Украина: новая диктатура

Тимоти Снайдер — боль за Европу, аналитическая справка о будущем Украины.

Политика 23.01.2014 // 1 191
© Sasha Maksymenko

Теоретически на Украине установилась диктатура. После того как депутаты Партии регионов одобрили чрезвычайный пакет законов, президент Янукович присвоил себе практически всю полноту власти. Сотни тысяч украинцев провели несколько недель на холоде, выступая за соблюдение основных прав человека и за сближение с Европой. Президент ответил попранием прав человека и прискорбным малоудачным подражанием России.

Законы, «принятые» украинским парламентом на этой неделе, и по процедуре принятия, и по содержанию уничтожают основополагающие права современных конституционных демократий: свободу слова, свободу собраний и принцип представительства. Хотя эти законы затрагивают основы политической жизни и трансформируют конституционную структуру Украины, они не прошли даже через минимальный набор парламентских процедур. Не было ни публичных слушаний, ни дебатов в Верховной Раде, по сути, не было и самого голосования. Депутаты просто подняли руки, был произведен подсчет. Стандартная электронная система голосования не была использована.

Поднявшие руки депутаты однозначно проголосовали за свою политическую смерть. Если бы депутаты от Партии регионов Януковича ознакомились с принятым ими законом, — а судя по всем сообщениям с Украины они даже его не успели прочесть, — они бы сразу увидели, что и их собственное положение теперь под угрозой. Гарантии парламентской неприкосновенности больше не существует. Это означает, что при «неправильном» голосовании они могут быть лишены неприкосновенности и преследоваться в уголовном порядке. Главный политический противник Януковича, Юлия Тимошенко, находится в тюрьме. Ее адвокат уже был лишен депутатского мандата.

Даже разговоры о деле Юлии Тимошенко сопряжены сейчас с большим риском. На действия, связанные с «вмешательством в работу судов», был наложен запрет. Под запретом также высказывания «оскорбительного» характера в отношении судей. Вряд ли теперь можно будет защищаться с помощью правды. Правда, например, заключается в том, что нынешний глава Верховного суда Украины когда-то предстал перед судом за то, что «утерял документы», содержащие данные о прошлых обвинениях президента Януковича в изнасиловании и грабеже. Но ясно, о чем людям больше не будет позволено говорить. Так как речь идет о репутации самого Януковича, сформулированный совершенно нечетко новый закон о «клевете» предположительно будет использоваться для криминализации любых обвинительных высказываний о президенте.

И это, к сожалению, только начало. Общественные протесты — то, что остается гражданам, когда никакие другие формы коммуникации больше не работают. Масштабными и мирными антиправительственными выступлениями, начавшимися в конце прошлого ноября, украинцы показали положительный пример европейцам в эти последние несколько недель. Теперь вне закона проведение любых общественных собраний без соблюдения официальных процедур. Но на самом деле таких процедур не существует, поэтому любое публичное собрание может быть рассмотрено как незаконное. Осуществление «экстремистской деятельности», включающее высказывание «экстремистских» взглядов в печати, в Интернете и в телефонных разговорах, также является преступлением. Интернет-провайдеры и телефонные компании теперь обязаны вести записи, которые позволят прокурорам инициировать такие дела.

Пожалуй, самое большое разочарование — новые меры, копирующие принятый в России закон в отношении «иностранных агентов». Организации, получающие прямую или косвенную финансовую поддержку в любой форме не с Украины, обязаны добавлять к названию термин «иностранный агент». Они также будут обязаны публиковать регулярные отчеты о своей деятельности и платить специальные налоги.

Естественно, в таких условиях невозможно вести нормальный бизнес, неважно, политический или нет. Если бы такие законы существовали в США, то мой работодатель считался бы «иностранным агентом», так как Йельский университет получает деньги из источников, находящихся за пределами Соединенных Штатов. В такой же ситуации находятся лучшие университеты Украины — Киевско-Могилянская академия и Украинский католический университет, чье существование теперь находится под угрозой. Это относится и к самой Католической церкви, чье будущее на Украине теперь совершенно неопределенно. Проблема касается всех: так, впечатляющее возрождение еврейского образования и культуры в нынешней Украине, конечно же, во многом было достигнуто благодаря финансированию из-за рубежа.

Действительно ли Украина станет диктатурой? У украинцев есть серьезные причины для сопротивления. Новые законы, подписанные президентом, положили конец существованию украинской республики в том виде, в каком мы ее знали. Они также значительно подорвали шансы будущей европейской интеграции, к которой стремились многие, не исключая элиту общества и политически активный класс. Никто в Брюсселе или других европейских столицах не собирается лоббировать торговое соглашение с руководителями, недвусмысленно выбирающими авторитаризм. Если эти законы не будут отменены, будущее Украины — с Белоруссией и Россией, ей не остается другого выбора. Это не имеет никакого экономического смысла, так как европейский рынок больше и важнее. Единственный смысл в этом — политический: президент знает, что он слишком слаб для победы на демократических выборах в своей стране.

В прошедшем десятилетии украинцы восхищали всех умением защитить свои права. Украинцы отстаивали идею Европы, вдохновляя самих европейцев. Защитит ли кто-нибудь гражданское общество Украины?

Источник: The New York Review of Books

Комментарии