Проекты будущего ЕС: полярные понимания «разнообразия» в Европе

Экзамен для Европы: по каким пособиям готовиться?

Дебаты 22.01.2018 // 221

Виктор Орбан. Речь на конгрессе Европейской народной партии

Мигранты и «левые» для Орбана — равно ненавистные враги. Мигранты оккупируют ключевые территории ЕС, прежде всего Балканы, расшатывая тот мир, на установление которого понадобились годы усилий всей Европы. Не нужно жалеть сил для поддержания мира любыми полицейскими средствами. Основная задача европейцев — не допускать пересечения границ… Исходя из этого, премьер Венгрии обрушивается на условных «левых», при этом фактически говоря о неолибералах / европейских либеральных социалистах и противопоставляя им «охранителей» как правую силу. «Левым» нужно равенство, но равенство возможностей в Европе порождает «кризис конкуренции», а без конкуренции нельзя осознать ее истинное предназначение. Христианская Европа погибнет, если устранит конкурентность: только умение чтить свое предназначение и стремиться к большему движет людьми. «Левые» думают, что они смогут безболезненно дать людям все необходимое, а политики, допускающие наплыв массы мигрантов, полагают, что мигранты не разрушат онтологическую основу европейской политики. Для Орбана такая поспешность — табу. Основания Европы созидаются неспешно, когда европейцы исполняют свой долг. Этот долг — безопасность для себя и благо для окружающих, но никогда не наоборот.

 

Сэр Роджер Скрутон. Будущее европейской цивилизации: уроки для Америки

Опыт европейских революций всегда был опытом как новых и разрушительных войн, так и выживания после них. Это звучит необычно для Америки, где привыкли понимать собственную революцию как учреждение несомненного порядка. Европейские революции всегда подрывали порядок, что приводило к радикализации тех сил, которые впервые вступали на историческую арену. Нынешний радикальный исламизм — наследник этих радикализаций: революционность открытых границ и новых национальных чувств — то, что играет на руку террористу. Европейский союз потребовал от наций делегировать свои полномочия и браться за решение чужих проблем, что усилило чувство ответственности, но подорвало ощущение единства. Радикальный ислам выигрывает именно убежденностью в собственном внутреннем единстве, в безусловной сплоченности. Тогда как дехристианизация Европы — печальнейшее явление: за счет нее теряется чувство взросления в христианском мире. Европейцы соглашаются с тем, что наследие Европы их не касается, что они могут не знать основ христианства или ислама, смотреть на все с секулярных позиций — в результате стратегически мыслить и действовать они не в силах. Таким образом, им невдомек большая часть правил социального взаимодействия. США с их страстью к национальной солидарности могут избежать многих соблазнов радикализма и, учтя европейский урок, дать им ряд своих рецептов будущего.

 

Жан-Клод Юнкер. Белая тетрадь: возможные пути будущего Европы

В 2019 году пройдут выборы в Европейский парламент. Результаты выборов непредсказуемы: вопрос о безопасности и вопрос о мигрантах раскалывают общества Европы. Но и популизм дробится — переживает кризис: есть популисты-технократы, есть популисты, требующие создания новых институтов безопасности, и есть популисты, считающие достаточным использование полицейских мер в борьбе против миграции. Популизм расколот, кроме прочего, и вызовом новых технологий: внутри стана популистов появились как борцы против технологического контроля, так и технооптимисты. На будущих выборах старые силы не смогут претендовать на большинство, и скорее всего новый состав парламента будет невероятно пестрым. Тем важнее наша «белая тетрадь» — хартия, предлагаемая для Европы, в которой описана дорожная карта решения таких первоочередных вопросов, как энергетическая безопасность, контроль над бюрократией, развитие институтов социального взаимодействия, делегирование ряда полномочий местным общинам, общая стратегия развития высоких технологий. Важно перейти от вписывания новых проблем в готовую рамку взаимодействия в рамках ЕС и НАТО к пониманию того, насколько решение всех тревожных проблем может солидаризовать Европу.

 

Ги Верхофстадт. Будущее Европы после Брекзита

Британия, пойдя на Брекзит, распределила ответственность за него между другими: США, Европейский союз и Британское Содружество — все они невольно должны были взять свою долю издержек за это решение. Поэтому Брекзит — соблазнительный пример для прочих европейских стран. Но на самом деле Европейский союз может даже выиграть от Брекзита: пока тот длится, можно провести те институциональные реформы, которые постоянно откладывались. Эти реформы стоит считать «экзистенциальными»: в современном ЕС институты часто противоречат друг другу, одни решения нет-нет да блокируют другие, кое-кто нет-нет да и пытается подчинить логику экономики логике бюрократии. Но эти же институты строились на вере в свободный рынок, который призван все расставить по местам, — отсюда и рос их экзистенциальный кризис: институты не всегда могли найти себе место на рынке, не знающем стабильности. Пришло время признать: необходима пересборка институтов ЕС. Конфедеративное устройство ЕС скорее затруднит реакции на грядущие вызовы; настала пора ориентироваться на опыт США — и пересобрать ЕС как федерацию. Вместо правления премьер-министров и культа единогласных решений (что и приводило к появлению автократов на периферии ЕС и у его границ) необходима система федеративных правил. Нужна сбалансированная валютная политика с квотами финансового участия, нужны общие силовые структуры, нужно общее трудовое и миграционное законодательство с квотами занятости — только на этой основе можно бороться с вызовами миграции, занятости и безопасности.

 

Сэр Майкл Ли. Просуществует ли Европейский союз до 2025 года?

Брекзит — тревожное предвестие возможного распада Европейского союза. Дело здесь вовсе не в расхождении стратегических интересов стран — членов ЕС, а в том, что каждый из членов рассчитывает на то, что минимально пострадает от выхода, переложив долгосрочные последствия на оставшихся членов ЕС. Подобный настрой на выход из Европейского союза стал возможен из-за нескольких конструктивных ошибок при создании ЕС: принципа добрососедства как основного принципа интеграции (без учета возможного вмешательства третьей стороны); принципа энергетического сотрудничества (без учета специфики энергопроизводства и энергопотребления в географических регионах, не совпадающих с национальными границами); наконец, необходимости выстраивать отношения с большими странами на Востоке — такими как Россия, Украина и Турция, каждая из которых имеет обязательства не только перед странами ЕС и вовлечена в более сложные конфликты, чем те, с которыми может справиться ЕС. Европейскому союзу уже сейчас угрожает «шантаж выхода» сразу нескольких стран, как и разрыв обязательств в случае энергетического кризиса или разновекторное понимание интеграции в Западной и Восточной Европе, усугубляющееся призывами по-разному сотрудничать с крупнейшими игроками на международной арене. В случае серьезного экономического кризиса (краха) эти угрозы могут перерасти в действительный распад ЕС. Поэтому необходимо прежде всего уточнить обязательства стран ЕС друг перед другом, дабы при возможном выходе издержки несла собственно страна, выходящая из ЕС, а увеличение ее обязательств перед ЕС автоматически увеличивало бы ее политическую и энергетическую безопасность.

Оригинальное фото на обложке: European People’s Party [CC BY 2.0]

Комментарии