Грани сознания: Дэниел Деннет

Обед с «богоборцем»: о меню современной мысли

Профессора31.03.2017 // 2 320
© Фото: Jorge Quiñoa / Jot Down Cultural Magazine

В Лондоне, за барашком и бокалом красного вина, знаменитый философ обсуждает сознание и ошибочность взглядов Декарта.

Дэниела Деннета сложно принять за кого-то, кроме как философа. С густой белой бородой, внушительным телосложением и энергичными жестами — он сразу бросается в глаза в гламурном ресторане на верхнем этаже Национальной портретной галереи. За окнами, над крышами города туманный солнечный день. «Юнион Флэг» бессильно свисает на флагштоке над парламентом.

В порядке мысленного эксперимента (так любимого философами) я пытаюсь представить Деннета в тунике и сандалиях, выступающего на афинской агоре два с половиной тысячелетия назад. Эксперимент удачный. Сегодня же, наш прославленный философ одет в голубую рубашку button-down, серый пиджак с узором елочкой и держит в руке роскошную трость.

С энтузиазмом прирожденного рассказчика Деннет в подробностях повествует, как нашел эту трость во время странствий по лесам Внешнего Лонг-Айленда в штате Мэн в 2006-м и пользуется ей с тех самых пор. Он вырезал на ней названия мест, в которых побывал, включая Коста-Рику, Дельту Меконга и Kalaallit Nunaat (Гренландию). «Ноги у меня немного трясутся, — говорит 74-летний философ. — Поэтому в тундре ей просто цены не было».

Как вскоре выясняется, интеллектуально всеядный профессор из Университета Тафтса в курсе всех изменений и вызовов времени. Разговор быстро переходит с последних достижений в нейронауках и исследованиях искусственного интеллекта на влияние социальных медиа и наступившую эру Трампа.

Один из самых известных мировых философов, Деннет пять десятилетий посвятил размышлениям и трудам о природе человека, прежде всего, о сознании. Сегодня его теории звучат все сильнее на фоне тревоги перед стремительным развитием робототехники и созданием мыслящих машин. Эксперты по искусственному интеллекту обычно проводят строгое различие между машинным интеллектом и человеческим сознанием. Деннет не так уж уверен в этом. Многие опасаются, что роботы становятся слишком человечными, Деннет же утверждает, что люди всегда были в значительной мере роботами. Наше сознание — результат взаимодействия миллиардов нейронов, каждый из которых, по его выражению, «вроде робота».

«Я уже много лет доказываю, что да, принципиально возможно осуществить человеческое сознание в машине. В конечном счете, машина — мы сами. Мы роботы, сделанные из роботов, сделанных из роботов. Мы невероятно сложны, триллионы подвижных частей. Но все это роботизированные части. Здесь нет никакого чуда».

***

Вскоре нашим сознанием полностью завладело меню. Немного задумавшись, Деннет отважился на седло барашка и жареные ломтики картошки, а я выбрал треску и чечевицу. Он заказал большой бокал Ciello Rosso, я остановился на таком же бокале шардоне.

В среде конкурирующих философов Деннета часто изображают великим «дефляционистом», доказывающим, что сознание — это не более чем набор «хитрых приемов». Каждый полагает себя экспертом в вопросах сознания, потому что думает, что он вполне сам все сознает. Но Деннет тут как тут и говорит, что они не правы. Он портит вечеринку, показывая всем, как эти «приемы» работают. И даже не пытайтесь упоминать при нем такие вещи, как мистицизм, душа или бог.

Так почему же он решил стать философом? Деннет рассказывает, что еще первокурсником в колледже увлекся «Размышлениями» Декарта. «Я думал: “Это восхитительно, но ложно. Посмотрим, смогу ли я показать, что здесь ложно”. Прошло больше 50 лет, я все еще над этим работаю».

Деннет был уверен, что декартовский дуализм — та идея, что бесплотный разум взаимодействует с материальным телом, — это тупик. Иллюстрируя ошибку дуализма, он неожиданно указывает на дружелюбное привидение Каспера, героя мультфильмов, который мог как ходить сквозь стены, так и ловить бейсбольный мяч своей призрачной рукой. «В самой идее дружелюбного привидения Каспера встроено скрытое противоречие, по сути то же самое, что и в дуализме. Никто так и не смог решить его хоть сколь-нибудь удовлетворительно».

Последняя книга Деннета «От бактерии к Баху и обратно: эволюция сознания» (From Bacteria to Bach and Back: The Evolution of Minds), развивающая его идею о темах сознания, основана на двух «странных инверсиях аргументации» (“strange inversions of reasoning”): одной — натуралиста Чарльза Дарвина и второй — специалиста по вычислительным системам Алана Тьюринга. Прошу его объяснить, что это такое.

Термин «инверсия аргументации», говорит Деннет, принадлежит одному критику Дарвина XIX века, возмущенному парадоксальными размышлениями биолога. Критик осуждал Дарвина за то, что вместо принятия факта сотворения всех живых организмов абсолютным разумом, тот верит, что все чудеса созидательного мастерства исполнила абсолютная неразумность. «И, конечно, это правда. Это именно то, что говорит Дарвин. Соловей создан без какого-либо разумного участия. Так что это первая инверсия аргументации».

Я замечаю, что Деннет носит значок в форме рыбы со словом «Дарвин». Подобный символ был распространен у ранних христиан, так как начальные буквы слов «Иисус Христос Божий Сын Спаситель» на греческом образуют слово «рыба», ихтис. Деннет рассказывает, как один из друзей предложил ему придумать подобный акроним для «Дарвина». Выбрав латынь и поставив два “U” в качестве “W”, он получил “Delere Auctorem Rerum Ut Universum Infinitum Noscas” («Уничтожить творца мира, чтобы понять безграничную Вселенную»). Что в значительной степени подводит итог его собственным размышлениям, говорит философ.

В конце 2000-х он выступил как один из «Четырех всадников нового атеизма», наряду с Ричардом Докинзом, Сэмом Харрисом и Кристофером Хитченсом. Инверсия библейской аргументации Деннета состоит в том, что человек создал бога по своему образу и подобию. И он сочувствует всем благонамеренным верующим, переживающим кризис веры.

При работе над книгой о религии Деннет сотрудничал с Линдой Ласкола, которая в ходе исследования беседовала с десятками священнослужителей о том, во что они верят в глубине души. «Это совершенно захватывающе, — говорит Деннет. — В каждом случае это были люди, оказавшиеся в ловушке собственной добродетели. Со многими из них произошло то же, что происходит с тобой, когда перестаешь верить. Они попали в моральный переплет». Их следующая книга Caught in the Pulpit (2013) даже стала основой для пьесы. Я спрашиваю, бывают ли у него сомнения в собственных убеждениях, которые он с такими колкостями высказывает. Спрашивал ли он себя когда-либо: вдруг он ошибается во всем? Он жизнерадостно отвечает, что задает себе этот вопрос все время. «Это часть философского modus operandi» (способа действия. — Ред.), — говорит Деннет.

Мы возвращаемся ко второй инверсии аргументации, предложенной Аланом Тьюрингом, точно так же вывернувшей наизнанку здравый смысл середины XX века. Тьюринг утверждал, что компьютер способен достичь определенных компетенций, не будучи способным к пониманию: можно производить совершенные арифметические расчеты без осознания того, что такое арифметика. Мы можем об этом не задумываться; но это так же верно и для людей. Сколько ученых, работавших над отдельными частями Манхэттенского проекта, знали, что они создают атомную бомбу?

Как принято у философов, Деннет играет с этой идеей и объясняет, что фактически можно приписать некоторое понимание компетенциям обычного компьютера. «Понимает ли он? Вряд ли, но почти что. Это тоже некоторое понимание».

Один мысленный эксперимент, предложенный специалистами по искусственному интеллекту, включает замену биологических нейронов в нашем мозгу электронными. В какой момент электронное сознание вытеснит естественное и произойдет ли это вообще? Но для Деннета здесь нет дилеммы.

«Идея, что это невозможно, обязана представлению, что некоторые части мозга — говоря экономическим языком — взаимно не заменимы. Но у нас нет никаких оснований так думать». И, добавляет Деннет, то, что возможно в принципе, не обязательно возможно на практике, по крайней мере, в настоящее время.

Деннет много лет следит за новейшими исследованиями в области искусственного интеллекта. Последняя часть его книги посвящена именно этой теме. В последнее время много говорят об опасностях в связи с возникновением суперинтеллекта, когда компьютер однажды сможет превзойти интеллект человека и обрести самостоятельность. Соглашаясь с логической возможностью такого суперинтеллекта, Деннет, однако, заявляет, что это «пагубная фантазия», отвлекающая нас от значительно более актуальных технологических проблем. В частности, он беспокоится о «глубоко укоренившейся и ярко выраженной» тенденции приписывать интеллектуальным системам гораздо большую способность понимания, чем они обладают в действительности. Давая цифровым помощникам имена и наделяя их оригинальными образами, мы запутываемся еще больше.

«При нашей жизни мы увидим только умные инструменты, но не товарищей. Не думайте о них как о товарищах, не пытайтесь делать их товарищами и, более того, не обманывайтесь, что вы якобы товарищи», — говорит философ.

Деннет добавляет, что если бы законы устанавливал он, то добивался бы, чтобы пользователи таких интеллектуальных систем проходили через необходимое лицензирование и подписывали обязательства брать ответственность за свои действия. А страховые компании требовали бы обнародования производителями всех недостатков данных продуктов, так же как фармацевтические компании расписывают все возможные побочные эффекты своих препаратов. «Мы должны проследить, чтобы все, что мы создаем, было системологическим набором инструментов, а не самостоятельным агентом. Это не что-то разумное. Ты можешь отключить это в любой момент. И мы должны оставить все именно так», — говорит Деннет.

***

Несмотря на обстоятельные ответы, которые укладываются, как параграфы в учебнике, Деннет разделывается со своим барашком гораздо быстрее, чем я с треской.

Вскоре подают шоколадный горшочек, за который он так же энергично принимается, пока я ковыряюсь ложкой в пышном рисовом пудинге и припущенной айве. Деннет, частый гость в Лондоне, заявляет, что всегда любил этот ресторан: здесь светло, комфортно и отличный вид.

Мы решительно переходим еще к одной волнующей его теме — влиянию цифровых технологий на общество. В эссе 2015 года, в соавторстве с Деб Рой, профессором Массачусетского технологического института, Деннет сравнивает наше время с Кембрийским взрывом, периодом резкого увеличения биоразнообразия полмиллиарда лет назад. По одной из гипотез, мир внезапно наполнился светом, заставляя животный мир стремительно развиваться или — для большинства организмов — вымирать.

Используя Кембрийский взрыв в качестве запоминающейся аналогии, Деннет предполагает, что ослепляющий свет транспарентности цифровых технологий оказывает похожее воздействие на сегодняшнюю жизнь. «Каждый человеческий институт, будь то брак, армия, правительство, суды, корпорации, банки или религии, каждая система цивилизации сегодня под угрозой из-за этой новой транспарентности».

Сегодня эти «мембраны» перестают быть надежной защитой для институтов, и мы оказываемся в мире, где едва ли возможно хранить секреты. Хотя некоторые идеологические концепции могут трактовать такие изменения как благо, Деннет утверждает, что такая транспарентность приведет к страшным последствиям. «Люди еще не вполне осмыслили тот факт, что не только неприкосновенность личной жизни имеет значение, но и неприкосновенность институтов», — говорит философ.

Деннет приводит такой довольно безобидный пример: принципиально важно, что каждый может получить данные о занятости населения от министерства труда одновременно со всеми, а не через различные каналы слива информации. «Но гораздо сложнее защитить свою репутацию, чем ее испортить. Оказывается, что правонарушение, как правило, дешевле защиты, — говорит Деннет. — Каждый, кто заботится о сохранности институтов, должен бросить все, бить тревогу и думать, как сберечь эту “мембрану” любым нравственно допустимым способом».

Еще хуже, по мнению Деннета, то, что в США выбрали президента, который ускоряет разрушение доверия к институтам, начиная с самого института президентства. «Он подрывает доверие к самому себе, судам, Конгрессу, медиа. Это бенефис культурного вандала», — говорит Деннет.

Деннет настолько обеспокоен политической ситуацией, что много времени уделяет изучению способов защиты истины в обществе и восстановления доверия. «Гонка вооружений, происходящая между преднамеренным обманом и нашей способностью защитить себя от него, — чрезвычайно непредсказуемая, и мы рискуем ее проиграть».

Я предположил, что философы вторгаются на спорную территорию всякий раз, как начинают говорить об истине — понятии, о котором яростно спорят тысячелетиями. Деннет признает, что политика включает в себя нормативные суждения, но политические решения должны быть основаны на объективных фактах. Он резко отделяет себя от философов, забывающих, что сами они прибегают к объективной истине тысячу раз в день. «Даже постмодернисты впадают в ярость, если их медицинская страховка содержит неверную информацию». Они не скажут: «А, бывает, это всего лишь случайность, ха-ха». Они говорят: «Черт возьми! Это ложь. Исправьте!»

Но как же возможно защитить истину в этом пугающе открытом мире? Деннет отвечает, что, знай он ответ, не сидел бы сейчас со мной в ресторане. В то же время, он с несколькими коллегами-единомышленниками работает над этой проблемой. Он упоминает еще один мыслительный эксперимент, предложенный ему одним миллиардером. Что Деннет бы делал, если ему дать миллиард долларов?

Portrait Restaurant
Национальная портретная галерея
St. Martin’s Place, Лондон, WC2H 0HE

Счет

Газированная вода, £3.50

Сет-меню на двоих, £55

Седло барашка

Шоколадный горшочек

Треска

Рисовый пудинг

Жареный картофель, £3.75

Большой бокал шардоне, £9.50

Большой бокал Ciello Rosso, £9.50

Двойной макиато, £3.10

Чай, £3.10

Пожертвование в фонд галереи, £1

Всего (включая обслуживание), £99.38

Деннет утверждает, что попытался бы создать международный саморегулирующийся, основанный на сотрудничестве «источник истины». Это было бы своего рода сочетание информационного агентства «Рейтер», онлайн-энциклопедии «Википедия» и веб-сайта Snopes.com, разоблачающего городские мифы. «Это было бы место, где можно проверить свои подозрения, когда что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой. Вот что я сделал бы с миллиардом долларов. Я бы безвозвратно вложил его в такой проект».

Деннет не убедил того миллиардера поделиться своими деньгами. Но если здесь есть другие миллиардеры, он ждет звонка. Философ подчеркивает крайнюю необходимость восстановления «островков доверия» в сообществе, прежде чем расширяться на их основе.

За двойным макиато (у него) и чаем (у меня) мы обсуждаем роль философов в обществе. Деннет убежден, что философы должны не замыкаться в своих башнях из слоновой кости, а выходить в реальный мир.

Он проводит четкое различие между теми, кто занимается философией, и теми, кто занимается философскими догадками. «В некоторых местах ты учишься определять и классифицировать различные “измы”. Забудьте об этом! Представьте, что вы обнаружили ошеломляющие, неопровержимые доказательства попытки государственного переворота и пошли с этим в ФБР. Там посмотрели на них и сказали: “Это очень интересный пример конспирологии начала XXI века”. Но ведь это, черт возьми, правда!»

«Что действительно важно, так это понять: верю ли я в это, правда ли это, имеет ли это смысл? Если вы упускаете такие вопросы из виду, то тем самым отвергаете самую суть философии».

Беседовал Джон Торнхилл, редактор раздела «Инновации» The Financial Times

Источник: The Financial Times

Комментарии