Крым аукнулся. Как откликнется?

Колонки

24.03.2014 // 9 843

Профессор исследований культуры Восточной Европы Лейпцигского университета, заместитель директора Лейпцигского центра истории и культуры Восточно-Центральной Европы (Лейпциг, Германия).

Глядя на внешнеполитические и политико-экономические последствия военного вторжения РФ на Крымский полуостров, вместе с последующей аннексией, убеждаешься, что перед нами не тщательно заранее продуманные действия, но иррациональный акт. Ведь военные действия вызвали многочисленные негативные последствия, которые не были предусмотрены Москвой и вообще не входили в число ожидаемых. Но мы видим по крайней мере восемь отягчающих побочных эффектов.

Во-первых, проект Путина о создании Евразийского союза теперь мертв: Украина не просто стремится стать частью Европейского союза, но в настоящее время готова быть принята туда с распростертыми объятиями и в Евразийский союз не пойдет уже никогда. Второй основной потенциальный член такого союза, а именно Казахстан, в шоке от русского подхода на Крым: так как в самом Казахстане вдоль длинной северной границы с Россией живет большое русскоязычное меньшинство, которое в иных регионах и городах даже составляет большинство. Министерство иностранных дел Кыргызстана подвергло критике выступление беглого украинского президента Януковича на российском телевидении как «неуместное и неадекватное», отказав Януковичу в легитимности. И даже белорусский диктатор Александр Лукашенко заклеймил аннексию Крыма, что означает начало конца конфедеративного объединения его государства с Россией.

Во-вторых — что напрямую связано с первым — Путин получил в качестве конкурента России в Центральной Азии Китай. Казахстан, Киргизия и другие государства региона будут гораздо решительнее ориентироваться на Пекин, где соблюдается принцип нерушимости границ и, при необходимости, как в случае Тибета, Хэнаня и в отношениях с Тайванем, любой сценарий отделения трактуется как сценарий фильма ужасов.

В-третьих, подход Москвы к международному праву, в действиях против Украины, пробудил европейскую политику Обамы от глубокого сна, как показывает усиление дипломатической активности и особенно появление истребителей США на восточных границах Польши и стран Балтии. Румыния также громко, и с хорошими перспективами для себя, требует более серьезного участия НАТО, чтобы защитить свои сухопутные границы и побережье Черного моря. Это создает, в свою очередь, защитный эффект одновременно для Молдовы и Украины.

В-четвертых, произойдет значительное снижение экспорта западных вооружений в технически отсталую в военном отношении Россию. Без высоких технологий с Запада наступательное российское оружие, которое совершенно безуспешно без поставок комплектующих с Востока Украины, превращает Россию в колосс на глиняных ногах.

В-пятых, растущая опасность шантажа ЕС Россией в энергетической политике ведет к снижению спроса на природный газ из северной России и из сибирских газовых месторождений, таких как Уренгой или Ванкор. Кроме того, происходит переориентация Украины, которая является одним из крупнейших потребителей природного газа и нефти, с восточного соседа на других более надежных поставщиков. Так как доходы от газового бизнеса продолжают быть важнейшим пунктом государственного бюджета России, то России грозит бюджетный кризис с далеко идущими социальными последствиями, особенно для пенсионеров, государственных служащих и вооруженных сил. Преимущество резкого краткосрочного роста популярности Путина после «репатриации» Крыма может столь же быстро скатиться в свою противоположность.

В-шестых, политика Москвы будет проверена на прочность из-за многих других негативных экономических и финансовых последствий. В дополнение к упадку фондового рынка и падению рубля, здесь ощутимо даст о себе знать тормозящий эффект беззакония и фаворитизма в отношении иностранных и отечественных инвесторов. Обозначенная в контексте борьбы с угрозой санкций конфискация иностранной собственности на средства производства в России и объявленная экспроприация без компенсации украинских государственных предприятий в Крыму Москвой сделает свое дело.

Восьмым — и, пожалуй, самым значительным следствием имперской позы Путина — станет то, что охваченный кризисом и сомневающийся в себе ЕС вновь сплотится, его страны сблизятся. Вид вооруженных до зубов современных русских спецназовцев из элитных подразделений, которые захватывают мирную туристическую зону без объявления войны и не имея на себе национальных опознавательных знаков, но с кевларовыми шлемами и керамической броней западного производства, вселяет уверенность в приверженцев ЕС. Европейцы как никогда с 1989 года вновь почувствовали себя в единой Европе. Теперь мы снова знаем, кто мы и кого нужно поблагодарить за демократию и верховенство права, равно как и процветание и безопасность Европы.

Spasibo, Владимир Владимирович!

Комментарии