De arte gubernandi peninsulas (об искусстве управления полуостровами)

Колонки

Гуманитарный наблюдатель

19.03.2014 // 416

Доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник отдела христианской культуры Института мировой культуры Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, научный руководитель интернет-журнала «Гефтер».

(1) Теперь же, рассмотрев все правила управления полуостровами, приступим к изучению полуостровов. Полуостровом называется территория, окруженная морем и имеющая гавани для морской торговли, но при этом не вступающая в систему с другими островами в торговом обороте. Потому всякая торговля, которую ведет полуостров, должна быть защищена военной силой, и товары военные не менее значимы для экономики полуострова, чем товары гражданские. Полуостров соединен с материком перешейком, по которому доставляются товары, которые доставить по морю препятствует бурность моря или помехи, чинимые флотом противника. Тогда полуостров можно уподобить общественному дворцу, иначе говоря, Дворцу Совета, который соединен галереей с городом, в котором размещены войска. И тогда, если через перешеек осуществляются преимущественно мирные поставки, это можно уподобить надземной галерее, если же военные поставки, то уподобить подземному ходу. Последнее есть одна из причин, почему, завоевав полуостров, необходимо всячески скрывать наличие военных: дабы всякая позиция власти на полуострове, обеспеченная новыми военными поставками, была внезапной.

(2) К полуостровам можно отнести не только те земли, каковые именуются так в географической науке, но и те земли, которые требуются для военных целей. С островами они сходны укладом экономики, но не устройством поставок: ибо если остров получает продукты и товары для мирной жизни, каковые невозможно произвести на самом острове, тогда как военную мощь и порядок поддерживает своими силами, являя собой форпост и крепость военного порядка, то полуостров, напротив, получает военное оборудование извне, от больших стран, тогда как средства к мирной жизни добывать должен сам. К таким полуостровам можно отнести оконечности континентов, такие как Гибралтар и другие британские заморские владения, вытянутые вдоль побережья территории, каковые тоже для поставок по суше имеют лишь одну или несколько магистралей, как Абхазия, называемая землей Апсны, либо же острова, признанные частью городского порядка, такие как Северный Кипр, признаваемый частью Мерсина с точки зрения почтовой или телефонной связи. Иные, впрочем, говорят, что Северный Кипр — полуостров исключительно по звуку слова, но не смыслу; ибо это половина острова Кипр. Но мы полагаем, что различие в порядках на независимом Кипре и Северном Кипре делает независимый Кипр островом, а Северный Кипр полуостровом. Ибо независимый Кипр сам снабжает свою армию и имеет договоры с британскими базами, и таким образом, хотя базы Британии и гарантируют его безопасность извне, но благодаря ним он и процветает торгово, тогда как Северный Кипр должен как рынок недвижимости постоянно сам поддерживать в себе городской порядок, чтобы быть столь же привлекательным для торговли и вложений, как и Турция.

(3) Правила управления полуостровом отличаются как от правил управления островом, так и от правил управления материковой страной. Всякая собственность на материке завоевана доблестью: ибо вести хозяйство, терпя неурядицы и неурожаи, но при этом делая его рентабельным, есть не меньшая доблесть, чем постоянно обороняться, как то делают островитяне. И потому права собственности в жизни острова определяются условным порядком, установленным как наиболее удобный для жителей этого острова, тогда как права собственности в материковой стране определяются безусловно, как нерушимые и ни в коем случае не могущие быть поколебленными. Всякое попрание прав собственности на материке считается предательством, тогда как на острове оно может быть частью перехода к новому порядку, каковой будет лучшим для защиты острова. Например, если строительство крепостей на материке требует выкупа, каковой переучреждает экономический порядок, но не должен быть несправедлив ни к какому собственнику, то строительство крепостей на острове требует лишь перераспределения собственности, каковое справедливо для всех. Ибо отношение к собственности на острове — не доблесть, а участие; доблесть являет себя лишь в военных делах, а участие в собственности позволяет поддерживать жизнь и здравие человека. Полуостров тогда есть место общей собственности, каковая священна для общей доблести всех жителей, и потому любые поставки с материка новой собственности для всех и обнаруживают военную доблесть всех жителей полуострова или, во всяком случае, 97% жителей.

(4) Управляющий полуостровом потому должен следить за поставками, чтобы поставлялось то, что увеличивает общую собственность, например пенсии и льготы. Тогда полуостров будет чувствовать себя защищенным от внутренних разладов, которые всегда возникают, когда на полуострове пытаются учредить порядки собственности, напоминающие то материковую доблесть, то островную изворотливость, — что утомляет жителей и заставляет их стремиться в другое государство. Те же «националисты», которые на материке говорят, что поставлять на остров нужно все подряд, чередуя танки с КАМАЗами, должны быть названы «национал-предателями», если обитают на материке, так как они нарушают закон и обычай собственности, уместный для нации, и тем самым способствуют процветанию соседнего государства.

Комментарии