Революционные властелины времени

Американская академия — о столетии русской революции

Видео 22.11.2017 // 285

Доцент Нью-Йоркского университета Энн О’Доннелл в «гефтеровском» проекте «Коллеги».

Революционное время было пережито как неблагополучное и самими организаторами революции. Эсхатологическое видение времени, переходящего в новое качество, пестовали все левые организаторы всеевропейской и всемирной революции 1917–1918 годов. Провал этой революции заставил отказаться от идеи нового качества времени, большевики все больше стали говорить о покорении времени, власти над временем, обобществлении времени. Требовалось экспроприировать капитал, называвшийся «время — деньги», и сделать его основой восстановления разрушенной экономики. Если в Германии или странах бывшей Австро-Венгрии принимались чрезвычайные экономические решения, то большевики в России вводили чрезвычайное управление временем. Непрерывный график труда, посменная работа во всех учреждениях, различные попытки реформы календаря, «телеграфный», «депешный» стиль управления, научная организация труда и поминутный бюрократический контроль над рабочим временем, отчеты о проведении трудового и свободного времени, газета и кинематограф как генераторы политического времени, война против церковного сакрального времени, реформа орфографии как вариант «ускорения», реформа образования, делопроизводства и законодательства как разные способы овладения временем и создания тотального времени всеобщей вовлеченности и всеобщей ответственности, политика исторической памяти как мобилизация прошлого от Спартака до спартаковцев, подготовка Красной армии как синхронное обучение всего населения — все это грани единой большевистской власти над временем. Проблема в том, насколько дальнейший консервативный дрейф от большевизма к сталинизму был предопределен этим овладением времени, которое само вполне могло законсервироваться.

Лекция в Джордан-центре Нью-Йоркского университета 15 ноября 2017 года.

Комментарии