,

Структура личностного образа народного депутата в сознании избирателей г. Москвы

Начало российского политконсалтинга: теория и менеджмент политических эмоций еще при жизни СССР

Политика17.02.2014 // 1 142
© Новая газета

1. Постановка задачи

До последнего времени советские социологи практически не имели возможности изучать объекты, так или иначе связанные с политической структурой общества и вообще с реальной политической жизнью. Поэтому понятен тот повышенный интерес, который вызвали в их среде первые за многие годы свободные и демократические выборы.

Многочисленные публикации, появившиеся по итогам избирательной кампании 1989 года, кроме результатов исследований продемонстрировали весьма различные подходы к изучению советского электората [1–3]. Для нас наибольший интерес представляют те работы, где предпринимаются попытки не только проанализировать мнения избирателей о кандидатах в народные депутаты и их предвыборных программах, но и выявить основания выбора и мотивы тех или иных предпочтений, скрытые порой и от самого избирателя.

Как показал опыт первых опросов, можно выделить четыре основных фактора, определяющих выбор избирателей, а именно: социально-профессиональный статус кандидата, его политическая декларация (программа), партийность и, наконец, его личностные качества (точнее, тот личностный образ, который кандидат создает в сознании избирателя). Судя по некоторым исследованиям [2], все более решающим в процессе выбора становится именно личностный фактор. Вместе с тем изучение механизма восприятия избирателями кандидата в депутаты с этой стороны является и наиболее трудным делом в силу большой размерности личностного образа (значительное число возможных качеств, составляющих образ), существенно большей, нежели у других вышеназванных факторов.

Известно, однако, что человек в ситуации выбора (любого) старается редуцировать свою задачу, уменьшив число факторов, определяющих решение (т.е. размерность пространства оснований выбора), ограничив его, как правило, тремя — пятью. Более того, люди, чаще всего априори, уже имеют порожденную их деятельностью и соответствующим жизненным опытом систему категорий, критериев, эталонов, через призму которой они осуществляют восприятие, оценивание и выбор. Иными словами, они имеют социальный стереотип, соответствующий ситуации выбора.

Согласно У. Липпману, стереотипы — это упорядоченные схематичные детерминированные культурой «картинки» мира в сознании человека, экономящие его усилия при восприятии социальных объектов и защищающие его ценности и позиции. В советской литературе [4] социальный стереотип определяется как эмоционально окрашенный, схематический, стандартный образ, для которого характерны поляризация оценки, жесткая фиксация, интенсивная аффективная коннотация (оценивание), устойчивость. Стереотипы несут функцию социальных эталонов, образцов, фиксирующих опыт.

Задача нашего исследования — изучение социальных стереотипов восприятия личностного образа народного депутата.

В основе применявшихся экспериментов лежит измерение среднестатистических оценочных реакций, свойственных выборочной совокупности респондентов. Данные измерений обрабатывались методами альфа-факторного анализа [5] и многомерного шкалирования [6]. В последнем случае использовался статистический пакет CLAMS (разработчик — СП «Динамика»).

Исследование проводилось в ноябре — декабре 1989 года в преддверии избирательной кампании 1990 года[*]. Генеральной совокупностью выступало множество всех избирателей г. Москвы. Модель выборки строилась как простая случайная; генеральная совокупность репрезентирована по значению для респондентов фиксированного набора личных качеств депутата. Ошибка репрезентативности данной выборки с доверительной вероятностью 0,954 не превышает 0,055. (Метод расчета выборки см. в [7].) Объем выборочной совокупности составил 1431 человек, ее социально-демографическая структура представлена на рис. 1–4.

 

2. Определение факторной структуры восприятия избирателями личностного образа народного депутата

Стереотипы обыденного сознания могут быть охарактеризованы через смысловое пространство, описывающее семантические поля соответствующих ролевых позиций (персонажей). Для выявления стереотипов обыденного сознания относительно типологии личности (типажности) депутата мы использовали метод личностного семантического дифференциала (ЛСД).

Рис. 1. Распределение выборочной совокупности по возрасту

pic1

 

Рис. 2. Распределение выборочной совокупности по полу

pic2

 

Рис. 3. Распределение выборочной совокупности по уровню образования

pic3

 

Pис. 4. Распределение выборочной совокупности по роду занятий

pic4

Метод ЛСД выступает комбинацией метода контролируемых ассоциаций и процедур шкалирования. Процедура ЛСД может быть охарактеризована как вербальная модель поведенческого реагирования на персонажи с разным ролевым статусом. ЛСД ориентирован на различение не персонажей, а реакций испытуемых на эти персонажи.

В целях экспериментальной психосемантической реконструкции стереотипов сознания избирателей в качестве стимулов в ЛСД были взяты персонажи «Самый распространенный тип народного депутата», «Тип народного депутата, который Вам нравится», «Тип народного депутата, который Вам не нравится», «Самый распространенный тип партийного руководителя», «Я сам (сама)». Выбор персонажей-стимулов обусловлен установленным в социально-психологических исследованиях фактом, что системообразующим элементом категориальной системы обыденного сознания при познании и восприятии социальных субъектов является «оценочное противопоставление». Оно выступает в роли «оси» нормативной оценки, на одном полюсе которой оказываются субъекты — носители социально одобряемых характеристик, а на другом — «негативные» субъекты.

В ходе пилотажного эксперимента к 80-ти испытуемым (в их роли выступили студенты МГУ им. М.В. Ломоносова) обратились с просьбой оценить восемь соответствующих исследованию персонажей («Депутат, чьи взгляды вызывают у меня возражение», «Депутат, олицетворяющий успех» и т.п.) по 60-ти униполярным семибалльным шкалам, которые образованы сравнительно высокочастотными личностными прилагательными, имеющими минимальную оценочную нагрузку. При составлении исходного списка прилагательных учитывались также построенные на материале русского языка личностные семантические дифференциалы [8–10]. Полученные в результате суммарные групповые матрицы подверглись факторному анализу. В итоге отобрано 30 прилагательных, максимально коррелировавших с этими персонажами и образующих их противоположные полюса. Выделенные прилагательные скомпонованы в 15 биполярных шкал-дескрипторов — основу ЛСД (табл. 1).

Таблица 1

tab1

Далее респондентам основного исследования предложили по данным шкалам оценить каждого из перечисленных в предыдущем абзаце персонажей.

Оценки персонажей по отдельным шкалам коррелируют друг с другом; с помощью факторного анализа можно выявить «пучки» таких высококоррелирующих шкал и сгруппировать их в факторы.

С социологической точки зрения каждый фактор можно рассматривать как смысловой инвариант некоторого множества шкал (множества дескрипторов, входящих в «пучок» корреляций), по которым люди оценивают личностные качества народного депутата. Факторы выступают здесь своего рода «метаязыком» описания признаков, служащих респондентам, для классификации персонажей. Можно сказать, что факторные структуры ЛСД отражают присущие респондентам структуры категоризации, опосредующие восприятие политического деятеля или самого себя, обыденную «типологию личности», выработанную житейским опытом респондентов. Использовавшийся в исследовании метод ЛСД как раз и направлен на выявление «имплицитной теории личности депутата»[**], присущей обыденному сознанию.

В дальнейшем мы приведем для краткости факторные структуры лишь двух персонажей.

Для персонажа «тип народного депутата, который Вам нравится» методом альфа-факторного анализа выделено четыре фактора.

Первый (объясняет 20,5% суммарной дисперсии) объединяет на положительном полюсе дескрипторы «надменный — доброжелательный», «сухой — общительный», «возбудимый — спокойный» и может быть интерпретирован как «коммуникативные свойства».

Второй (объясняет 12,4% суммарной дисперсии) включает шкалы простодушный — хитрый», «простой — утонченный» и может быть назван «простота» («бесхитростность»).

Третий (объясняет 10,7% суммарной дисперсии) объединяет шкалы «неповторимый — типичный», «неформальный — формальный» и может быть интерпретирован как «оригинальность» («необычность»).

Четвертый (объясняет 8,9% суммарной дисперсий) содержит дескрипторы «строгий — терпимый», «властный — мягкий» и может быть назван «властность».

Весьма похожие результаты для данного персонажа дало и многомерное неметрическое шкалирование по методу Джонсона, с помощью которого было выделено три фактора (рис. 5–7; для удобства рассмотрения дескрипторные пары описаны только первыми дескрипторами, а плоскость, на которую они проецируются, задается одним и тем же фактором по обеим осям). В качестве меры различия использовалась величина s = (1-r)/2, где r — коэффициент корреляции между двумя векторами оценок персонажей по отдельным шкалам.

Рис. 5. Проекция конфигурации дескрипторов персонажа «тип депутата, который нравится» на ось, образованную фактором «коммуникативные свойства»

pic5

 

Рис. 6. Проекции конфигурации дескрипторов персонажа «тип депутата, который нравится» на ось, образованную фактором «простота — оригинальность».

pic6

 

Рис. 7. Проекция конфигурации дескрипторов персонажа «тип депутата, который нравится» на ось, образованную фактором «властность»

pic7

Первый фактор здесь наиболее полно характеризуется дескрипторами «открытый — скрытный», «расчетливый — проницательный», «сухой — общительный», «возбудимый — спокойный, «интуитивный — логичный» и, вероятнее всего, также имеет смысл коммуникативных свойств персонажа, его «стиля общения», хотя здесь явно просматриваются и элементы «стиля мышления».

Второй фактор имеет на своих полюсах дескрипторы «простой — утонченный», «простодушный — хитрый», «неформальный — формальный», «неповторимый — типичный» и, очевидно, объединяет факторы № 2 и № 3, выявленные с помощью альфа-факторного анализа, т.е. факторы «простота» и «оригинальность».

Третий фактор характеризуется дескрипторами «уступчивый — упрямый», «властный — мягкий», «строгий — терпимый» и интерпретируется как «властность» или «сила Я».

Для персонажа «тип народного депутата, который Вам не нравится» методом альфа-факторного анализа также определены четыре фактора.

Первый (объясняет 19,8% суммарной дисперсии) включает в себя переменные «надменный — доброжелательный», «сухой — общительный», «возбудимый — спокойный». Данный фактор может быть интерпретирован как «коммуникативные свойства» (естественно, что для отрицательного персонажа эти свойства имеют негативную окраску).

Второй (объясняет 12,1% суммарной дисперсии) содержит дескрипторы «простодушный — хитрый» и «простой — утонченный». Этот набор переменных, знакомый нам по предыдущему персонажу, может быть условно назван «простотой».

Третий (объясняет 10,2% суммарной дисперсии) объединяет переменные «властный — мягкий» и «строгий — терпимый» и может быть представлен как «властность».

Четвертый (объясняет 9,1% суммарной дисперсии) содержит дескрипторы «типичный — неповторимый» и «формальный — неформальный». Это уже известный нам по предыдущему персонажу фактор «оригинальность».

Итак, факторная структура персонажа «тип народного депутата, который Вам не нравится» очень похожа на факторную структуру персонажа «тип народного депутата, который Вам нравится». Единственное качественное различие заключается в том, что в структуре персонажа «тип народного депутата, который Вам не нравится» по сравнению с позитивным персонажем переставлены местами 3-й и 4-й факторы. Таким образом, при восприятии данного персонажа фактор «властность» оказывается для респондентов более важным, чем «оригинальность».

Многомерное неметрическое шкалирование по методу Джонсона дало для персонажа «тип народного депутата, который Вам не нравится» результаты, почти идентичные тем, что и для персонажа «тип депутата, который Вам нравится».

Таким образом, результаты многомерного неметрического шкалирования хорошо согласуются с выводами альфа-факторного анализа. Отсюда следует, что выделенные факторы, скорее всего, являются не артефакторами, а действительными «координатными осями» восприятия народного депутата.

Устойчивость данной факторной структуры косвенно проверялась далее в одном из избирательных округов г. Москвы уже в разгар предвыборной кампании (январь 1990 г.). Выборка представляла избирателей данного округа (№ 300). В рамках исследования определялась структура восприятия избирателями персонажа «Ваш идеал политика». Совокупность дескрипторов, описывающих личностные качества данного персонажа, несколько отличалась от ранее представленной (табл. 2). Тем не менее, факторная структура персонажа оказалась полностью идентичной уже рассмотренным.

Таблица 2

tab2

Первый фактор (объясняющий 16,2% суммарной дисперсии) интегрирует дескрипторы «надменный — доброжелательный», «сухой — общительный» и известен нам как «коммуникативные свойства».

Второй фактор (объясняющий 13,9% суммарной дисперсии) образован дескрипторами «простодушный — хитрый», «простой — сложный» и может быть интерпретирован как «простота».

Третий фактор (объясняющий 10,0% суммарной дисперсии) состоит из дескрипторов «неповторимый — типичный», «неформальный — формальный» и, как в предыдущих случаях, назван «оригинальность».

Четвертый фактор (объясняющий 7,9% суммарной дисперсии) сформирован дескриптором «властный — мягкий» и интерпретируется как «властность».

 

3. Оценка персонажей ЛСД в пространстве выделенных факторов

На практике, например при проведении избирательной кампании конкретным кандидатом или прогнозировании возможных результатов выборов, важно не только выявить основные факторы, составляющие структуру восприятия личностного образа народного депутата, но и определить, как в пространстве этих факторов оцениваются вышеназванные персонажи.

Можно сказать, что факторы — это такие характеристики персонажей, которые существенны для принятия избирателем решения относительно кандидата в народные депутаты. Иными словами, социально-психологический смысл факторов состоит в подготовке субъектом решения относительно того или иного персонажа. Стереотипный характер отношения к кандидату заключается в том, что решение уже подготовлено отнесением его к сформированной заранее категории, оценкой по уже сложившейся системе факторов. Можно сказать, что «пространство восприятия» кандидатов выступает прообразом «политических реакций» на них. Поэтому потенциальному депутату важно вписаться в факторы восприятия «идеального политика» или «типа народного депутата, который нравится».

На основе данных опроса определены средние значения (медианы) оценок дескрипторов для обоих персонажей, описанных в предыдущем разделе, что в совокупности позволило определить полюса (положительный и отрицательный) дескрипторных пар, представленных в табл. 1. Когда средняя оценка дескриптора по персонажу сдвинута в ту или иную сторону, это фиксируется соответствующими стрелками «<=» и «=>». Отсутствие у дескрипторной пары стрелок означает, что среднее значение оценки равно 0, т.е. респонденты не смогли однозначно оценить какой-либо из признаков пары как позитивный или негативный для данного персонажа. Исходя из анализа оценок дескрипторов для обоих персонажей, можно охарактеризовать (оценить) каждый фактор, составляющий структуру восприятия респондентами данного персонажа.

Для персонажа «тип народного депутата, который Вам нравится» фактор «коммуникативные свойства» характеризуется положительными значениями входящих в него дескрипторов («доброжелательный», «общительный», «спокойный»). Фактор «простота» никак не оценен, и это означает, что данный персонаж воспринимается как в меру «простой» и в меру «хитрый» без преобладания одного из этих двух признаков. Оценки дескрипторов, входящих в фактор «оригинальность», сдвинуты в положительную сторону, и, следовательно, персонаж «тип депутата, который нравится» в сознании большинства избирателей все-таки чем-то выделяется из общего окружения, обладает какой-то «неповторимой» чертой. Наконец, фактор «властность», так же как и «простота», имеет нулевые оценки входящих в него дескрипторов, т.е. оцениваемый персонаж, по мнению респондентов, не слишком «строг», но и не слишком «мягок».

Для персонажа «тип народного депутата, который Вам не нравится» фактор «коммуникативные свойства» имеет, естественно, отрицательную окраску («надменный», «сухой», «возбудимый»). Оценка фактора «простота» достаточно противоречива: отрицательный тип депутата и «прост», и «хитер» одновременно. В оценке фактора «властность» преобладают уже с негативной окраской признаки «строгий» и «властный» (вероятно, чересчур «властный» или слишком «строгий»). Наконец, фактор «оригинальность» становится для данного персонажа антиподом, т.е. «типичностью» или «формальностью».

Таким образом, стараясь походить по личностным качествам на «тип народного депутата, который нравится» и, наоборот, смягчая в своем политическом имидже (образе) качества, присущие «типу народного депутата, который не нравится», кандидат имеет больше шансов на успех в предвыборной борьбе.

Вместе с тем важно знать не только оценки персонажей ЛСД по каждому фактору, но и значимость (вес) этих факторов в структуре восприятия респондентами каждого персонажа. Нами проведено многомерное индивидуальное шкалирование персонажей ЛСД, в результате которого построена конфигурация персонажей в пространстве выделенных факторов (рис. 8–9, названия персонажей приведены в сокращенном виде).

Рис. 8. Проекция конфигурации персонажей ЛСД на плоскость, образованную факторами № 1 и № 2

pic8

 

Рис. 9. Проекция конфигурации персонажей ЛСД на плоскость, образованную факторами № 3 и № 4

pic9

Из анализа конфигурации следует, что фактор «коммуникативные свойства» значимо входит в структуру восприятия всех персонажей, кроме персонажа «я сам»; фактор «простота» («бесхитростность»), напротив, более всего связан (коррелирует) с персонажем «я сам» и почти несвойственен персонажу «самый распространенный тип партийного руководителя»; фактор «оригинальность» имеет довольно большое значение при восприятии персонажей-«депутатов» и незначительное при восприятии персонажей «я сам» и «партийный руководитель»; наконец, фактор «властность» («сила Я») в наибольшей степени коррелирует с персонажем «партийный руководитель» и в наименьшей — с персонажем «тип депутата, который нравится».

Конфигурация персонажей ЛСД в четырехфакторном пространстве наглядно показывает степень различия в восприятии респондентами отдельных персонажей. Можно сказать, что структура восприятия различных персонажей-«депутатов» почти одинакова для них и не зависит от типа воспринимаемого персонажа — положительного или отрицательного. Напротив, она сильно отличается от структур восприятия персонажей «партийный руководитель» к «я сам», которые в свою очередь разнятся между собой. Данный вывод подтверждается результатами иерархического кластерного анализа и построения размытой классификации по методу Заде (рис. 10).

Испытуемым (330 человек — простая случайная выборка, репрезентирующая взрослое население одного из районов г. Москвы) предъявлялись сгруппированные в диады репертуарные позиции «депутат, который нравится Вам как личность», «депутат, который не нравится Вам как личность», «самый распространенный тип народного депутата», «депутат, олицетворяющий успех», «высоконравственный депутат», «депутат, чьи взгляды вызывают у Вас сильное возражение», «депутат, чьи взгляды Вы разделяете». От испытуемого требовалось, подставив на место каждой репертуарной позиции конкретного народного депутата СССР (из предложенного списка наиболее известных депутатов), определить и назвать, в чем состоит существенное сходство или различие в диаде. Например, «депутат, олицетворяющий успех» (Горбачев) и «высоконравственный депутат» (Сахаров) — оба конструктивны.

Получив от испытуемых индивидуальные наборы шкал (субъективные категории), мы отобрали три наиболее часто встречающиеся категории. Ими оказались «критичность», «конструктивность» и «жизненный путь».

К сожалению, пилотажный характер эксперимента не позволил с достаточной точностью определить более широкий набор дескрипторов, репрезентирующий личностные качества депутата. Тем не менее, можно утверждать, что при восприятии (оценивании) уже известных избирателю депутатов наиболее существенными для него факторами являются, с одной стороны, «критичность», т.е. настроенность на вскрывание «всех и всяческих» недостатков и ошибок, с другой — «конструктивность», т.е. способность выдвигать (предлагать) реальные варианты решения проблем и исправления этих ошибок.

Некоторым образом такой вывод подтверждается результатами анализа отношений к различным личностным качествам народного депутата.

Респондентам основного исследования (N = 1431) предложили оценить значимость для них тех или иных личностных качеств депутата (табл. 3; оценка «3» означает, что данное качество, по мнению респондента, очень существенно для депутата, оценка «-3» — качество совершенно несущественно для депутата). Выделенные нами в тезаурусе личностных качеств народного депутата категории не могут служить научными категориями социологии или социальной психологии, здесь используются категории обыденного сознания, задающие структуру восприятия населением образа народного депутата.

Данные опроса подверглись процедуре факторного анализа, в результате которого была построена факторная структура пространства личностных качеств.

Первый фактор (объясняет 28,6% суммарной дисперсии) объединяет такие качества депутата, как «личное обаяние», «привлекательность».

Второй фактор (объясняет 13,0% суммарной дисперсии) объединяет морально-нравственные качества: «критичность», «принципиальность», «ответственность».

Таблица 3

tab3

Третий фактор (объясняет 7,3% суммарной дисперсии) характеризуется профессионально-деловыми качествами народного депутата и объединяет «рациональность», «новаторство», «профессиональные знания».

Наиболее информативным (наиболее разделяющим депутатов при восприятии их избирателями) снова, как и при анализе факторной структуры персонажей ЛСД, оказался «внешний» фактор личного обаяния. Однако при анализе средних оценок значимости (см. значение медианы оценок в табл. 3) выяснилось, что наиболее существенными респонденты считают морально-нравственные качества депутата, далее по важности следуют профессионально-деловые качества и лишь затем внешняя «привлекательность».

Сравнивая результаты разных экспериментов, можно сделать следующие выводы:

1. В случае, когда конкретный народный депутат (или кандидат в депутаты) еще не известен избирателю, наиболее важными (информативными) для последнего являются «внешние» характеристики депутата, такие как «личное обаяние», «коммуникативные свойства», «понятность» («простота»), определенная (небольшая) «оригинальность».

2. При восприятии депутатов (кандидатов), которые в той или иной степени уже известны респондентам, главную роль играет морально-нравственный фактор, объединяющий такие личностные качества, как «критичность», «принципиальность», «ответственность», «властность» (последнее чаще выступает как негативный признак), и профессионально-деловой фактор, включающий «конструктивность», «рациональность», «новаторство», «профессиональные знания». При этом значимость профессионально-деловых качеств все-таки несколько уступает значимости качеств морально-нравственных.

 

Заключение

Как показывает опыт мировой науки, поведение избирателей невозможно предсказать исключительно на основании знания наличной ситуации — его можно прогнозировать только на основании знания моделей социальной действительности, которые существуют в сознании людей. Для того чтобы предсказать, кто из кандидатов в народные депутаты будет популярен у населения, необходимо узнать порожденный массовым сознанием специфический «образ предпочтительного депутата», раскрыть содержание личностных стереотипов, определить ту систему значений, категориальную сетку, при помощи которой избиратели вычленяют в народном депутате, политике значимые для себя признаки.

Многомерность социально-психологического описания личности народного депутата сама по себе вряд ли вызывает сомнение. Спорным является скорее набор личностных черт, подлежащих описанию. Из множества личностных качеств нужно выделить некоторые интегральные социально-психологические характеристики. Выделенные нами методами альфа-факторного анализа и многомерного шкалирования и описанные выше факторы отражают, как мы полагаем, основания классификации, которыми сознательно или неосознанно пользуются избиратели при сопоставлении личностей кандидатов в народные депутаты. Данные факторы являются, на наш взгляд, довольно устойчивыми элементами структуры личностного образа народного депутата, порожденного массовым сознанием избирателей.

 

Литература

1. Демидов А.М. Секреты избирателей // Социологические исследования. 1989. № 5. С. 29–35.
2. Бритвин В.Г. Кто станет депутатом? // Социологические исследования. 1989. № 6. С. 21–26.
3. Комаровский В.С. Типология избирателей // Социологические исследования. 1990. № 1. С. 42–47.
4. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: Изд-во МГУ, 1990. 240 с.
5. Ким Дж.-О., Мьюллер Ч.Ч. Факторный анализ: статистические методы и практические вопросы // Факторный, дискриминантный и кластерный анализ. / Пер. с англ.; под ред. Енюкова И.С. М.: Финансы и статистика, 1989. С. 22–24.
6. Терехина А.Ю. Анализ данных методами многомерного шкалирования. М.: Наука, 1986. 168 с.
7. Качанов Ю.Л, Горбачев О.Г. Метод построения представительной выборки по оценкам моментов второго порядка при ограничении на стоимость измерения. М.: ИС АН СССР, 1990. 22 с.
8. Бажин Е.Д., Эдкинд А.М. Личностный семантический дифференциал: методические рекомендации. Л., 1983.
9. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М.: Изд-во МГУ, 1983. 177 с.
10. Шмелев А.Г. Об устойчивости факторной структуры личностного семантического дифференциала // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1982. № 2.
11. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М.: Прогресс, 1987. 236 с.

 

Примечания

* Авторы работы хотели бы выразить благодарность руководству Московской ассоциации центров НТТМ, при финансовой поддержке которых проводилось настоящее исследование, а также Захарову Д.В., Коробову В.К., Пугачевой М.Г. и Шматко Н.А., непосредственно принимавшим в нем участие.
** Под «имплицитной теорией личности» понимается совокупность неявных представлений индивида о связях между личностными чертами народного депутата. На основании частичных, случайных впечатлений о личностных особенностях депутата имплицитная теория личности дает возможность сформировать его целостный образ.

Источник: Демократические институты в СССР: проблемы и методы исследования. Сб. ст. М., 1991. С. 28–43.

Комментарии