(Вне)плановое будущее Европы

Формулы спасения: Европа без «архитекторов»?

Политика14.04.2017 // 363

Чуть более ста лет назад революционеры реал-политик по обе стороны Атлантического океана пытались спасти Европу от самой себя и весь остальной мир — от Европы (Fedyashin 2017); сегодня ядро Европы пытается спасти весь остальной мир и саму Европу. Политика, заключенная в рамки истории, — вещь забавная, повторяющаяся в таком множестве граней и напоминающая калейдоскоп, в котором смешивание одних и те же исходных картинок все время дает какой-то новый, неожиданный результат.


Испытание Европой

Первый председатель Европейской комиссии (1958–1967), немецкий политик и государственный деятель Вальтер Хальштайн любил повторять: «От кризиса к кризису Европа двигается вперед — vorwärts». Сегодня весьма сомнительно, что кризисы по-прежнему способствуют продвижению Европы вперед. Ведь кризисы перестали быть «исключительными, чрезвычайными явлениями, особенно в международной политике, …[они] стали делом весьма обычным» (Steinmeier 2016a). Причина разрастания кризисов в Европе состоит в том, что все сложности и по-настоящему малопреодолимые трудности на Европейском континенте начинаются именно тогда, когда национальные представители глав государств ЕС задают вопрос «что будет?», вместо того чтобы спрашивать, «что я могу сделать?».

Еще в 1985 году основатель Европейской коллегии в Брюгге Хендрик Бругманс в своей книге «Европа: прыжок в неизвестность» кратко описал сценарий возможного будущего Европы и, можно сказать, почти не ошибся. Он убеждал своих читателей: отрицание Европой своего единства приведет к угрозам существования самого мира и цивилизации, потому что «европейцы могут участвовать в мировой политике только все вместе», или «[их] там не будет вообще». Умудренный опытом Брукманс предрекал Европе напряжение на восточном направлении, требуя как можно скорее очертить четкие линии и сформулировать «устраивающую [всех членов европейского сообщества] политику “Запад – Восток”». Бругманс призывал к «многоликости [европейского] общества, разнообразию инициатив и усилению торговли» как противопоставлению «неприкосновенности национального суверенитета [государств — участников ЕС], [являющегося] архиреакционным мифом… и [соединяющего в себе] аморальность и фикцию» (Brugmans 1985).

Мнение Бругманса разделяли не все, да и «поминки» по идее национального государства на Европейском континенте все время откладывались. Сегодня Европа снова переживает всплеск национальной идеи, хотя стремления сделать великой Францию, сделать великой Великобританию или Голландию… были бы хороши пару столетий назад. Мир изменился, и главная составляющая его величия — не в том, чтобы в одиночку be great again, а в способности найти и выбрать правильных партнеров-сторонников, быть гибкими, готовыми к кооперации, даже с противниками и контрпартнерами.


Европа: прыжок в неизвестность

В 2003 году немецкий Центр политических исследований представил пять сценариев будущего Европы — «Титаник», «Ядро Европы», «Методология Моне», «Центр гравитации» и «Европа как супердержава». Критериями для выстраивания сценариев были факторы, суммирующие внешнюю и внутреннюю динамику государств — участников ЕС; уровень институциональной организации и единства ЕС; географическую «экспансию» и развитие государственности самого Союза.

По прошествии десятилетия можно с уверенностью сказать, что в чистом виде не воплотился ни один из сценариев, предложенных авторами Центра политических исследований (CAP 2003). Европейский союз не стал институцией, где «наднациональные структуры настолько слабы, чтобы противостоять разрушению ЕС» (сценарий «Титаник»); в которой идет «медленный постоянный процесс сближения и тесной интеграции» (сценарий «Методология Моне»); где увеличивается интерес к трансформации ЕС в политический союз (сценарий «Центр гравитации»); при которой «все европейские государства хотят стать членами ЕС» и «устанавливается властный паритет ЕС и США [в мире]» (сценарий «Европа как супердержава»).

Современное развитие Европейского союза и уровень интеграции его членов включают элементы всех сценариев: применение политики силы, доминирования (сценарий «Титаник»); появление и усиление государств, создающих ядро Европы (сценарий «Ядро Европы»); реформы Европейского союза следуют «старой, проверенной годами логике», дальнейший рост числа членов ЕС после вступления Болгарии, Хорватии и Румынии в 2007 году весьма сомнителен (сценарий «Методология Моне»); выстраивание системы управления sui generis (сценарий «Европа как супердержава»).

О чем это говорит? Анализ этих пяти сценариев в динамике десятилетия показывает, что у Европейского союза есть все шансы пойти ко дну (сценарий «Титаник»), выжить как ядро-основание с меньшим числом участников общеевропейского проекта или выстоять как объединение 27 государств-членов (сценарии «Ядро Европы», «Методология Моне»), а также есть возможность зафиксировать Европейский союз в роли «обязательного игрока и важного актора глобальной безопасности во всем мире» (сценарий «Европа как супердержава»).

В июле 2015 года другая команда исследователей представила новые сценарии общеевропейского будущего — от ренессанса Европейского союза до националистического склероза Союза и развала ЕС — с учетом социально-демографической и политико-экономической динамики внутри ЕС. Интересно, что по ожиданиям авторов рабочей группы, независимо от развертываемого сценария, жители Европы станут свидетелями классовой стратификации Европы и роста национальных интересов в противовес приоритетам общей Европы (Schemmel et all 2015). Выход из ловушки политико-экономической диверсификации и стратификации государств — членов ЕС предложил новый президент ФРГ Штайнмайер: спасение идеи общей Европы может состоять лишь в том, чтобы быть «гибким и… позволить группам отдельных государств — членов ЕС экспериментировать [следуя национальной стратегии] в отдельных областях общеевропейской политики, сохраняя возможность присоединиться позже к генеральной линии [ЕС]» (Steinmeier 2016b).

25 марта 2017 года президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер представил видение будущего 27 государств Европы до 2025 года. Пять сценариев — «Сохранение прежнего курса движения», «Ничего, кроме общего рынка», «Те, кто хотят большего, делают больше», «Делать меньше с большей эффективностью» и «Делать больше и вместе» — были выстроены с учетом шести важных для общеевропейской интеграции критериев, как то: специфика выстраивания общего рынка, регулирование экономической и финансовой составляющей интеграции, вопросы Шенгенской зоны, миграции и безопасности, вопросы внешней политики, формирование бюджета ЕС и способность к сотрудничеству, взаимодействию (European Сommission 2017).

Представляется, что у создателей этих сценариев есть четкое понимание, что каждый из предложенных путей развития ЕС будет иметь серьезные сложности в реализации в краткосрочной и долгосрочной перспективе. В сценарии «Сохранение прежнего курса движения» авторы предполагают, что способность к взаимодействию не будет соответствовать ожиданиям государств — членов ЕС, а в сценарии «Ничего, кроме общего рынка» — то, что процесс принятия решений хотя и будет более прогнозируемым, не увеличит готовность государств — членов ЕС к коллективным действиям. Самым реалистичным видится сценарий «Те, кто хотят большего, делают больше», в котором страны — основательницы Европейского союза, т.н. «ядро Европы», формируют дополнительные бюджеты по темам, актуальным для них и общей Европы. По вопросам миграции и регулирования зоны Шенгенского соглашения страны ЕС будут следовать немецкой логике — взаимодействие и кооперация с теми, кто готов взаимодействовать, сохраняя возможность для других государств — членов ЕС присоединиться к генеральной линии ядра ЕС. По всем другим вопросам процесс принятия решений будет усложнен, хотя отдельные группы государств, объединяясь, достигнут больших результатов в разрешении кризисов и преодолении трудностей (сценарий «Те, кто хотят большего, делают больше»).

Два других сценария — «Делать меньше с большей эффективностью» и «Делать больше и вместе» — весьма проблематичны в реализации из-за ожиданий в области усиления сотрудничества и ускорения процесса принятия решений и их согласования внутри ЕС (сценарий «Делать больше и вместе»); снижения социальной направленности, уменьшения расходов на социальное благоденствие (сценарий «Делать меньше с большей эффективностью»); формирования политики «единого голоса» от лица всех членов ЕС на внешней арене (оба сценария). Формирование внешней политики «единого голоса» от лица всех членов Европейского союза — это ахиллесова пята современной Европы (Schmidt 2010; Steinmeier 2016b). Среди 27 государств ЕС нет согласия по политике восточного партнерства, есть серьезные разногласия по ближневосточному вопросу и путям урегулирования миграционного кризиса.

Современная Европа напоминает портрет Дориана Грея, который портится и обретает черты всех жизненных пороков его обладателя при сохранении черт внешней привлекательности. Спасти «лицо» Европы может только сама Европа, а для этого нужно работать в направлении структурирования и выработки внешней и внутренней общеевропейской политики. И именно здесь и кроется большая проблема. Европейский союз имеет огромный экономический потенциал, единая валюта Европы — novum casus мировой истории (Schmidt 2010: 261), однако в лодке общей Европы до сих пор нет согласия по вопросам внешней политики. Поэтому составление сценариев будущего Европы — дело хорошее и благодарное. Сбудется или нет расклад задуманных событий — вопрос второстепенный, гораздо важнее возможность систематизировать настоящее для схематического обозначения будущего.


1946–2016: Европа — наш единственный ответ и решение

Европа 2016 года, как и Европа 1946 года, может быть охарактеризована похожими словами: отсутствие единства на Европейском континенте и кризис стратегий для разрешения трудностей в национальных государствах. На этом аналогии не заканчиваются. 1946 год вошел в европейскую историю речью Уинстона Черчилля, призывающего создать объединенные штаты Европы, а 2016 год будет отмечен изданием книги-манифеста президента Германии, бывшего министра иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайера о будущем ЕС и роли Германии в его осуществлении (Steinmeier 2016b). Само название книги — Europa ist die Lösung («Решение — Европа») — открывает возможность для перспективной дискуссии.

Ф.-В. Штайнмайер видит современную Европу как объединение, в котором происходит «отдаление [государств] вместо [их] сближения и роста; постоянные кризисы вместо растущего чувства стабильности и защищенности» (Steinmeir 2016b: 13). Автор убежден в ответственности Германии за будущее общей Европы, которую [Германия] должна взять на себя «не из-за своей силы и мощи, а по причине [ожиданий], все чаще и чаще возлагаемых на нее» (Steinmeier 2016a). Страна — «слабак» Европы (kranke Mann Europas) — так Германию называли в поздние 90-е (The Economist 1999; IFO 2003) — превратилась в вынужденного гегемона континента (reluctant hegemon) (The Economist 2013), его «якорь стабильности» и «мотор» общеевропейской интеграции (Bundesregierung 2011). Поэтому формула немецкой (читай: европейской) внешней политики на ближайшие годы будет следующей: «Мы [европейцы] хотим быть народом, окруженным хорошими соседями» (Brandt 1969), и «политика, основанная на страхе» (Paul-Henri Spaak 1948) в отношении других народов и государств не будет в приоритете ни у Германии, ни у Европы.

Европейский союз как общий дом народов Европы, в котором «история и география составили единство судьбы отдельных стран и людей», имеет прочный фундамент. Сегодня европейскому дому требуются лишь грамотные архитекторы, способные разумно использовать «свободу передвижения товаров, работ, людей и услуг» и правильно «расчертить» внутреннее пространство общеевропейского дома с учетом пожеланий 27 государств — его жильцов.


Литература

Fedyshin A. (2017) How Lenin and Wilson changed the world // The National Interest. URL: http://nationalinterest.org/feature/how-lenin-wilson-changed-the-world-19900
Steinmeier F.-W. (2016a) Flugschreiber: Notizen aus der Außenpolitik in Krisenzeiten. Propyläen.
Steinmeier F.-W. (2016b) Europa ist die Lösung: Churchills Vermächtnis. Ecowin.
The Economist. (1999) Germany stalls, euro falls. June 5–11th.
The Economist. (2013) The reluctant hegemon. A special report on Germany. June, 15-21st.
IFO. (2003) Der kranke Mann Europas: Diagnose und Therapie eines Kathedersozialisten. Vortrag von Prof. Dr. h.c. H.-W. Sinn. Vortragsreihe ‘Deutsche Rede’
Brugmans H. (1985) Europa, der Sprung ins Ungewisse. Europa Union Verlag. Bonn.
CAP. (2003) Fünf Szenarien. Europas Zukunft von F. Algieri, J.A. Emmanouilidis, R. Maruhn. München.
Schmidt H. & Stern F. (2010) Unser Jahrhundert: Ein Gespräch. Beck Verlag.
Bundesregierung. (2011) Deutschland Stabilitätsanker für Europa // https://www.bundesregierung.de/ContentArchiv/DE/Archiv17/Artikel/2011/07/2011-07-21-deutschland-stabilitaetsanker.html
Schemmel J.P, Gröning-von Thüna S., Iffland M., Forschbach G., Kalbhenn A., Kramer J.-P., Rieck C., Tolciu A., Wenzel C. (2015) Fünf Szenarien für ein Europa in 2030 // https://www.stiftung-nv.de/sites/default/files/eu_szenarien_snv.pdf
European Commission. (2017) White Paper on the Future of Europe: Avenues for unity for the EU at 27 // European Commission. URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-385_de.htm
Spaak P.-H. (1948) Address given by Paul-Henri Spaak, Belgian Prime Minister and Foreign Minister, addresses the United Nations General Assembly and denounces Soviet policy. Washington, 28 September 1948.
Brandt W. (1969): Willy Brandt in seiner ersten Regierungserklärung, 28. Oktober 1969.

Комментарии

Самое читаемое за месяц