Операция Турции в Африне: очередная фаза раздела Сирии

Новый «личный проект» на Gefter.ru: востоковед Михаил Магид

Политика 25.01.2018 // 356
© Оригинальное фото: Eden, Janine and Jim [CC BY 2.0]

Операция «Оливковая ветвь» в курдском кантоне Африн стала ответом Турции на усиление курдских вооруженных формирований, связанных с РПК (Курдская рабочая партия). Эта партия контролирует значительную часть Северной Сирии и Северного Ирака. Помимо этого, курды ведут партизанскую войну в Турции, сражаясь там за автономию курдских регионов.

Кроме того, согласно некоторым прогнозам, в Турции в текущем году возможны досрочные выборы. Поэтому президент Эрдоган может быть заинтересован в «небольшой победоносной войне».

Турецкая операция основана на использовании различных отрядов сирийских группировок, оппозиционных Асаду. Среди них есть представители туркменского движения — Султан Мюрад, исламисты из Джайш ал-Нукба, некоторые протурецкие фракции ССА (Сирийская свободная армия) и другие отряды. Эти силы организованы и вооружены турецкой армией, их действия координируются турецкими штабами. Их подпирают регулярные части турецкой армии, танки и артиллерия, с воздуха их прикрывают турецкие ВВС.

Курдская милиция ОНС (Отряды народной самообороны), которой управляют командиры РПК, опирается на военную помощь США. Американцы не хотели нести серьезные потери в борьбе с ИГИЛ. С июля 2017 года США прекратили помощь арабским группировкам антиасадовской оппозиции (часть американского оружия эти группировки передавали сирийской «Аль-Каиде») и сосредоточились на поддержке ОНС как главной силы в борьбе с ИГИЛ. Отряды курдской милиции получили значительную военную помощь, кроме того, на их стороне сражались несколько тысяч солдат и офицеров элитных американских соединений. Наконец, американцы обеспечили ОНС и союзным с ними арабским племенам поддержку с воздуха. Когда курды наступали на земле, встречая серьезные узлы сопротивления ИГИЛ, они вызывали американские ВВС, которые разносили эти укрепрайоны в клочья. Действуя так, курды вместе со своими арабскими союзниками смогли установить контроль над 20–25% территории Сирии. Одновременно армия США взяла под охрану весь периметр контролируемого курдами региона, защищая его от ударов как со стороны Турции, так и со стороны Асада и проиранских сил. Попытки последних вторгнуться на территории, занятые курдами, привели к американским воздушным атакам на асадовские, иранские и проиранские подразделения.

Усиление ОНС и РПК вызвало негодование Турции. Теперь Турция с помощью своих союзников и гибридной армии наносит удар по изолированному курдскому кантону Африн — единственному, где нет присутствия армии США. Скорее всего, американцы не станут вмешиваться. Все же Турция — сильная страна, член НАТО. США не заинтересованы в конфликте с ней.

В принципе, Африн входил в сферу влияния РФ. Однако, поскольку курды отвергли предложения России и союзного ей режима Асада подчиниться официальному Дамаску, Россия решила вывести свои подразделения из Африна. В сложившихся условиях это означает сдачу кантона турецким и протурецким силам.

Что же дальше?

Турецкие гибридные силы предприняли атаку на Африн в разных направлениях, постепенно занимая небольшие участки территории. ОНС ведет оборонительные действия, пропуская турецкие силы вглубь кантона, и затем наносит по ним чувствительные удары. Холмистый рельеф местности, большое количество населенных пунктов и немалый опыт военных действий облегчают контратаки обороняющейся стороны. Турецкие силы несут потери, но постепенно продвигаются вперед.

Может ли Турция взять Африн и затем удержать над ним контроль? Некоторые обозреватели утверждают, что это невозможно, поскольку курды составляют большинство населения Африна и среди них велико влияние РПК и ОНС. Поэтому, даже если турецкие и протурецкие силы смогут установить временный контроль над кантоном, они не смогут удерживать его длительное время из-за протестов населения и партизанской войны. Я не согласен с такой точкой зрения.

Никому не известны настоящие планы Турции, кроме Эрдогана и турецкого генштаба. Может быть, они и не планируют взятие всего Африна. Возможно, они лишь хотят занять какую-то часть кантона, например для того, чтобы пробить коридор в сирийский регион Идлиб (там тоже дислоцированы турецкие силы) и соединить таким образом все свои новообретенные владения в Сирии.

Но если руководство Турции захочет удержать Африн, они смогут это сделать. Те, кто говорят о курдском большинстве в Африне, забывают, что уже есть опыт турецкого контроля над частью Сирии, например, в треугольнике Баб-Джараблус-Азаз. Курды жалуются на этнические чистки и вынуждены массово покидать этот регион. Не исключено, что Турция сможет проводить аналогичную политику и в Африне. Совершенно необязательно осуществлять открытую этническую чистку в стиле «всем курдам собраться с вещами в 12:00 на центральной площади». Возможны другие варианты. Например, если ваших соседей арестовали за симпатии к определенной политической партии, вы сами может быть и уедете по доброй воле, не дожидаясь, что с вами произойдет нечто подобное. И тут стоит вспомнить заявления президента Турции Эрдогана о том, что на территории его страны находится 3,5 млн беженцев из Сирии и Турция заинтересована в их скорейшем возвращении на родину. В принципе, ему есть кого поселить в Африне вместо курдов, если уж он захочет реализовать подобный сценарий.

Гражданская война в Сирии привела к распаду этой страны. Режим Асада, который в настоящее время побеждает в войне и расширяет зоны своего влияния, опирается на массированную поддержку России и, в еще больше степени, Ирана. Иранские и проиранские гибридные войска (да, сегодня все ведут гибридные войны) составляют от трети до половины лояльных Асаду вооруженных сил. Кроме того, диктатор получает огромную (порядка 6–8 млрд долларов в год) финансовую помощь Ирана. Поэтому в районах, где побеждает Асад, в действительности укрепляется Иран, создаются военные базы иранских войск и их союзников, вроде ливанской шиитской милиции «Хезболла».

Курды, как уже говорилось выше, контролируют при поддержке американцев до четверти территории Сирии и 80% сирийской нефти. Даже если они утратят Африн, они, скорее всего, сохранят контроль над оставшимися территориями, так как эти районы, в отличие от Африна, находятся под защитой армии США.

В сложившихся условиях Турция наращивает свое влияние на севере Сирии, продолжая территориальные захваты. Фактически, происходящее означает ползучий раздел Сирии. Это также значит, что в будущем в Сирии могут столкнуться интересы держав — Турции, России, Ирана и США. Не стоит сбрасывать со счетов и Израиль, который опасается усиления иранского влияния возле своих границ.

Война в Африне — это очередная фаза раздела Сирии между державами. И основа для будущих конфликтов между ними.

Комментарии