Зло № 1

Колонки

На стыке цивилизаций

10.04.2015 // 2 773

Российский поэт, прозаик, эссеист, переводчик.

Буйное помешательство последних времен привело к неслыханной простоте. Каждый выбрал себе зло № 1 и всё приписывает ему одному. Объявляют, что самолет со 150 пассажирами разбил о скалы летчик-самоубийца — нет, это Америка уничтожила его лазером (так поначалу писали в российской «патриотической» прессе). Еще писали: летчик — исламист, действовал по заданию ИГИЛ. Мне странно, что никто не озаботился другим: почему самоубийца с хронической депрессией покончил с жизнями 150 человек, а не только собственной? Это говорит о том, что пассажиры и коллеги, члены экипажа, для него просто не существовали — расходный материал, «цель оправдывает средства», не до них: хочется погибнуть за штурвалом, а не просто выпить яду — так сказать, умереть на сцене. Разве не так же поступили с российскими солдатами, похороненными тайно, без опознавательных знаков: они тоже оказались расходным материалом в играх важных персон у руля. Как и лишенные обезболивающих онкобольные, причину самоубийств которых называть отныне запрещено Роспотребнадзором. Так не обращаются с гражданами «великой страны», о которой нам неустанно твердят.

Запреты, аресты, обыски, «точечные» расстрелы, государственная тайна без берегов, «русский мир» наш, где бы он ни находился, закон об оскорблении чувств верующих, ежедневные сводки о ядерном оружии, готовность его «расчехлить» — так Путин стал злом № 1 в миллионах голов по всему миру. И в 29 миллионах голов в России (ниже скажу, откуда цифра). Расстреляли карикатуристов «Шарли» — это Путин (или условный, коллективный «Путин»), потому что он лоббирует Марин Ле Пен, став на своем третьем/четвертом сроке ультраправым политиком. И ультралевым, одновременно — эту его ипостась поддерживает Алексис Ципрас. Французская разведка докладывала: оба теракта — в редакции «Шарли» и в кошерном супермаркете — совершили исламисты. «Не верю», — говорят станиславские, у которых зло — Путин. «Не верю», — возражают им те, у кого зло № 1 Израиль / Моссад / всемирный еврейский заговор. «Не верю», — возмущаются держатели зла на американцев, — ведь они финансируют всех несогласных по всему миру, они устроили Майдан, и это был давний план для того, чтобы уничтожить/завоевать Россию. Допустим. Тогда почему же, зная об этих коварных планах, ответственные лица России этому плану последовали? Вместо того чтобы разбить его на корню. А именно: поддержать в ноябре Майдан, заявив, что Таможенный союз Евросоюзу — друг, товарищ и брат. Российскому ставленнику Януковичу велеть произнести речь «я устал, я ухожу», продемонстрировав для убедительности «золотой батон». Одобрить перенос президентских выборов с конца 2014-го на весну — так или иначе, поддержать «братский народ». Хотя бы сделать вид. Правда, тогда невозможно было бы забрать Крым. Разве что купить, предложив в обмен финансовую поддержку, в которой Украина более чем нуждалась. Но это все — если хотеть противостоять коварным американским планам. Буш-младший и так уже совершил преступление с огромными разрушительными последствиями, начав войну в Ираке. И зачем только Путин в 2008-м говорил ему, что Украина — недогосударство! Видимо, тут коварный план и возник. Но тогда была дружба, русский с американцем — братья навек. Переделать однополярный мир в двуполярный все равно очень хотелось, да и мир бы рукоплескал, если б Россия явила себя как пример самой большой демократической, инвестиционно привлекательной и законособлюдательной страны в Европе. Мир ждал и надеялся, но все время случались срывы: то выборы губернаторов отменят, то Магнитский, то Политковская, то полониевый скандал, то два президентских срока хитро превращаются в бесконечность, то война в Грузии, ну и коррупция на грани сицилийской фантастики. И удар под дых — Крым.

Я не только не против, чтоб Крым был наш, я за то, чтоб весь мир был наш. Но способ, которым был возвращен Крым, юридическим языком определяемый как аннексия и агрессия (второе признал спустя год и автор сценария), и последующее переименование с оружием в руках Донецкой и Луганской областей Украины в Новороссию, как раз и стало препятствием к тому, чтобы мир был наш. Продолжал быть нашим — с нами, за нас — тот, который уже был, и стал бы нашим тот, который смотрел на нас выжидательно. Правда, совсем не хотелось бы оказаться по одну сторону с рубщиками голов, людоедами и государствами, где «незаменимых нет», где человек — не более чем элемент декорации на парадах.

Вообще, разрушать однополярный мир довольно-таки опасно. Ведь «варвары» (будущие европейцы), сокрушив Римскую Империю, свою цивилизацию смогли построить только через тысячу лет после этого, сперва на том же месте, в Италии (кватроченто), далее постепенно везде. А все это время флаг цивилизации развевался над Китаем и арабским миром. Христиане же бесконечно воевали, делили между собой земли, гибли от чумы, инквизиции, антисанитарии, церковных распрей, растаскивая на камни римские строения, которые удивляют даже сейчас: римский акведук в Ниме держится с I века только тяжестью правильно выпиленных и прилаженных друг к другу камней, без всяких склеек. Разумеется, справедливо и то, что Римская Империя сама деградировала и сдалась, растеряв все свои смыслы.

Про Путина и Обаму как зло № 1 шутят в «Фейсбуке»: «А ведь такого еще не было, чтобы безумный, непрерывный ветер длился более трех суток И это одновременно в Дюссельдорфе, Брюсселе, Москве, Харькове, Ростове. — Неужели Путин?! — Ну, не Меркель же?» «Я могу понять, как Обама гадит в российских подъездах, как он повышает цены в магазинах, но как он умудрился поджечь атомную подлодку?!»

И тут, без всяких шуток, зам. главного редактора газеты «Известия» Б. Межуев публикует статью, в которой говорит, что в стране сложился консенсус из 4/5 населения, которые он условно называет «Крымнаш» (они же — за Путина), и 1/5, с которой надо что-то делать. Оставлять эту 1/5 населения вместе с 4/5 нельзя, потому что «усилия по ее сохранению будут объясняться и оправдываться необходимостью дать голос способным, творчески мыслящим, независимым, креативным людям. Но в реальности эти усилия обернутся перетоком креативных, мыслящих и независимых — коих, надо признать, во всяком обществе всегда немного — в сторону 1/5, не вошедшей в “Крымнаш”. Уверен, если бы в политическом поле Северо-Американских Штатов сохранилась партия “политических канадцев”, США стали бы рано или поздно ухудшенной версией Канады».

Когда в комментариях ему указывают на то, что такая постановка вопроса является ремейком нацистской идеологии: есть мы, «тысячелетний рейх», с консенсусом 4/5, а кто не с нами, с теми надо «что-то делать», он отвечает: «Пусть визжат». Но ведь так и было: кто мог, покинул «немецкий мир», большинство не могли. Что делать — закапывали во рвы, но всю землю не перекопаешь, вот и возникли печи Освенцима как эффективное техническое решение. 1/5 сегодняшней России — это гораздо больше, чем гитлеровские «национал-предатели» и евреи, это 29 миллионов человек. Что можно сделать с такой человеческой массой? Что бы ни придумал Межуев, даже самый «вегетарианский» вариант — рассовать эти «лишние» миллионы по разным странам — нереализуем. Сталинский опыт — расстреливать / сажать / использовать как рабский труд — считается «лучше» гитлеровского, поскольку не был законодательно осужден. Хотя всякая мясорубка, с какой бы идеологией она ни запускалась, должна быть причислена к списку реальных зол № 1. Политолог Алексей Макаркин справедливо возражает Межуеву: «В результате получится не Америка 1787-го, а СССР 1949-го». А прокремлевский политолог Дмитрий Орлов пытается поправить единомышленника: «На тысячу лет загадывал Гитлер, мы не будем, конечно. Для нынешнего момента более важной уже является антикоррупционная повестка, а не реинтеграция Крыма. Мне трудно представить себе, что она вновь станет доминантой в 2016-м и тем более в 2018 году». Межуев отвечает: «Дмитрий, Крым от Вас или точнее нас никуда не уйдет ни в 2016-м, ни в 2018-м — это до 2024-го главная тема: никакой антикоррупционной повесткой вы ее не перешибете».

Действительно, Путин — до 2024 года, о какой «антикоррупционной повестке» может идти речь? Вот и председатель Конституционного (!) суда Зорькин в своей статье в «Российской газете» «по-нашему, по-простому» замечает, что скрепы важнее законов. А Всеволод Чаплин уточняет: «Противопоставление народа и власти — это навязанная нам, чуждая для нас идея. Но это единство народа и власти немыслимо без веры, именно поэтому ценность веры является центральной». И в книге [1], которая «предназначена для студентов православных университетов и теологических факультетов светских вузов» ее автор Щипков А.В. совсем уж идет вразнос: «Конечно, сама либерально-православная инквизиция не имеет в своем распоряжении костров и крючьев в натуральную величину, но методом смолы и перьев в исполнении подручных СМИ владеет вполне. Их цель — сделать православие разменной монетой общегуманистических практик».

Это предупреждение тем, кто решил, что быть православным — индульгенция от попадания в 1/5, с которой «надо что-то делать». «Хочется пожелать Курентзису не учить нас, как нам жить. Свою жену учите, как щи варить. Россия не Греция. Там Вы можете делать, что хотите. А у нас свои моральные и нравственные устои», — комментарий под монологом выдающегося дирижера Теодора Курентзиса, вступившегося за свободу творчества, на Colta.ru.

Страна, где гуманизм и свобода, демократия и апелляция к законам стали ругательствами, где принадлежность к провластному «консенсусу» (кто-то хорошо сформулировал — «с оправдания необходимости “тоталитарного консенсуса” начинались все человеческие трагедии прошлого») объявляется единственной нормой — от такой страны добра не ждут. «Лишь бы не было войны», — повторяют теперь повсюду, где помнят кошмар Второй мировой, присказку моего детства. Георгиевская лента, отмененная и вновь введенная советской властью с названием «гвардейская», переживает свое третье перерождение, в качестве флагов «Новороссии» и «Антимайдана». К 70-летию Победы продают автомобильные наклейки «1041–1945 — можем повторить», Сталин — снова герой, а «простых», не специально отобранных, ветеранов не пустят на парад 9 мая. Сама идея военного парада, надо сказать, впервые за десятилетия стала восприниматься многими (мной в том числе) в новом контексте. Слишком много было за год танков, градов, буков, искандеров, и говорят они уже не о памяти, а об угрозе. Всегдашний лозунг празднования Победы «Это не должно повториться» исчез. И вот еще странная история с орденами. Их давали за военные подвиги, за убийства, да, но то — оборонительная война, законная самозащита. Сегодня некоторые ордена дают — такое складывается впечатление — за убийства по заказу. Поскольку власть находится в руках спецслужб, жизнь наполнилась спецоперациями — тайной войной, где есть неизвестно кем устраняемые враги и как бы honoris causae награждаемые герои. И что бы ни происходило — «Боинг», «Тангейзер», Немцов — первая реакция провластных СМИ была однотипной: «Это Запад/либералы для дестабилизации общества. А целились в Путина». Те же, кто считает себя принадлежащими к 4/5 и потому неприкасаемыми, от неожиданности заговорили прямо-таки комично: претензии Следственного Комитета депутат Вороненков объяснил «завистью» из-за его свадьбы, а театральный директор Кехман — «антисемитизмом». И это все тоже реальное зло № 1. Потому что не существует никаких «пятых», если не науськивать общество на самоубийство, на большую войну.

 

Примечание

1. Щипков А.В. Религиозное измерение журналистики. М., 2014.

Комментарии

Самое читаемое за месяц