Методологии использования истории как инструмент примирения

Европейский историографический канцелярит уже давно не удивляет наличием политических формул. Но какие вопросы ставятся с их помощью? Статья Дагмар Кусы — несомненно, часть европейского официоза, но от этого не меньше ее страсть и боль.

Профессора08.10.2012 // 570
© telomi

От редакции: Европейский историографический канцелярит уже давно не удивляет наличием политических формул. Но какие вопросы ставятся с их помощью и как их решать сообща? Статья Дагмар Кусы — несомненно, часть европейского официоза, но от этого не меньше ее страсть и боль.

Полное название статьи — «Методологии использования истории как инструмент примирения (на перекрестии времен и групп) через акцентировку множественности перспектив видения, включенность, критическое мышление и сравнение». Мы публикуем сокращенную версию названия текста.

Обучение истории и процесс примирения

Постконфликтные общества всеми способами стремятся залечить раны острейших конфликтов. Собирается документация о событиях и свершенных действиях, выявляются виновные и налагается ответственность за случившееся. Часто для установления «исторической правды» и осуществления правосудия учреждаются комиссии и трибуналы, призванные встать во главе перехода к более справедливым оценкам (transitional justice). Каковы место и роль обучения истории в процессе примирения с прошлым? Как обучение истории может помочь в переходе к большей прозрачности и углублению демократических систем?

Треугольник правды, правосудия и мира

Общества, переживающие переходный период, особенно восстанавливающиеся после острого конфликта, пытаются разобраться одновременно с тремя основными процессами, имеющими целью постконфликтное примирение: раскрытием и документированием «правды», критической оценкой произошедших событий, исследованием, архивированием и публикацией фактов и свидетельств… Это первый процесс. Второй из процессов стоит на страже правосудия, выявляя виновных, доставляя их в трибуналы или комиссии, устанавливая механизмы компенсации жертвам, выжившим и пр. Третий процесс рассчитан на то, чтобы заложить основания долгосрочности мира, восстановить разорванные отношения, излечить недоверие и преодолеть стереотипы и неприятие… Очень часто эти три элемента не дополняют друг друга, а, наоборот, с трудом уживаются вместе. Документирование того, «кто что кому сделал» и «кто все начал», обычно не способствует наведению мостов между конфликтующими сообществами (communities). Процесс правосудия избирателен и символичен и не связан с поиском «полной» правды. Он может способствовать большему миру в будущем, но он также может вызывать рост неприятия и отчуждения в тех слоях населения, которые только и мечтают о мести. Все три процесса по-своему необходимы и полезны, но искать баланс между ними зачастую непросто.

Настоящее в прошлом

Историография традиционно рассматривается как ближайший к «правде» элемент треугольника — как объективная попытка задокументировать события прошлого настолько детально, насколько это возможно. На практике, однако, то, как история пишется, и особенно то, как история преподается согласно школьной программе, зависит от политических программ и интересов. Историографическая фиксация прошлого должна выразить наследие нации или группы, фундамент, на котором основывается национальное самосознание. В своей селективности и целенаправленности историческое образование во многих странах пытается формировать и лепить коллективную память людей, вместо того чтобы предложить объективное, многоуровневое исследование минувших событий.

Цель коллективной памяти — объединить, провести различие между «нами» и «ними», подретушировать нелицеприятные моменты и преувеличить, мистифицировать положительные. Обнаруженный таким образом «зверь» совершенно не похож на действительное прошлое.

«Ее отношения с прошлым — как объятья… крайне эмоциональные, но не интеллектуальные», — сказал американский историк Бэйлин. Блайт описывал академическую историю как светское упражнение, стремящееся к максимальной объективности, а коллективную память — как святилище, где нация и величайшие истории о ее героизме и страданиях возводятся на пьедестал, почтенные, как божества (там же). Коллективная память служит средством персонификации этнического сообщества, аргументом о его экзистенции для его членов и лидеров. Когда какие-то элементы прошлого не совсем удобны, исторические факты заменяются то воображением, то мифами, какие-то отдельные элементы получают преувеличенное значение, а недостающие факты заменяются рассуждениями, чтобы закончить изложение миссии, целей сообщества, затронув эмоциональные струны.

Страны, переживающие переходный этап, особенно склонны видеть прошлое сквозь призму настоящего. К сожалению, есть чересчур большое количество случаев, когда политические лидеры вмешиваются в историографию, в преподавание истории, устанавливая правила и выбирая авторов и тематику, которые должны или не должны освещаться. Один из недавних и наиболее ярких примеров подобного — Россия, где в результате продолжительного нарастающего давления российскими законодателями была создана президентская комиссия «по борьбе с фальсификациями, которые наносят ущерб России».

Исследования общественного мнения показывают, как весомо то, что мы изучаем в школе, и то, о чем говорят в обществе: все это влияет на наше отношение к другим. В Словакии недавний опрос общественного мнения выявил, как дети впитывают в себя заявления высших политических властей. Недавний опрос учеников девятых классов, проведенный Центром этнических и культурных исследований (“Školy budú učiť tolerancii”, 2008), показывает усиление расизма по отношению к цыганам и рост негативного отношения к этническим венграм. Последние вызывают наиболее негативную реакцию, впервые побив негативное настроение по отношению к цыганам. Эта тенденция, по словам авторов, является прямейшим следствием усиления темы национализма в публичных дебатах на высшем уровне, о чем свидетельствуют цитаты, запущенные в оборот политическими лидерами и заряженные мощными отрицательными эмоциями. Более того, исследование показывает, насколько велико влияние того, чему и как обучают на уроках истории, на настроения общественности. При изучении межэтнических отношений становится ясно, что отношение к другим нациям зачастую сопровождается невероятными эмоциями. Последние обычно берут начало в кажущихся несправедливостях и негативных поступках противоположной стороны в прошлом, что подчеркивает черно-белое видение мира, данное традиционными обучающими практиками в истории. Исследования, проведенные среди студентов, относительно героев и бесславных периодов истории Словакии (и других стран ничуть не менее) показывают, что студенты механически воспроизводят событийный ряд, освещаемый на уроках истории, что они мало либо вообще ничего не знают об истории других наций и о различии в интерпретациях одних и тех же исторических событий, вроде бы более-менее знакомых им.

Могут ли сосуществовать история и мир?

Оценивая ситуацию в любом обществе, мы должны смотреть не только на вершину пирамиды, но и на ее подножие. Европа направляет все больше усилий на то, чтобы продвинуть т.н. многокомпонентную историю, которая должна изучаться и описываться в ситуации кооперации между людьми, находящимися по разные стороны этнических и религиозных барьеров, хотя правительства обычно не в восторге от подобных инициатив.

Ежегодные опросники EUROCLIO, распространяемые между членами Ассоциации учителей истории, подтверждают основные тенденции, наблюдаемые на пространстве Евросоюза: реформы, осуществляемые в европейских образовательных системах, позитивны с точки зрения методологии. Они признают важность обучения навыкам критического мышления и акцентам в ходе занятий на отличиях источников и методик. В то же время многие страны борются с сокращением учебных часов на историю в расписаниях и ростом числа требований, устанавливаемых учебными программами. Политические лидеры национального уровня, однако, — последние, кто признает необходимость множественных точек зрения, ориентированность на поддержание контактов с другими странами и саморефлексию в опоре на сравнения, расширение контекстов.

Работа по созданию общих словацко-венгерских учебников — живой пример того, как чиновники в области образования не идут в ногу со временем в данной сфере. Словацкие и венгерские историки съехались вместе, чтобы написать книгу из 15 глав, описывающую темы общей истории одновременно с двух точек зрения. Министр образования Словакии Ян Миколай выразил неудовольствие по поводу книги и наличия двух точек зрения на одни и те же факты: «Я не могу до конца представить себе, как мы можем делать из книги, имеющей две точки зрения на одну и ту же историческую эпоху, учебное пособие… Мы не в состоянии ввести в школах две различные трактовки событий. Я не вижу в этом резона» (“Spoločný dejepis sa nepíše, bude to len monografia”). 2009 год был объявлен годом творчества и инноваций в Европе. Образование играет в этом важную роль, которая все больше признается в различных документах и установках ЕС — особенно тех, которые имеют начало в Лиссабонской стратегии. Следующая декада должна стать декадой образования, как было недавно обозначено Европейским советом по делам образования, молодежи и культуры в «Заключении о стратегической основе европейской кооперации в образовании и обучении» (“ET 2020”). Стратегическими целями этого документа являются, в том числе, «продвижение демократических ценностей, социальной сплоченности, активной гражданской позиции и межкультурного диалога…», подчеркивание важности навыков и компетенций, формирование более широких учебных сообществ, инновационных и творческих подходов к образованию. Навыки критического мышления, сравнительного анализа, установления причинно-следственных связей и ценностей всеобщего гражданства, открытость по отношению к другим культурам просто не могут быть достигнуты при помощи требования заучить односторонний хронологический список событий, королей, побед и поражений.

До тех пор пока управленцы в области образования не осознают важность этих идей и не перестанут их игнорировать, будет непросто претворять их в действительность, поскольку действительность крайне сильно зависит от решений национальных правительств.

История в действии: планирование будущего

EUROCLIO — Европейская ассоциация учителей истории — пытается внедрить названные принципы в жизнь еще со времен своего создания в 1993 году. На протяжении этого времени она инициировала более 25 международных проектов, которые собирают вместе учителей истории из различных сред для совместной работы по улучшению качества исторического образования в своих странах. Среди лучших примеров преподавания истории, которое способствует сотрудничеству, — проект EUROCLIO «История в действии: планирование будущего», в котором учителя истории из Боснии и Герцеговины, Хорватии и Сербии входят в сотрудничество — впервые со времен гражданской войны. Команда авторов и экспертов из трех стран собралась в 2003 году, чтобы начать совместную работу над общим учебником о жизни «обычных людей» в бывшей Югославии во второй половине XX века.

Этот процесс потребовал реализации трех проектов (профинансированных правительствами Дании и Голландии). Первый был сосредоточен на сетевом развитии, учреждении в участвующих странах ассоциаций учителей истории и выборе подходящих людей для участия в проекте. 55 авторов и экспертов прошли обучение и на протяжении всех этих лет теснейшим образом сотрудничали в работе над публикацией. Это был нелегкий опыт: некоторые из экспертов проекта испытали войну, как говорится, на собственной шкуре и поддерживали при этом разные стороны конфликта. Война напрямую затронула всех и все еще очень свежа в памяти людей. Им было сложно работать вместе, и поэтому в течение первых двух лет самой важной частью процесса было формирование доверия и команды.

На второй год команда сосредоточилась на темах и предметах, которые они могли осветить вместе, и приняла решение изучать повседневную жизнь, сознательно держась подальше от наиболее болезненных тем. Материалы были подготовлены в 2006–2007 годах с использованием опыта и знаний экспертов предыдущих проектов EUROCLIO в Македонии, Черногории, России, на Украине и пр.

Сборник материалов Ordinary People in an Extraordinary Country. Every Day Life in Bosnia and Herzegovina, Croatia and Serbia between East and West 1945–1990 («Обычные люди в необычной стране. Повседневная жизнь в Боснии и Герцеговине, Хорватии и Сербии, между Востоком и Западом, 1945–1990) стал результатом этого долгосрочного проекта. В книге можно найти материалы различных семинаров рабочих групп по трем темам — идеология, стандарты жизни и массовая культура. Каждый семинар начинается с короткого «Введения», за ним следуют «Цели семинара» и «Организация занятия». Используются данные из различных источников, и предлагаются различные методы и подходы к преподаванию. В конце каждой секции семинара читатель может найти «Вопросы для анализа» и «Оценки специальных источников».

Примирение иногда требуется не только в отношениях между странами, но и внутри них. Проект Retelling History («Пересказывая (Рассказывая заново) историю») был результатом совместных усилий AHRM (Ассоциации историков республики Македония) и EUROCLIO — попыткой остановить центробежные силы, которые лишают единства преподавание истории в Македонии и этнической Албании. Проектная команда состояла из 11 историков различного уровня из Македонии, учителей начальной и средней школы и ученых. Они поставили своей задачей разработать альтернативную программу обучения истории — истории, которая изучает также и недавнее время в Македонии, особенно период между 1990 и 2000 годами, памятуя о том, что из предыдущих учебных программ эта эпоха была практически исключена. Учитывая то, что существующие программы по истории нагружены фактами политической и военной истории, большое значение придается социальному и культурному измерению, и особенно «повседневной жизни» «обычных людей». Эта публикация — пример «нейтрального» (или «беспристрастного») подхода к историческим событиям. В то же время и публикация, и сопутствующие программы показывают и поддерживают различные аспекты преподавания, такие как развитие навыков понимания истории, критического мышления, формирование собственного мнения и разносторонний подход к историческим источникам.

После шести лет работы EUROCLIO в Балканском регионе сложилась команда авторов и экспертов, обладающая настолько тесными связями и доверием внутри групп, что они готовы вместе приступить к исследованию самых деликатных и противоречивых событий в «общем прошлом» бывших югославских республик. В запланированном проекте «История, которая объединяет. Как преподавать острые темы истории стран бывшей Югославии?» педагоги вместе возьмутся за изучение влияния войн XX века на жизнь граждан Югославии. С командой обученных экспертов, имеющих опыт и доверяющих друг другу, такая попытка имеет шансы на успех.

Одним из уроков, вынесенных из этих экспериментов, является понимание того, что качественное преподавание истории — это непрерывно развивающийся процесс, а не набор (пусть даже авторитетных) правил, норм и инструкций. Этот процесс должен дать каждому педагогу, их личностному развитию ровно столько, сколько и разработке содержания и методологии. В будущем EUROCLIO будет уделять еще больше внимания подобному аспекту работы в постконфликтной обстановке, поощряя педагогов экспериментальным путем изучать собственную идентичность и ценностные системы, носителями которых они сами являются, для того чтобы подойти к процессу разработки обучающих материалов с пониманием этих важнейших проблем — их места в истории и в ее преподавании.

Формирование социальной сплоченности и всеобщего этнического и социально-культурного многообразия

Со времен падения Берлинской стены внимание европейских экспертов в области преподавания истории, как и представителей других неправительственных сообществ, в большей степени было обращено на оказание помощи в «примирении с прошлым» странам бывшего советского блока. Однако становится очевидным, что и у Западной Европы есть ряд проблем, с которыми необходимо разбираться. После событий 11 сентября и конфликтных ситуаций в Британии, Франции, Голландии, Испании, произошедших с тех пор, наблюдается нарастающее напряжение внутри западных обществ. Иммигранты и их потомки нередко сталкиваются с подозрительным отношением, чувствуют себя чуждыми и изолированными от «основного» общества.

Человек — существо социальное, запрограммированное на общение. Он жаждет признания и уважения со стороны остальных, чувствует потребность быть частью общества. Отсутствие признания или уважения ведет к ощущению униженности, отчужденности и в крайних случаях может привести к острым реакциям.

Исследования «чувства униженности» и «чувства собственного достоинства» относительно новы в социологии. Сочетая социологические наблюдения с исследованиями мозга и поведения, они предлагают свежий взгляд на динамическую сторону человеческих взаимоотношений — между отдельными людьми и группами. Часть этих исследований показала корреляцию между социальной и физической болью: оба этих вида боли обрабатываются одними и теми же областями мозга. «Чувство униженности» относится некоторыми экспертами к социальной боли, имеющей следствия, похожие на физическую боль.

Не стоит сводить сложность человеческих взаимодействий и когнитивной деятельности к набору биологических функций. Урок, вынесенный из таких исследований, — подчеркивание важности вовлечения и признания человеческого достоинства. Унижение может одалживать насилию свою собственную «рациональность». Предотвратить такие крайности можно посредством налаживания искренних человеческих связей, преодолевающих все то, что разделило бы нас. Здесь преподавание истории и может, и должно играть ключевую роль.

Понимание «большой истории» через «малые истории»

«Скромная история человеческой жизни, отмеченная рождением и смертью, — это то, что связует нас. Она также изобилует изменчивостью исторических событий, борьбы, агрессии и захватов, жертвами и изменами, победами и потерями — всем тем, чем так ярко блещут страницы исторических книг. Вот только мы не объясняем таковые как результат нарочитости абстракций в «малой» истории, а как результат импульсов, от века сопровождающих человеческую жизнь, — любви и ненависти, веры и отчаяния, скромности и гордыни, честолюбивых устремлений и немощности, и всего того, что величественно выступает на передний план в человеческих историях, которые мы храним и рассказываем вновь и вновь».

Милан Шимечка

Амстердам — это город, где более 60% населения школьного возраста родились за границей или являются потомками иммигрантов. Посещая школы в Амстердаме в 2007 году, во время встречи муниципальных экспертов по вопросу «социальной сплоченности», организованной Международным центром по урегулированию конфликтов и муниципалитетом Амстердама, мы провели беседы с несколькими учащимися об их уроках истории. Общее ощущение — что они «не в теме», что они изучают чью-то чужую историю, в то время как их собственная история переселения, предания, важные для их сообщества, остаются неуслышанными и их невозможно услышать где-либо еще. Год спустя, разговаривая со школьными и университетскими преподавателями истории в Доме Ванзейской конференции в Берлине, я также видела, что сюжеты, которые считаются крайне важными в европейской истории, становится все труднее преподавать. Например, преподавание уроков, посвященных холокосту, сегодня может стать взрывоопасным, даже если их проводят с лучшими намерениями. В подавляющем большинстве случаев учителя истории недостаточно подготовлены, чтобы работать со сложнейшими темами самоопределения во все более многоликой (diverse) Европе. Факт экспансии Европейского союза и его возрастающее многообразие, зачастую сопровождаемое реакциями и настроениями «ухода в себя», равно и постоянно растущие требования передачи навыков и знаний студентам оказывают чрезвычайное давление на современных учителей. EUROCLIO прилагает усилия к изучению альтернатив и инновационных подходов к т.н. «инклюзивным нарративам» сообществ, которые обогащают понимание как местной истории, так и связей с «большой историей» и ее влияния на жизнь рядового европейца.

В сотрудничестве с ключевыми фигурантами в области образования, такими как образовательная организация Facing History and Ourselves («Обращаясь к истории и себе») и многими другими, также осознающими трудности, с которыми преподавание истории сталкивается в ЕС, EUROCLIO разрабатывает новый проект в «больших городах» Европы. Она собирает устные истории мигрантов и городских сообществ, а также рассказы об их внутренних трансформациях, запечатлевая многоликую историю европейских мигрантов. Пилотные проекты в различных европейских городах выливаются в анализ конкретных ситуаций и разработку обучающих материалов, доступных для использования и воспроизведения в отличающихся условиях.

Подобные подходы необходимы не только для формирования социальной сплоченности в больших европейских городах, но и для понимания глубины и значения европейского самосознания. Нахождение общих тем в прошлом европейских государств и изучение их вне границ и барьеров помогает в определении и понимании «европейской идентичности» и нашего места в ней. Отдельные национальные лидеры и граждане иногда смотрят на европейскую историю со скепсисом и недоверием, свысока. Однако эта история не исключает более глубокого понимания национальных историй — совсем наоборот. Поиск внутренних связей и более широких контекстов — шаг к узнаванию большего о себе самих. EUROCLIO попыталась воспользоваться широкой сетью преподавателей истории, чтобы приблизиться к своей цели в проекте Connecting Europe through History («Объединяя Европу через историю»), проведенном совместно с европейской цифровой библиотекой Europeana. Проект объединил 21 страну с целью изучения одной общей темы из прошлого европейских государств — траектории развития прав человека. В этом проекте преподаватели истории из большинства европейских стран изучали историю движения за права человека в сравнительной перспективе, а также в деталях обсудили связи между изучением истории и правами человека — правом на образование, правом на равный доступ к благам, правом на гарантию демократии — делясь опытом и методологией работы с такими темами в школьных классах. В будущем будут изучены другие темы, актуальные для всех современных обществ: миграция, половая идентичность, модернизация и пр. Данные инициативы способствуют разработке модулей преподавания европейской истории и культурного наследия для учителей, которые EUROCLIO совместно с другими ключевыми историческими образовательными сообществами планирует заложить в основу содержания всеобъемлющего веб-портала, планируемого к созданию в будущем.

Прошлое в настоящем

На последней конференции ЮНЕСКО по вопросам «транснациональной истории» в Кембридже (Великобритания) ученые-историки посвятили немалое количество времени размышлениям о том, каким образом подходить к содержанию мировой истории — хронологически, тематически или регионально, с доскональностью взвешивая плюсы и минусы каждого подхода. По итогам всей предыдущей работы ЮНЕСКО опубликовало 52 тома книг по «транснациональной истории». К сожалению, будучи дорогим и недоступным широкой публике, это издание не очень хорошо известно и мало используемо.

Мы не говорим, что книги — это пережиток прошлого, но при работе с такой большой и сложной темой, как европейская или транснациональная история, помощь онлайн-технологий обещает быть куда более результативной. Споры о приоритетах больше не нужны, поскольку технологии легко разрешают эту дилемму — все точки зрения и все темы возможны одновременно.

С ростом сложности и требований к историческому образованию подходы должны адаптироваться к меняющейся обстановке. Сосредоточившись на формировании у обучающихся понимания ключевых идей и навыков, мы можем в то же время вселить в них уверенность в способность работать с предоставленными материалами, ориентируясь в них в соответствии с их подлинными потребностями и приоритетами. В обществе незамедлительного вознаграждения подход из «автороценричного» становится «ученикоцентричным», он гибок и в плане содержания, и в плане потребностей и ситуаций, для которых может быть использован. Роль учителя изменяется. С теперешними технологиями снижена потребность удерживать в голове всю информацию, необходимую в работе. Тем не менее, еще более важным, чем ранее, становится обучение навыкам ориентирования в огромном количестве информации, ее оценки и сравнения, навыку критического мышления, анализа и обучения посредством изучения множества источников и событий.

Изучение истории, которое способствует миру и социальной сплоченности, проникает сквозь границы и барьеры, через поколения, вглубь источников и дисциплинарности и помогает понять связь между внутренним самоопределением людей и «большой историей» наций, всей Европы как возникающего социального единства. Это сложнейший текучий процесс — диалог, в котором учащиеся, преподаватели и сообщества учатся друг у друга.

Источник: www.culturahistorica.es

Комментарии