Опубликована программа конгресса «100 лет русского формализма (1913–2013)»

25–29 августа 2013 года, Москва.

Новости20.08.2013 // 57

В настоящее время очевидно мировое значение русской формальной школы, возникшей в России накануне революции в качестве альтернативы академической филологии. Русский формализм оказал влияние на значительно большее число дисциплин, чем было заявлено в докладе Виктора Шкловского «Место футуризма в истории языка», прочитанном в декабре 1913 года в петербургском кабаре «Бродячая собака». Будущий основатель школы провозглашал реформы словесности в тесной связи с литературоведением, понимаемым как изучение словесного текста как такового. Но уже в 1928 году его ближайшие коллеги (в частности, Роман Якобсон и Юрий Тынянов) начали последовательное предвещавшее будущий структурализм распространение новых методов анализа литературы на другие социально-исторические «ряды» и на культуру в целом. Русский формализм не только спровоцировал скачок в развитии гуманитарного знания. Наряду с венской школой искусствознания русская школа литературной науки начала превращать это знание в науку. Утопия филологии как исключительно точного знания быстро потеряла непосредственную актуальность (приобретя, однако, конкретный характер в областях, доступных алгоритмическому представлению и компьютеризации), однако сама теоретическая матрица оказалась устойчивой и продуктивной. Так, формалистская лингвистика, чей материал позволил развиваться в ключе, близком логике и математике, ушла далеко вперед в плане развития научного языка. Эмигрировавший из России Роман Якобсон в период 1929–1941 годов занимался организацией научных школ, развивавших идеи формалистов, последовательно перемещаясь, скрываясь от фашистов и других тоталитарных режимов, по маршруту Прага — Копенгаген — Стокгольм — Нью-Йорк. Во многом благодаря Якобсону рост авторитета лингвистики привел к так наз. «лингвистическому повороту» в социальных науках середины XX века и появлению междисциплинарной парадигмы структурализма.

В своем развитии, которое продолжают современные историки, социологи, антропологи, культурологи, структурализм постоянно возвращается к положениям русской формальной школы, а также актуализирует наследие близких ей мыслителей, коллег, оппонентов и продолжателей — Михаила Бахтина, Льва Выготского, Павла Флоренского, Сергея Эйзенштейна, Юрия Лотмана, Владимира Топорова, Вячеслава Вс. Иванова и других. Их концепции продолжают вдохновлять мировую гуманитарную науку на новые исследования, в частности, в сферах повествования, эволюции и наследования в культуре, текстуального характера культурного поля и т. д. В последнее десятилетие XX века актуальность формалистов проявилась в общекультурной сфере, которая на международном языке описывается как «cultural studies». Формализм оказался продуктивно переводим на язык ряда научных дисциплин.

В год столетия исторического доклада Виктора Шкловского, который ознаменовал начало новой науки, несколько ведущих гуманитарных центров России планируют провести конгресс, призванный отразить актуальный уровень изучения формалистского наследия в истории идей, следы присутствия формалистских концепций в различных дисциплинах, а также современное состояние методологии гуманитарных наук, обнаруживающей влияние русской формальной школы.

Оргкомитет приглашает специалистов в области теории литературы, лингвистики, искусствознания, философии, психологии, культурологии, музыковедения и др., интересующихся русским формализмом, для участия в работе конгресса.

Программа конгресса: http://ru-formalism.rggu.ru/prog_ru.html

Источник: http://ru-formalism.rggu.ru/

Комментарии