Прогностика от Генри Киссинджера: невозможность стратегического планирования

Политический тяжеловес об эпохе новых сценариев

Политика 14.02.2018 // 947

Современные мировые угрозы — это уже не просто факторы нестабильности в регионе, как это было даже несколько лет назад. Например, ядерная программа Северной Кореи опасна не только шантажом всего региона, но и возможностью для множества государств получить новые или реабилитировать прежние ядерные статусы, — а значит, очередным обострением отношений между ядерными Китаем, Индией и Пакистаном, которые будут исходить из нестабильности в регионе как уже из очевидного факта. Сотрудничество США и Китая по северокорейскому вопросу, при общности взгляда на Северную Корею как угрозу, упирается в дипломатические традиции: США привыкли к оперативному вмешательству в заокеанские дела, «американский дипломатический стиль — решать проблемы», тогда как Китай с его тысячелетними традициями думает, что «решение любой проблемы — пропуск в зону другой проблемы». Дело даже не в том, что США и Китай не сработаются, если корейский вопрос будет решен, а в том, что в ближайшее время не может быть достигнут консенсус двух стран, что именно будет решением массы проблемных вопросов.

Сам Китай стоит на пороге громадного рывка, но не может на него решиться. Разгосударствление экономики, которое необходимо сейчас, потому что достигнуты пределы роста, может привести к коллапсу всей китайской финансовой системы и к небывалому внутреннему долгу, сопровождающему модернизацию производства. Рывок вот-вот совершится — Китай не станет больше производить «только дороги для себя и товары для всего мира», но намерен получить роль нового центра экономических инициатив в мире, где сырьевая экономика все больше исчерпывает себя. До некоторой степени дороги и микроэлектроника вполне могут быть частью сырьевой экономики, мобилизующей в том числе человеческие ресурсы, но современная экономика не сводится только к внешним инновациям, а требует новых рычагов обуздания будущих глубоких кризисов. Это должна быть экономика, способная регулировать свою же систему финансов и инвестиций, продавать технологии, в том числе технологии управления, а не только использовать готовые мировые стандарты производства и логистики. Внутренняя структура китайского общества до сих пор остается замкнутой иерархией, и представления об активной внешней политике у Китая довольно архаичны, притом что объективно Китай все больше наращивает силы.

Россия, при всей ее экономической слабости, авторитарных замашках и демографическом кризисе, способна помогать современному миру. Это страна, имеющая большой опыт поддержания равновесия между Европой и Азией. Россия обязана понять, что ведение международной политики с помощью спецопераций — верный способ быть выброшенным из международной политики. Но нужны и усилия Запада: важно, чтобы Украина, Польша, Венгрия были бы «нейтральными» странами, наподобие Финляндии, избегая соблазнов нового авторитаризма и нового милитаризма, — и тем самым образовывали бы особый мир, который, представляя западные ценности и приоритеты, смог бы взаимодействовать с Россией и сделать Россию важной частью мировых прогрессивных процессов.

Необходима реформа НАТО, так как существующая структура не позволяет взаимодействовать с конструктивными силами на Ближнем Востоке: структура НАТО некогда создавалась в расчете на систему национальных государств. Мир на Ближнем Востоке требует сотрудничества со всеми влиятельными игроками мировой политики, и одновременно — демилитаризации, которая ортогональна потребностям национальных государств. Разведение конфликтующих сторон должно стать частью новой дипломатии и на всемирном, и на локальном уровне — разумеется, с учетом деловых качеств местных правительств.

Современный мир ядерных держав был создан как мир, продолжающий имперскую структуру XIX века. Теперь взаимодействие таких постимперий, как бы они ни назывались, не позволяет планировать мировую политику в долгосрочной перспективе: каждая из ядерных держав обладает в основном только тактическим видением ситуаций.

Возвращение стратегического видения — главная задача реформы НАТО и формирования новых инструментов глобальной безопасности.

Нужно научиться просчитывать последствия любого оперативного вмешательства и, соответственно, предвидеть стратегии управления последствиями собственных внешнеполитических инициатив.

Без этого планета столкнется с целым рядом кризисов, последствия которых будут источниками широкомасштабной политической дестабилизации.

Комментарии