Октябрь 1993 года в свете Новороссии

Колонки

Демократия в России?

06.10.2014 // 1 298

Журналист, публицист, политический обозреватель.

2014 год — удивительный год в процессе исторического осмысления феномена «октября 93-го». Казалось бы, давно все обсуждено, а мы даже согласились, что никому ничего не докажешь. Любая дискуссия просто ведет к тому, что люди снова расходятся по своим окопам. В любой аудитории конфликт «парламент vs президент» лишь постоянно воспроизводится в лицах. Что на самом деле, — мы это прекрасно понимаем, — обусловлено дефектами актуального политического развития нашей страны. Оно так и не сняло противоречия 90-х, но добавило новые.

Тем не менее, оригинальный взгляд все же возник. И он независимо друг друга появился сразу у нескольких авторов — благодаря подсветке этого исторического периода «трагедией Новороссии».

Иными словами, возникла наблюдаемая и напрашивающаяся параллель: волеизъявление народных масс и реакция на нее исполнительной власти. Относительно 93-го года это, конечно, Верховный Совет, который пошел на импичмент президента. Относительно Новороссии — это референдум об отделении. И того и другого в иных обстоятельствах никогда не могло бы случиться — ни в Советском Союзе под генсеками, ни в какой-либо другой исторической России — под царями. Царей в России не снимают голосованием народа. В крайнем случая их «снимают» ударом табакерки в висок в дворцовом перевороте. Однако и империя не распадается по требованию холопов. В крайнем случае, она распадается по соглашению феодалов, как это произошло в Беловежской пуще.

Ельцин отреагировал на импичмент — в каком-то смысле абсолютно законный, поскольку по декларированному порядку представительная власть назначает исполнительную, а не наоборот, — тем, что подкатил к Верховному Совету (его еще называют «парламент», хотя это никакой еще не парламент) танки. И те вдарили болванками по верхним этажам. Официальный Киев отреагировал на референдум об отделении Новороссии, начав АТО — антитеррористическую операцию, приведшую к полномасштабной войне.

Имели ли основания Ельцин и Киев поступить так, как они поступили?

К сожалению, имели, что портит логику и красоту получившейся картины. В референдуме Новороссии своими ресурсами и военными силами приняло участия иностранное государство — Россия, ставившее своей целью предотвратить интеграцию Украины в Западную Европу.

Пропарламентские силы 93-года вместе с защитой парламента протаскивали идею коммунистической реставрации и тоже опирались на иностранных боевиков.

Вот что, в частности, сказал на конференции по событиям 93-го года [1] Сергей Красавченко, в 1993 году председатель Комитета по экономическим реформам и заместитель руководителя администрации президента:

«Почему-то никто, ни историки, ни журналисты, — эмоционально обратился он к залу (цитирую по стенограмме. — С.М.), — несколько раз говорили, может быть, здесь что-то скрывается, кому-то не хочется, но 4-го числа Москва, телевидение показывает вооруженную агрессию зарубежного государства на улицах Москвы. Грузовики с вооруженными людьми мчатся по Садовому кольцу, по какой-то улице с флагами Приднестровья. Извините, как на это надо было реагировать?»

Напротив, интернет-издание «Свободная пресса» к очередной годовщине событий выдало целый залп статей-обвинений, ставящих Ельцина и Киев на одну доску и точно так же объединяющих защитников Белого дома в 1993 году и защитников Новороссии в 2014-м в одну армию сражающихся против Запада и либерализма.

Удивительно, но начинает казаться, что начался реванш красно-коричневых, а властям предлагается покаяться за демократию.

«Страшнее другое. Любая российская власть (нынешняя и последующая), не открестившаяся от этого злодеяния, не осудившая его публично, — не сакральна, — пишет некто Алексей Шорохов в статье “Спусковой крючок октября 93-го”. — Она может быть легитимна (80% и больше), но не сакральна! А для русского народа сакральность власти — непременное условие его верности ей. Перед лицом открытого противостояния с Западом — это единственный залог нашей Победы».

Еще более интересно мыслит Виктор Милитарев: «Это не просто 21-я годовщина расстрела Белого дома. Это первая годовщина расстрела Белого дома после прихода к власти нынешнего террористического режима в Киеве». То есть это то ли Киев расстреливал Верховный Совет, то ли мы вообще, по его мнению, в ненавистном Киеве до сих пор живем. Однако тогда Путин и Порошенко — близнецы-братья? Непонятно!

«Дело победителей 1993-го живет, и даже полный благих намерений и популярный Владимир Путин не может вылечить страну от болезни по имени “Ельцин”», — заявляет бывший парламентский корреспондент Станислав Варыханов. То есть, посылая диверсант на Юго-Восток Украины и придумывая все новые запреты в России, мы лечим болезнь «Ельцин»! Хочется взмолиться: «Не лечите, остановитесь!»

Но круче всех протоиерей Шаргунов с неустаревающей анафемой: «Когда весь народ возведен на крест и когда миллионы людей истребляются, трудно найти точные слова о том, что происходит. Октябрьские события — это поворотный пункт не только в истории России, но и всего мира. Фактически, это была попытка поставить Россию на грань уничтожения, поскольку Россия с ее православием является преградой на пути мировой “глобализации”. Кроме того, нельзя не видеть значения ее богатейших, до сих пор невостребованных по-настоящему природных ресурсов. И, наконец, нельзя не учитывать вековые устремления Запада, от Наполеона до Гитлера, прибрать к рукам Россию, взять реванш за все прежние поражения».

Про миллионы истребленных протоиерей, конечно, преувеличивает, но когда констатируется такая последовательная мобилизация против Запада или, вернее, против либерализма и демократизации России, невольно и сам мобилизуешься на войну. А это значит, что задаешься вопросом: так ли уж был неправ Ельцин, что подкатил к Верховному Совету танки и не дал реализоваться «народному волеизъявлению» без тормозов?

Я-то всегда считал, что неправ, но, может быть, только потому, что не учитывал, какие глубинные процессы шли все это время у «проигравших» и к чему могла привести так называемая представительная демократия.

Сегодня благодаря Новороссии и корпусу авторов «Свободной прессы» мы убедились: тысячи погибших на Донбассе, сбитый голландский «Боинг», «вежливые люди» с ПЗРК, тотальный контроль над общественной жизнью России — это все делают вышедшие из анабиоза защитники Белого дома.

Сначала с шутками и прибаутками они приняли для пения гимн, очень похожий на сталинский, а потом занялись вещами посерьезнее, обосновывая политический сыск, закрывая СМИ, изгоняя свободу слова и ограничивая гражданам право выезд.

Удивительны личные траектории сторонников «протопарламентаризма»!

Взять Зорькина и Лимонова. Пламенный трибун 93-го года Валерий Зорькин обнаружил духовную скрепу в крепостничестве, а убежденный защитник Белого дома писатель Эдуард Лимонов, — он стоял на посту № 1, а это главный вход в здание с набережной Москвы-реки, — теперь горько сожалеет о падении Берлинской стены. Победи они политически тогда — куда бы они нас привели?

Похоже, что именно туда, куда мы пришли…

 

Примечание

1. Речь идет о конференции «Политико-конституционный кризис осени 1993 года. Источники, интерпретации и перспективы изучения», проведенной совместно Российской академией народного хозяйства и государственной службы, Институтом российской истории РАН и Центром франко-российских исследований в Москве 17–18 октября 2013 года.

Комментарии

Самое читаемое за месяц