5].

В феврале 1939 года Деннис стал соредактором бюллетеня Weekly Foreign Letter (четыре страницы на ротаторе), через год — хозяином и единственным автором. Тираж исчислялся несколькими сотнями экземпляров, но среди подписчиков были будущий госсекретарь Джон Фостер Даллес, сенатор-антиинтервенционист Джеральд Най, писатель, журналист и прогерманский пропагандист Джордж Вирек, историк Гарри Барнес, публицист Генри Менкен, идейный противник и личный друг издателя Фредерик Шуман, антикоммунистка Элизабет Диллинг и экс-коммунистка Фреда Атлей. Согласно документам МИД Германии, попавшим в руки американцев после войны, посольство Третьего рейха в США выделяло в помощь изданию 1200 долларов в месяц. Деннис долгое время отрицал это, но в интервью 1968 года признал, что получал 500 долларов в месяц [6].

Издавшая две книги Денниса фирма Harper & Brothers в мае 1940 года отказалась выпускать третью «Динамика войны и революции», хотя тираж был уже отпечатан. Автор выкупил экземпляры и, заменив титульный лист и переплет, поставил на них марку Weekly Foreign Letter; первое издание встречается значительно реже второго.

Что же смутило издателя «Грядущего американского фашизма» в книге, развивавшей идеи предыдущей? Пояснив, что анализирует события вне связи с личными предпочтениями, автор заявил, что «капиталистическая революция» закончилась и перешла в фазу статики, а ей на смену идет динамичная «социалистическая» в форме коммунизма, фашизма и нацизма. Силы революции и «социалистического империализма» — Германия и ее союзники, в число которых Деннис включал СССР, — победят благодаря динамичному руководству, лучшей организации, высокому моральному духу и достижимости поставленных целей. Остановить волну невозможно, бороться с ней бессмысленно, остается оседлать ее.

Деннис был уверен, что экспансия Германии не угрожает американской экономике и что Новый Свет защищен от любого вторжения — такого мнения придерживались и многие другие. Однако, с учетом интервенционистской позиции руководства США и умелого манипулирования массами, участие в войне он считал неизбежным. Вступившуюся за британские интересы Америку ждут «бесславное отступление из революционной Европы», — поскольку «союзники» даже с помощью США не смогут одолеть «социалистический» блок, — кризис, революция и возрождение на путях национального социализма, но ценой гораздо бóльших жертв, чем в случае вовремя проведенных «фашистских» реформ.

В многочисленных отзывах прессы на «Динамику войны и революции» звучали недоумение и непонимание. Германский поверенный в делах предложил выкупить часть тиража, но, думаю, из желания лично поддержать автора, поскольку пропагандистская польза от трактата для элиты была невелика. Вождь коммунистов Уильям Фостер посвятил книге самую длинную отрицательную рецензию, когда-либо появлявшуюся в американском журнале.

Успехи вермахта, казалось, подтверждали вывод автора, что Гитлер — «гений», а демократии обречены. В июле 1940 года директору ФБР Эдгару Гуверу доложили, что «Деннис определенно и явно является германским агентом»; позже внимание «органов» привлекли его контакты с японскими дипломатами и финансистами. Однако ни «наружка», ни «прослушка», ни проверка банковских счетов даже в конце 1942 года не дали оснований для привлечения его к уголовной ответственности [7]. Летом 1942 года Деннис перестал выпускать Weekly Foreign Letter — как он сам уверял, без давления со стороны властей.

В 1943 году агент-провокатор «Джон Рой Карлсон», он же Аведис Деруньян, в нашумевшей книге «Под прикрытием. Четыре года в нацистском подполье Америки» (за полгода продано 800 тыс. экземпляров!) назвал Денниса «одним из самых опасных людей», заодно поглумившись над «неарийской» внешностью. Деннис — и не он один — откровенничал с «итало-американцем» «Джорджем Паньянелли», издателем псевдопатриотической газетки «Защитник христианства», не догадываясь, что перед ним провокатор и лазутчик. В феврале 1943 года он написал для «Паньянелли» рекомендательное письмо к «дорогому Джеральду» — достаточное, чтобы сенатор Най сразу принял подателя.

Полгода спустя «компромат» появился в печати. «Неужели, — вопрошал “Карлсон”, — дружба с сенаторами, бизнесменами и издателями газет делает его <Денниса> неприкосновенным? Почему главный палач свободы <sic!> находится в более привилегированном положении, чем другие проповедники американского фашизма?» [8]

Сказанное услышали. 3 января 1944 года генеральная прокуратура включила Денниса в число лиц, обвиняемых в подрыве морального духа военнослужащих, а фактически — в антиинтервенционистской и антирузвельтовской пропаганде. Обвинение готовилось с осени 1941 года и уже дважды предъявлялось, но в первых списках Денниса не было.

«Большой процесс над подрывающими моральный дух» (не знаю, как короче и понятнее перевести Great Sedition Trial) открылся 17 апреля 1944 года, но лишь через месяц прокурор Джон Рогге произнес вступительное слово. Деннис и адвокат Максимилиан Сент-Джордж в книге «Суд над судом», остающейся главным источником по истории процесса [9], перепечатали речь прокурора с подробными комментариями. Политический характер происходящего был очевиден. Рогге взял за образец речи Вышинского, но не смог показать, как взгляды подсудимых влияли на моральный дух американских военнослужащих — а обвиняли их именно в этом. Деннис назвал прокурора «Вышинским» — ранее Рогге назвал его «Розенбергом», — добавив, что «приносит извинения Вышинскому за сравнение его отличного спектакля на московских процессах с убогой имитацией Рогге» [10].

Воспользовавшись правом самозащиты, Деннис «разнес на куски фундамент обвинения» и «больше всех способствовал тому, что противная сторона выглядела нелепо», как вспоминал его «подельник» Вирек [11]. Дело разваливалось на глазах, а после смерти судьи в ноябре 1944 года и отказа обвиняемых от продолжения процесса при другом судье, на что они имели право, и вовсе «зависло». Министерство юстиции объявило mistrial, т.е. признало прежнее разбирательство неправильным, но не сняло обвинения: Деннис оставался на свободе, но под следствием. Формально «Большой процесс» закончился только 30 июня 1947 года, успев забыться и стать историей.

Оставшиеся тридцать лет Деннис прожил, не имея доступа к аудитории, кроме подписчиков своего самиздатского бюллетеня «Призыв к разуму» — старых антиинтервенционистов вроде бывшего президента Герберта Гувера, бывших сенаторов Бёртона Уилера и Раша Холта, бывшего посла Джозефа Кеннеди. Издателю материально помогали влиятельные и богатые друзья, которых он консультировал по вопросам финансов и инвестиций. Среди них был мастер пиара экс-конгрессмен Брюс Бартон, пришедший в восторг от «Динамики войны и революции», которую получил от автора в феврале 1941 года и «проработал» с карандашом в руках (экземпляр в моем собрании).

Последняя книга Денниса «Операционное мышления для выживания» (Operational Thinking for Survival; 1969), выпущенная небольшим дружественным издательством, была проигнорирована прессой, за исключением друга-оппонента Шумана. «Фашистское» прошлое не оставляло автору шансов «легализоваться» в качестве действующего политического мыслителя, но в конце 60-х им заинтересовались историки антиинтервенционизма вроде Джастаса Дёнике. В 90-е годы «Грядущий американский фашизм» и «Динамика войны и революции» были перепечатаны и, по крайней мере, стали доступными.

По словам одного из современников, мысль Денниса «подобно мачете, рубила предрассудки и ложные представления». «Может быть, Деннис не знает правильные ответы на все вопросы, — заметил другой, — но он знает все правильные вопросы».


Примечания

1. Анализ его идей: Justus D. Doenecke: 1) Lawrence Dennis: The Continuity of Isolationism // Libertarian Analysis. Vol. I. No. 1 (Winter 1970); 2) The Isolationist as Collectivist: Lawrence Dennis and the Coming of World War II // Journal of Libertarian Studies. Vol. III. No. 2 (Summer 1979); Radosh R. Prophets on the Right: Profiles of Conservative Critics of American Globalism. Christchurch, 2001 (1975). Ch. 9; Stimely K. Lawrence Dennis and a Frontier Thesis for American Capitalism // The Occidental Quarterly. Vol. 1. No. 1 (Fall 2001).
2. The Wartime Journals of Charles A. Lindbergh. N.Y., 1970. Р. 391.
3. Horne G. The Color of Fascism: Lawrence Dennis, Racial Passing and the Rise of Right-Wing Extremism in the United States. N.Y., 2009.
4. Flynn J.T. The Roosevelt Myth. N.Y., 1965. Р. 331.
5. Бóльшая часть бюллетеней (март 1939 — апрель 1941) переиздана в виде книги с обширным предисловием автора: Sargent P. Getting US into War. Boston, 1941.
6. Doenecke J.D. “Weekly Foreign Letter”, 1938–1942 // The Conservative Press in Twentieth-Century America / Ed. R. Lora, W.H. Longton. Westport, 1999. P. 283–294.
7. Horne G. The Color of Fascism. Ch. 7.
8. John Roy Carlson <Avedis Derounian>. Under Cover: My Four Years in the Nazi Underworld of America. N.Y., 1943. Р. 499.
9. Maximilian J. St. George & Lawrence Dennis. The Trial on Trial. Washington D.C., 1946. См. также: Baxter D. The Great Sedition Trial of 1944: A Personal Memoir // Journal of Historical Review. Vol. 6. No. 1 (Spring 1986); Piper M.C. & Hoop K. A Mockery of Justice. The Great Sedition Trial of 1944 // Barnes Review. Vol. 5. No. 6 (November-December 1999); Молодяков В. Джордж Сильвестр Вирек: больше чем одна жизнь. М., 2015. С. 558–568. Стенограмма процесса объемом 18 тыс. страниц отсутствует в Национальных архивах США: Horne G. The Color of Fascism. Р. 198.
10. Цит. по: Horne G. The Color of Fascism. Р. 136.
11. Viereck G.S. Men into Beasts. N.Y., 1955. P. 176–177.
Темы:

Комментарии