Три книги о будущей войне. Книга первая

Большевики как представители народа: военная теория на службе «масс»

Карта памяти 13.05.2015 // 3 121

От редакции: Продолжение личного проекта на Gefter.ru

То, что Советский Союз в 20-е и 30-е годы готовился к войне ввиду внешней угрозы, — общеизвестно. Во многих книгах воспоминаний говорится о том, что ощущение скорой войны висело в 30-е годы в воздухе. Это ощущение было, с одной стороны, едва ли не всеобщим, а с другой — весьма неопределенным. Практически никогда воспоминания не касаются того, какой именно войны ждали мемуаристы, кто на кого и при каких обстоятельствах должен был напасть.

Во всяком случае, война 1939 года с Польшей и Финляндией войной не воспринималась, в отличие от войны с Германией 1941 года.

Внешнеполитические ощущения советских граждан в очень большой, если не исключительной степени зависели от пропаганды как единственного источника информации о внешнем мире.

В послевоенное время пропагандой сформировалось общепринятое мнение, что угроза войны для Советского Союза исходила в 1930-е годы исключительно от нацистской Германии.

Тем больший интерес представляют ранние образцы советской пропагандистской продукции конца 1920-х — начала 1930-х годов, в которых перспективы будущей войны обрисованы совершенно иначе.

Три книги, предлагаемые читателю, посвящены будущей войне и трактуют ее с характерной для того времени и позднее исчезнувшей из советской литературы откровенностью.

Эти книги, несомненно, могут многое прояснить относительно того, что собой представляло военное планирование раннесталинской эпохи, с кем готовилось воевать советское правительство и как эти планы подавались в пропагандистской прессе.

***

Самая ранняя из них, книга «Будущая война и задачи обороны СССР» вышла в 1928 году тиражом 8 тысяч экземпляров. Она написана сотрудником разведывательного управления штаба РККА Яном Матисовичем Жигуром [1].

В качестве главного врага СССР в книге Жигура указана Англия: «Во главе буржуазных государств в борьбе против СССР шла и идет Англия, так как последняя больше всех других заинтересована в уничтожении советского государственного строя» [2].

Военные планы Англии заключаются в подготовке «…вооруженных сил (в первую очередь наших западных соседей и контрреволюционных организаций внутри нашей страны для военного выступления против СССР с целью свержения советского строя и превращения нашей территории в колонию для жестокой капиталистической эксплуатации» [3].

Таким образом, непосредственными будущими противниками СССР должны оказаться его западные соседи — Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния. При этом наибольшую опасность представляют Польша и Румыния. Суммарная численность сухопутных армий всех западных соседей исчисляется на 1928 год в 575 тыс. человек. Но «…в будущей войне общая численность мобилизованных армий наших западных соседей в первый период войны составит около 3500 тыс. человек.<…> Само собой понятно, что наш Советский Союз в случае войны вынужден будет выставить мобилизованную Красную армию, численно не уступающую нашим противникам» [4].

По версии книги Жигура будущая война должна была представлять собой столкновение РККА с объединенными армиями всех западных соседей СССР при поддержке их Англией, которая «…готова прибегнуть к самому решительному средству — военному нападению на СССР с целью свержения советской власти и установления господства иностранного капитала (в первую очередь, разумеется, английского) в нашей стране» [5].

Обстоятельства начала войны не оговариваются, так же как и вероятность заключения между западными соседями СССР военного союза, ставящего своей целью нападение на СССР и его оккупацию. Ясно только, что война будет очень длительной, что видно из расчетов ее потребностей, в частности из названия таблицы «Годовая норма расхода оружия в будущей войне».

***

Брошюра Ворошилова «Будет ли война?» вышла в 1930 году массовым тиражом в три миллиона экземпляров.

Согласно Ворошилову, военная ситуация в мире определяется тем, что капиталистические государства непрерывно вооружаются друг против друга. В частности, Англия вооружается против Америки, Япония — тоже против Америки. Но одновременно все они вооружаются против СССР, поскольку «…буржуазия давно поняла, какая смертельная рана нанесена ей самым фактом создания первого рабочего государства» [6].

Сначала империалисты задумали подчинить СССР экономически:

«Подчиним их (то есть нас с вами) экономически (то есть хозяйственно), — думали они, — проникнем к ним с нашими капиталами. И тогда, с ростом хозяйства, советская власть постепенно переродится и пойдет на сделку с мировой буржуазией за счет рабочих и крестьян. Но ненависть к большевистскому строю и страх перед грядущим во много раз увеличились, когда расчеты и надежды буржуазии не оправдались и наше хозяйство начало бурно расти на социалистической основе. С этого момента начинается уже планомерная подготовка нового вооруженного нападения на Советский Союз» [7].

Подготовка к нападению на СССР заключается в том, что граничащие с СССР государства — Польша, Румыния, Эстония, Латвия, Финляндия — заключают между собой военные и политические соглашения. Поскольку за ними находится разоруженная Германия, а дальше — дружественные им Англия и Франция, получается, что все соглашения направлены против СССР.

Главным непосредственным противником СССР при этом выставлена Польша, названная «фашистской» [8].

Прогноз брошюры Ворошилова несильно отличается от прогноза книги Жигура. Главный враг СССР — это Англия, затем все прочие капиталистические государства, в первую очередь — Франция. Но непосредственными военными противниками СССР будут поначалу его западные соседи во главе с Польшей, которые и развяжут войну.

«В подготовке к новому нападению на СССР крупнейшие хищники предпочитают действовать не прямо, а окольными путями и чужими руками. Они рассуждают так: сперва пустим против них (то есть нас) какой-нибудь небольшой отряд, Будет успех, подадутся назад рабочие и крестьяне СССР, в другом месте ткнем их посильней, а потом навалимся всей силой и раздавим навсегда» [9].

Видимо, исходные формулировки такого рода пропагандистских конструкций принадлежат лично Сталину.

Во всяком случае содержание брошюры Ворошилова очень напоминает текст письма Сталина Молотову от 9 сентября того же 1930 года:

«Поляки наверняка создают (если уже не создали) блок балтийских (Эстония, Латвия, Финляндия) государств, имея в виду войну с СССР. Я думаю, что пока они не создадут этот блок, они воевать с СССР не станут, — стало быть, как только обеспечат блок, — начнут воевать (повод найдут). Чтобы обеспечить наш отпор и поляко-румынам, и балтийцам, надо создать себе условия, необходимые для развертывания (в случае войны) не менее 150–160 пехот[ных] дивизий, т.е. дивизий на 40–50 (по крайней мере) больше, чем при нынешней нашей установке. Это значит, что нынешний мирный состав нашей армии с 640 тысяч придется довести до 700 тысяч. Без этой “реформы” нет возможности гарантировать (в случае блока поляков с балтийцами) оборону Ленинграда и Правобережной Украины. Это не подлежит, по-моему, никакому сомнению. И наоборот, при этой «реформе» мы наверняка обеспечиваем победоносную оборону СССР» [10].

Брошюра Ворошилова написана гораздо примитивнее книги Жигура, что объясняется ее нацеленностью на самые широкие круги населения, в первую очередь, видимо, на солдат.

***

Книга «От первого тура революций и войн ко второму» издана в 1934 году тиражом 6000 экземпляров.

Ее автор, Евгений Варги (1879–1964), — венгерский коммунист и известный советский специалист по политической экономии, будущий академик АН СССР, с 1927-го по 1947 год — директор Института мирового хозяйства и мировой политики.

Книга Варги представляет собой обработанный доклад, произнесенный на Второй Всесоюзной сессии вышеупомянутого института в июне 1934 года. Она написана специфическим псевдонаучным языком, на каком общались тогда советские марксисты между собой, и им же и адресована.

Главный научный тезис Варги — благоприятные для СССР результаты будущей войны: «…если империалистическая война начнется раньше, чем новый тур революций, то она необычайно ускорит начало революций. Возможность превращения империалистической войны в гражданскую войну против своей буржуазии в настоящее время несравненно более реальна, чем в Первую мировую войну» [11].

В описании международной обстановки Варга не слишком отличается от Жигура и Ворошилова: главная задача империалистов всего мира — любыми способами бороться с СССР:

«В целях обеспечения мира, т.е. обеспечения достигнутого путем мировой войны передела мира, была создана Лига наций, которая должна была в то же время служить средством для организации войны против Советского Союза» [12].

В то же время империалистический мир раздирают противоречия, которые чреваты войнами между ними. Но до крупных войн дело пока не дошло — поскольку, помимо мирной политики СССР, еще и эти противоречия препятствуют образованию крупных военных блоков [13].

В то же время воевать против СССР планируют все: «…Для контрреволюционной войны против Советского Союза в настоящее время намечается блок Японии и Германии. Эти страны в известных границах поддерживала Англия… <…> Англия и Япония несомненно являются потенциальными союзниками как в войне против Советского Союза, так и в войне против Соединенных Штатов» [14].

Англия, Германия и Франция тоже находятся между собой в состоянии конфликта, грозящего войной:

«Если вооружение Германии и в особенности увеличение ее военного и воздушного флота будет и дальше идти нынешним темпом, то Германия может и в экономическом, и в военном отношении снова сделаться таким же опасным противником Англии, каким она была в довоенное время. <…> С другой стороны, Франция в стратегическом отношении теперь еще более опасна для Англии, чем до войны. Преимущества, которые давало Англии в отношении Франции (а отчасти и в отношении Германии) ее островное положение, сводятся на нет развитием в послевоенное время подводного и воздушного флота. Это означает, что Англия не может начать войну, если она не будет уверена в нейтральности Франции. Итак, либо союз с Францией на случай войны, либо война с Францией!» [15]

О перспективах войны СССР с западными приграничными государствами Варга не упоминает вовсе. Но подробно останавливается на роли фашизма, причем характеризует этот термин своеобразно:

«Под фашизмом мы понимаем три, хотя и связанных между собою, но все же различных явления:

а) фашизацию государственного аппарата, т.е. сосредоточение государственной власти в руках узкого круга лиц при одновременной ликвидации парламента или ограничении его прав;

б) фашистское движение, которое сейчас на той или иной ступени своего развития существует почти во всех капиталистических странах;

в) фашизм у власти.

Фашизация государственного аппарата представляет собой общее явление, имеющее место во всех капиталистических странах; фашистское движение существует в большинстве капиталистических стран; у власти же фашизм находится только в нескольких странах» [16].

При этом к странам с фашистским режимом отнесены Венгрия и Польша [17].

Германия упоминается как фашистское государство, но при этом указывается на слабость гитлеровского режима.

Фашизм рассматривается как явление менее опасное, чем социал-демократия («социал-фашисты») и как конечная форма диктатуры буржуазии: «…между ней и крушением власти буржуазии никакой новой формы этой власти уже появиться не может» [18].

В целом, Германия никак не выделена в общем ряду врагов, ключевое место в котором занимает Англия. А перспективы будущей войны рассматриваются как вполне благоприятные:

«Не может быть никакого сомнения в том, что в отличие от первого тура революций сейчас факторы, благоприятствующие победе революции, перевешивают неблагоприятные факторы. <…> Весьма возможно, что в течение ближайшей войны борьба за власть будет во многих странах идти в тесном переплетении с войной — в форме превращения империалистической войны в гражданскую. Задачи коммунистических партий будут огромны и сложны. Если партии окажутся на высоте этих задач, то победа пролетариата в ряде стран в предстоящем туре революции и войн представляется обеспеченной» [19].

За этой оптимистической концовкой высвечивается отчетливая надежда на мировую войну всех со всеми, из которой только СССР сможет выйти победителем.

***

Все три книги представляют собой характерные варианты пропагандистской маскировки реальных внешнеполитических планов сталинского правительства, рассчитанные на разные аудитории.

Несомненно, что описанная в них политическая ситуация имеет мало отношения к реальности. Насколько мало, об этом читатели могут судить сами.

Все вместе они дают любопытную возможность понять смысл и эволюцию сталинской внешней политики между 1928 и 1934 годами.

 

Я. Жигур. Будущая война. Задачи обороны (М.–Л.: Московский рабочий, 1928. Тираж 8000 экз.)

1. Борьба капиталистического мира против СССР

Рождение Республики советов в октябре 1917 г. было встречено величайшей враждебностью со стороны всех буржуазных государств. Наша советская страна с самого начала своего существования не только подверглась хозяйственной блокаде, но также вынуждена была вести вооруженную борьбу против военного нападения буржуазных стран. До осени 1918 г. германские войска занимали Украину с Донецким бассейном, Белоруссию и Прибалтику. Только после крушения германского империализма и ноябрьской революции в Германии немецкие войска покинули пределы Украины. Бывшие «союзники» царской России в 1918 г. развернули широкую работу по организации заговоров, и восстаний внутри страны против советской власти (мятеж чехо-словаков, восстание в Ярославле, заговоры в Москве и т.д.). Одновременно с этим летом 1918 в Мурманске и Архангельске были высажены англо-французские войска для занятия северной части Советской России и поддержки восставших чехо-словаков и белогвардейцев. В конце 1918 г. французы высадили свои войска в Одессе и Крыму и заняли часть советского Юга. Осенью 1918 г. англичане захватили район Баку. Японцы и частично американские войска заняли наш Дальний Восток.

Союзники отзывали широкую поддержку предоставлением военных материалов и денег Колчаку, Деникину, Юденичу и прочим руководителям русской контрреволюции для их вооруженной борьбы против советской власти. Так, например, английское правительство, по тем отчетам, которые оно представляло парламенту, израсходовало па поддержку вооруженных сил русской контрреволюции свыше 500 млн золотых рублей. В этом оно должно было признаться перед английским парламентом; разумеется, еще более значительные суммы были израсходованы английским буржуазным правительством без ведома парламента.

Как известно, в течение 1918–20 гг. наша Красная армия разбила отечественные контрреволюционные вооруженные силы и заставила иностранные войска покинуть нашу советскую землю. Рабочие и крестьяне в вооруженной борьбе; отстояли право на существование советского государства, завоевали возможность перейти к мирному труду, к строительству социализма в нашей стране. После наших военных побед буржуазные государства вынуждены были отказаться от открытой вооруженной борьбы против нас. В начале 1920 г. главные империалистические государства вынуждены были отказаться и от блокады нашей советской страны. После окончания войны с Польшей и разгрома Врангеля осенью 1920 г. мы завоевали «передышку» восстановления разрушенного хозяйства для преобразования страны на социалистических началах.

Однако мы знали и знаем, что мир, завоеванный нами с такими трудностями, не является долговечным, Буржуазные страны отказались от открытой вооруженной борьбы против нашего Советского Союза, но не навсегда. Между нашей советской страной и капиталистическим миром существуют и развиваются такие противоречия, которые рано или поздно должны вызвать снова открытию вооруженную борьбу.

Мы являемся первой страной в мире, где у власти — рабочий класс. Наше успешное строительство социализма па практике показывает силу, способности и возможности рабочего класса, взявшего власть в свои руки, строить новую, лучшую жизнь. Каждый год существования СССР, каждый крупный успех в нашем социалистическом строительстве оказывает революционизирующее влияние на рабочий класс буржуазных стран и показывает путь, по которому должны следовать трудящиеся всех стран.

Наша национальная политика и политика Советского Союза по отношению к угнетенным странам Востока также оказывает большое влияние на борьбу за их освобождение от ига империализма. Подъем национального освободительного движения в колониях, для которых СССР является путеводной звездой, освещающей путь борьбы с империалистами, не вызвать обострения враждебного отношения к СССР со стороны международной буржуазии. Кроме того, капиталисты сильно заинтересованы в использовании наших природных богатств, нашего сырья, нашего внутреннего рынка для получения высоких прибылей. Советская же власть, при вкладывании иностранцами в СССР капиталов, не допускает получения грабительских прибылей и сильно ограничивает возможности эксплуатации рабочих, занятых на службе у иностранных капиталистов (концессионеры и т.д.) Каждый успешный шаг нашего социалистического строительства уменьшает надежды международного капитала на возможность восстановления капиталистических порядков в стране Советов.

Все это вместе взятое приводит к тому, что иностранные капиталисты и их правительства ведут планомерную постоянную хозяйственную, финансовую (денежную) и политическую борьбу против Советского Союза и подготавливают вооруженные силы для войны против нас. Во главе буржуазных государств в борьбе против СССР шла и идет Англия, так как последняя больше всех других заинтересована в уничтожении советского государственного строя.

Хозяйственная мощь Англии заключается, главным образом, в ее колониях (в первую очередь, в Индии). Национально-революционное движение, развивающееся под влиянием успехов нашего строительства и нашей политики в колониальных и полуколониальных странах, а также в самой Англии, превратило последнюю в злейшего врага нашего Советского Союза и организатора всяких противосоветских выступлений (нападение на наше посольство и консульство в Китае, убийство Воейкова в Варшаве, разгром нашего торгпредства в Лондоне, разрыв советско-английских дипломатических и торговых отношений, покушение на наших официальных представителей в Польше и т.д.).

Противосоветские планы английской крупной буржуазии, денежных тузов и их правительства в основном сводятся к следующему:

1) Вытеснение влияния Советского Союза из стран Востока с тем, чтобы там обеспечить дальнейший грабеж угнетенных народов английскими капиталистами, подготовить эти страны к тому, чтобы они в нужный момент выступили против нас.

2) Осуществление хозяйственной и финансовой денежной блокады нашего Союза с тем, чтобы вынудить нас идти на крупные уступки иностранному капиталу (отмена монополии внешней торговли, сдача концессий на выгодных для капиталистов условиях, отмена и изменение законов о труде для рабочих, занятых на концессионных предприятиях и т.д.).

3) Подготовка вооруженных сил (в первую очередь наших западных соседей и контрреволюционных организаций внутри нашей страны для военного выступления против СССР с целью свержения советского строя и превращения нашей территории в колонию для жестокой капиталистической эксплуатации.

Этот план действий неоднократно, почти открыто, подтверждался видными представителями английского капитала и правительства.

В каком положении находится действительное осуществление этого плана?

Временные неудачи китайской революции летом 1927 г. нанесли крупное поражение не только национально-революционному движению Китая, но и всей освободительной борьбе угнетенных народов Востока. Здесь Англия временно достигла некоторых успехов по восстановлению и укреплению своего сильно пошатнувшегося положения колониального грабителя. Однако те революционные силы, которые начинают пробуждаться в странах угнетенного Востока, восставать против ига империалистов и которые таят в себе великие революционные возможности, позволяют считать, что понесенное поражение в Китае является лишь временным. В Китае, с его 450-миллионным на 90% крестьянским населением, по-прежнему остается неразрешенным земельный вопрос. Рабочий класс подвергается жесточайшей эксплуатации. В стране при поддержке империалистов продолжается произвол и грабежи со стороны военщины. Империалистические государства (Япония, Англия, САСШ и др.) бесцеремонно нарушают элементарные права независимого Китая. Все это создает в Китае такую обстановку, которая не может не вызвать нового подъема революционного движения. В других угнетенных странах Востока также продолжают назревать национально-освободительные и революционные силы. Недовольство угнетенных народов время от времени выливается в открытые выступления против иноземного империалистического угнетения. Об этом свидетельствует последняя волна протестов в Индии против комиссии англичан по пересмотру конституции, англо-египетский конфликт, военные выступления вахабитов (Аравийский полуостров) и т.д. Новая волна национально-революционного движения на Востоке безусловно причинит Англии и прочим империалистическим державам еще большие «неприятности», чем до сих пор, подорвет их могущество и таким образом ослабит их в борьбе против СССР и их собственного рабочего класса. Отсюда наш лозунг: все симпатии трудящихся СССР, максимум возможной поддержки — национально-революционному движению угнетенных стран Востока.

Для осуществления хозяйственной и финансовой блокады СССР Англия стремится создать единый фронт всех великих держав, ибо без этого блокада не может быть осуществлена. Однако добиться полной договоренности в этом отношении между великими державами крайне трудно и на ближайшее время даже невозможно. Англия весною 1927 г. порвала дипломатические и торговые отношения с нами. Но это вызвало усиление наших торговых связей с Северо-Американскими Соединенными Штатами (САСШ) и Германией. Даже некоторые крупные английские фирмы продолжают торговлю с нами из-за недостатка рынков сбыта товаров в других странах. Что касается внешних займов, то нам их теперь не предоставляют так же, как и до разрыва с Англией. Долгосрочные кредиты в ограниченных размерах нам удалось получить в Германии и частично в Австрии. Таким образом, осуществление хозяйственной и финансовой блокады СССР отнюдь не такое легкое дело, особенно если учесть, что из-за недостатка рынков сбыта товаров и в борьбе за промышленное сырье (нефть и т.д.) и за советские рынки происходит конкуренция между капиталистическими странами.

Созданию единого противосоветского фронта сильно мешают также развивающиеся и обостряющиеся противоречия между империалистическими державами. Так, например, с 1927 г. борьба между Англией и САСШ приняла особенно острый характер. Об этом наиболее ярко свидетельствует провал летом 1927 г. конференции трех держав (САСШ, Англия, Япония) по ограничению морских вооружений. После того САСШ и Англия не пришли к соглашению об установлении равенства сил своих флотов, Соединенные Штаты немедленно приступили к усиленному строительству своих военно-морских сил с тем, чтобы быть готовыми вступить в открытую вооруженную борьбу с Англией. Внесенный в конгресс (парламент) законопроект предусматривает постройку в течение ближайших 5 лет 25 крейсеров по 10 тыс. т., 5 авианосцев по 33 тыс. т., 9 торпедоносцев и 32 подводные лодки. Общая стоимость этой судостроительной программы выражается в цифре от 725 млн до 1 млрд долларов (до 2 млрд золотых рублей). Кроме того, морской министр САСШ адмирал Вильбур официально заявил, что на постройку новых боевых судов САСШ предполагают израсходовать в течение ближайших 20 лет 257 млн долларов.

Обосновывая новую судостроительную программу, американский морской министр между прочим заявил: «Наши купцы и фабриканты должны иметь возможность удерживать иностранные рынки, на которых они утвердились, а по мере того, как в Европе восстанавливается нормальное положение, мы должны искать и новые рынки для нашей продукции. Демонстрация флага значительно поощряет борьбу наших предпринимателей за новые рынки сбыта, а успех этой борьбы во многом зависит от престижа правительства, который создают современные крейсера».

О возможности возникновения войны американский адмирал Плэнкетт в одном из своих публичных выступлений в Нью-Йорке в январе 1928 г. заявил:

«Мы (САСШ) находимся ближе, чем когда-либо, перед опасностью войны, так как мы ведем торговую политику соревнования и оттесняем другие нации на задний план. Такого рода политика неизбежно приводит к войне… До тех пор пока мы будем осмеливаться оспаривать контроль над океанами, мы будем иметь войну столь же верно, как то, что мы сидим в этой комнате» (Выделено мной. — Я.Ж.).

На вопрос, имеет ли Плэнкетт в виду войну с Англией, он ответил:

«Да, я имею в виду Великобританию или какую-либо другую нацию, интересы которой будут затронуты».

Таким образом, мы видим, что англо-американские противоречия обострились настолько, что происходит уже совершенно открытая подготовка к войне.

В Европе противоречия между Англией и Францией, Италией и Югославией также усугубляются. Германия, восстановив свое народное хозяйство, стремится занять прежнее место среди великих держав.

Все эти развивающиеся и обостряющиеся противоречия среди главных империалистических держав крайне затрудняют создание единого фронта против Советского Союза. Поэтому Англии трудно осуществить планы хозяйственной и финансовой блокады нашей советской страны. В связи с этим Англия готова прибегнуть к самому решительному средству — военному нападению на СССР с целью свержения советской власти и установления господства иностранного капитала (в первую очередь, разумеется, английского) в нашей стране.

Англия предпочитает вести войну со своими противниками, в первую очередь при помощи вооруженной силы другого государства. Для военного нападения на наш Советский Союз она организует в первую очередь наших западных соседей.

Англия и Франция прилагают значительные усилия к военно-политическому объединению наших западных соседей как вооруженного авангарда капиталистического мира против СССР. Так, один из членов английского правительства еще в 1925 г. заявил:

«Английское правительство считает необходимым создать условия, при которых Красная армия не могла бы прорвать линию географических границ СССР, выйти на новью операционные плацдармы [20] и получить новые резервы. Осуществление этой задачи мыслимо только путем усиления государственной стойкости и стабильности [21] в пограничных с СССР странах и созданием в них мощных армий при содействии великих держав».

Конечно, и в данном случае английский твердолобый политик должен прикрывать планы военного усиления наших соседей для нападения на СССР; поэтому и в заявлении говорится о необходимости преградить дорогу Красной армии с целью охраны «западной культуры» от «варваров-большевиков». К настоящему времени между нашими западными соседями и великими державами существуют следующие военно-политические соглашения, направленные против СССР.

1) Эстоно-латвийский военный союз, заключенный в 1921 г.

2) Польско-румынский союзный договор и военное соглашение, возобновленные в 1926 г.

3) Польско-французский военный союз, направленный одновременно против Германии и СССР.

4) Румыно-французский союзный договор и военное соглашение.

5) Румыно-итальянский договор о дружбе, дополненный военным соглашением.

6) Соглашения Польши с Чехо-Словакией и так называемой Малой Антантой (Румыния, Чехо-Словакия, Югославия, обеспечивающие ей дружественную поддержку в случае советско-польской войны).

7) Соглашения Румынии с Чехо-Словакией и Югославией о ее поддержке со стороны этих держав, в случае советско-румынской войны.

8) Ряд соглашений Польши с Латвией и Эстонией, с которыми установлено тесное военное и дипломатическое сотрудничество.

Несомненно, что Англия имеет также некоторые соглашения с отдельными сопредельными с нами западными государствами.

Таким образом, мы видим, что существует целый ряд договоров военно-политического характера, объединяющих наших западных соседей и связывающих их с Францией, Англией и Италией. Однако еще нельзя говорить о том, что уже создан единый активный противосоветский военный фронт от Ледовитого океана до Черного моря. Прибалтийские страны, в частности Финляндия, а также Литва, еще не оформили своего вхождения в противосоветский военный союз. Военные соглашения наших соседей с отдельными великими державами имеют весьма важное значение, особенно если учесть финансовую и хозяйственную зависимость определенных государств от великих держав. Все это, вместе взятое, создает такую обстановку, при которой в благоприятных для буржуазии условиях возможно военное выступление наших соседей против СССР при хозяйственной, денежной и отчасти военной поддержке со стороны одной или нескольких великих держав.

Подытоживая вышесказанное, мы видим:

1) После наших военных побед в 1918–20 гг. капиталистический мир вынужден был временно отказаться от открытой вооруженной борьбы против Советского Союза.

2) Существование последнего, его внешняя политика и успехи социалистического строительства революцинизируют рабочих Запада и угнетенные народы стран Востока и подрывают хозяйственную и политическую основу капитализма. В связи с этим капиталистический мир, во главе с Англией, ведет постоянную борьбу на хозяйственном и политическом фронтах против СССР и подготавливает новое военное нападение на республику Советов. Однако создание единого противосоветского блока всех великих держав крайне затрудняется из-за обостряющихся противоречий среди самих империалистических государств.

3) За последние два года отмечается особенное усиление противосоветской деятельности капиталистов и их правительств. Однако, несмотря на наше ухудшившееся международное положение, мы еще не стоим перед непосредственной опасностью войны против нас, благодаря обостряющимся противоречиям среди империалистических держав.

4) Капиталистический мир, в первую очередь Англия и Франция, рассматривает наших западных соседей как свой вооруженный авангард для войны против СССР и прилагает усилия к их военно-политическому объединению.

5) Между нашими западными соседями, Францией, Италией и Англией, существует целый ряд военных и военно-политических соглашений, которые могут привести, при благоприятном для буржуазных государств международном и внутреннем положении, к военным осложнениям на наших западных границах.

 

2. Военная подготовка наших западных соседей

Мы уже отмечали выше, что капиталистический мир смотрит на наших западных соседей (Финляндию, Эстонию, Латвию, Польшу и Румынию) как на ту военную силу, которая должна будет непосредственно вести войну против нашего Советского Союза.

Теперь посмотрим, как эти страны готовятся к войне против нас и какую военную мощь они представляют собою. Численность сухопутных армий соседних с нами западных государств видна из таблицы на с. 25.

Численность сухопутной армии мирного времени (в тысячах)

khmelnitsky01

Таким образом, за последнее пятилетие численность армий мирного времени у наших западных соседей увеличилась на 75 тыс., или на 15%, в то время как наша Красная армия значительно сократила свою численность. В нашем Советском Союзе на каждые 1000 человек населения в среднем приходится 3,8 военных против 10,5 военных на 1000 человек населения сопредельных западных государств. Кроме того, общая численность их армий превышает численность нашей Красной армии, несмотря на то что наш Союз имеет очень большую протяженность границ и все границы, прилегая к буржуазным государствам, по существу являются угрожаемыми.

Из этого мы видим, что в деле подготовки сухопутной армии сопредельные с нами государства ведут работу с большим напряжением.

Кроме постоянной армии, наши западные соседи имеют также многочисленные буржуазно-фашистские военные союзы. Их численность видна из следующих данных (в тысячах):

khmelnitsky02

Таким образом, мы видим беспрерывный быстрый рост, в особенности в Польше, численности военных союзов. Последние ведут военную и политическую подготовку значительной части населения и имеют весьма важное значение для подготовки населения к войне. Почти все военные союзы наших соседей ведут большую практическую работу по действительной военизации населения. Так, например, финский военный союз «Шюцкор» устраивает еженедельные занятия со своими членами союза. На занятиях главное внимание обращается на прохождение стрельбы (шюцкористы имеют достаточное количество винтовок), а также на действия групп и мелких соединений в поле. Большое внимание уделяется спорту. Часто устраиваются разного рода состязания. Особое распространение имеют стрелковые соревнования и лыжные — зимою. Благодаря такой практической установке «шюцкор» имеет большие достижения в деле военной подготовки населения. Руководителями местных организаций, а также военными инструкторами в большинстве случаев являются офицеры и унтер-офицеры запаса. В остальных прибалтийских странах, а также в Польше характер работы военных союзов примерно такой же, как и в Финляндии.

Кроме содействия военной подготовке страны, буржуазно-фашистские союзы имеют также назначением борьбу против революционного движения. На них все время базируется охранка в своей осведомительной работе, а в моменты обостренной классовой борьбы (забастовки, восстания рабочих и т.д.) военные союзы участвует в непосредственном разгроме движения (пример — разгром восстания ревельских рабочих в декабре 1924 г.).

Пограничные с нами западные государства прилагают также большие усилия к созданию мощного воздушного флота. Так, численный рост авиации характеризуется следующими данными:

khmelnitsky03

Таким образом, мы видим, что численность воздушных флотов за последнее пятилетие увеличилась в 2,5 раза.

Наряду с численным ростом отмечается также быстрое улучшение качества воздушных сил.

Чтобы охарактеризовать качественное улучшение самолетов, мы приведем лишь некоторые наиболее важные данные:

khmelnitsky04

Из вышеприведенных цифр мы видим, что качество самолетов за последнее десятилетие (с конца мировой войны) улучшилось в два-три раза.

В связи с этим, а также вследствие того, что в настоящее время все средства воздушной обороны пока еще малодействительны, мы наблюдаем быстрый рост воздушного флота всех государств, в том числе и наших западных соседей.

Чтобы лучше понять те возможности, которые открываются перед воздушным флотом в будущей войне, и ту угрозу, которая создает авиация сопредельных с нами западных государств для нашего Советского Союза, мы приведем лишь некоторые расчеты.

Воздушный флот в составе 120 легких, 30 тяжелых бомбардировщиков и 300 разведчиков (польский воздушный флот военного времени больше этой численности) одним полетом в состоянии (теоретически) сбросить на намеченные пункты нашей территории следующее количество взрывчатых или отравляющих веществ (см. табл. на с. 31) [22].

khmelnitsky05

Мы видим, что даже относительно малочисленный воздушный флот (всего в 450 самолетов) одним полетом в состоянии сбросить на территорию своего противника большое количество бомб и причинить этим значительные потери, повреждения. Правда, мы здесь привели лишь теоретические возможности. На практике, естественно, эти цифры могут несколько уменьшиться. Само собою также понятно, что не каждая сброшенная бомба попадет в намеченную цель.

Такие площади поражения дают возможность воздушному флоту во время войны нанести тяжелые потери своему противнику, расстроить важные звенья службы его тыла, совершать нападения на важные фабрики и заводы и политические центры в глубоком тылу. По досягаемости воздушных налетов наших противников с самого начала войны под угрозой на наших западных границах находятся все пункты и города западнее линии Ленинград — Волховстрой — Москва — Харьков — Днепрострой — Одесса. На Кавказе под ударом английских воздушных сил, в случае войны, находятся наши нефтяные промыслы.

Для характеристики оценки воздушного нападения в будущей войне приведем заявление одного из руководителей воздушною флота одной из великих держав:

«Воздушная война должна вестись ожесточенно. Уже в мирное время должны быть составлены планы нападения на различные промышленные пункты, для чего необходимо их учитывать уже в мирное время. Атака крупных населенных пунктов оказывает огромное моральное действие… Было бы непростительной ошибкой не иметь наготове воздушно-химического оружия для использования против врага. Никакая оборона городов в этом случае не действительна; необходимо эвакуировать города, оставив только рабочих на заводах, которые, наравне с солдатами на фронте, должны остаться на своем посту».

Воздушно-химические нападения могут причинить большие потери. Это станет очевидно, если сравнить вышеприведенные теоретические возможности заражения площадей ОВ при помощи воздушного флота с площадьми, занимаемыми разными крупными городами. Так, Москва занимает 75 кв. км (28 тыс. населения на 1 кв. км), Ленинград — 105 кв. км (15 тыс. населения на 1 кв. км), Киев — 55 кв. км (9 тыс. жителей на 1 кв. км), Смоленск — 11,5 кв. км (8 тыс. жителей на 1 кв. км).

Что касается воздушной угрозы нашим нефтяным промыслам, то англичане об этом пишут совершенно открыто. Так, в одном из английских журналов мы читаем:

«Наш (англичан. — Ж.) враг — Советский Союз — неуязвим для морского нападения в важных направлениях (за исключением риска посылки флота через Дарданеллы). Но от Мосула до Батуми только 500 миль; от Мосула до Баку немногим больше. Закавказские нефтяные залежи — вероятно, наиболее жизненный экономический центр во всей России — настолько же открыт к нападению со стороны наших (английских) мосульских воздушных баз, насколько Лондон был открыт нападению из германских воздушных баз во время мировой войны.

…Английская стратегия для войны против России основана на плане обороны границ Индии и нанесения удара Баку и Батуму воздушными силами из Мосула».

Уже опыт прошлой империалистической войны показывает достаточно распространенное применение воздушных налетов. Так, союзники произвели на Германию следующее количество налетов:

khmelnitsky06

Из этих данных мы видим, как с каждым годом учащались и увеличивались по размаху воздушные налеты. На 1919 г. союзники подготавливали грандиозный налет на Берлин.

Общий ущерб, причиненный воздушными налетами союзников, оценивается немцами в 25 млн марок. Кроме того, в одной Саарской области во время налетов на промышленных предприятиях 130 тыс. рабочих было потеряно около 3 млн рабочих часов.

За все время империалистической войны 1914–1918 гг. на Англию было совершено103 налета (из них 52 дирижаблями и 51 самолетами). При этих налетах было сброшено всего 280 т бомб. Потери от них составляли 1413 человек убитыми и 3408 ранеными. Современный воздушный флот (например, во Франции) одним полетом легко может сбросить на Лондон вышеуказанное количество бомб. Приведенный пример наглядно показывает, насколько усовершенствовался современный воздушный флот по сравнению с участвовавшим в прошлой империалистической войне и насколько увеличилась опасность воздушного нападения для мирного населения.

Таким образом, мы видим, что быстро развивающийся воздушный флот наших западных соседей создает весьма серьезную угрозу в случае войны не только нашей Красной армии на фронте, но и крупным фабрикам, заводам и политическим центрам нашего Союза. Все население наших городов, железнодорожных узлов и промышленных центров должно знать и учесть, что воздушный флот соседних буржуазных государств во время войны будет совершать свои разбойнические налеты и на мирных жителей. Последние должны заблаговременно подготовиться и содействовать военным органам для своевременной организации борьбы с воздушным противником.

Военная подготовка наших западных соседей видна также из возрастающих военных расходов (см. табл. на с. 38).

khmelnitsky07

В эти цифры еще входят не все фактические военные расходы, так как крайне трудно учесть все те суммы, которые предназначаются на военные нужды по гражданским ведомствам (путей сообщения, промышленности и т.д.). Военные расходы ложатся значительным бременем на плечи населения соседних государств. Так, на одну душу населения приходится военных расходов: в Эстонии — 11 руб., в Финляндии — 8 руб. 30 коп., в Польше — 7 руб. 60 коп., в то время как в нашем Союзе военные расходы составляют лишь около 5 руб. на душу населения.

Кроме военных расходов из государственной казны, сопредельные с нами западные государства получают в большом количестве вооружение из-за границы в счет иностранных займов. Так, одна только Польша в течение 1925/26 г. своими военными заказами исчерпала полученный во Франции заем в 400 млн франков. Значительную часть американского займа (в 70 млн долларов) Польша также ухитрилась израсходовать на военные нужды. Румыния в 1926/27 г. получила военный заем в Италии на усиление вооружения своей армии.

Таким образом, мы видим, что западноевропейские государства в значительной степени снабжают наших соседей деньгами на вооружение армий последних. Поэтому, несмотря на свою слабую промышленность, армии наших западных соседей несколько лучше снабжены техническими средствами борьбы, нежели наша Красная армия. Мы должны это учесть и в ближайшие годы сосредоточить свое внимание на усилении техники нашей армии.

 

3. Размах будущей войны

Численность будущих армий

Теперь мы посмотрим, какой размах может принять война против СССР, если против нас выступят наши западные соседи при поддержке их со стороны одной или нескольких империалистических держав деньгами и предметами военного снабжения.

Сначала остановимся на численности армий, которые могут появиться в случае войны на наших западных границах.

Развитие народного хозяйства (в особенности промышленности), средств сообщения (желдороги, автомобильный транспорт) и связи (телеграф, телефон, радио) создали предпосылки для появления на театрах военных действий миллионных армий. Это с особенной яркостью выявилось в прошлую империалистическую войну 1914–1918 гг.

Развитие численности армий в мировую войну видно из таблицы на с. 41:

khmelnitsky08

В общем, в течение мировой войны было призвано в армию в Англии (метрополии) — 10,7%, во Франции — 21,1%, в Германии — 20,4% и в России — около 10% всего населения.

Ежегодные потери в маневренный период войны составляли около 60–75% численности действующих армий, причем на долю безвозвратных потерь (убитые, умершие, пленные, инвалиды) приходилось около 35–50%, а на долю временных потерь (раненые, больные, возвращающиеся на фронт) — 25%.

Таким образом, в течение года войны на каждый миллион человек действующей армии необходимо было посылать 750 тыс. человек пополнения. В связи с этим во время войны для питания миллионных армий живой силой необходимы миллионы военно-обученного населения. Все наши западные соседи, вместе взятые, в первый период войны могут выставить около 120 дивизий (см. журнал «Война и революция», кн. 3-я, 1927 г.). В конце мировой войны на одну дивизию на фронте в среднем приходилось в Германии 19 тыс. едоков всей действующей армии и 33,5 тыс. едоков всей мобилизованной армии. Для России соответствующие цифры к концу войны — 28 и 33 тыс.

Учитывая уменьшение численности личного состава современных «машинизированных» дивизий военного времени по сравнению с мировой войной, а также некоторую «рационализацию» тыловых частей, мы можем допустить, что на каждую действующую дивизию в будущей войне будет приходиться приблизительно 30 тыс. едоков всей мобилизованной армий. Таким образом, общая численность мобилизованных армий наших западных соседей в первый период войны составит около 3500 тыс. человек, из коих на долю действующей армии будет приходиться около 70%.

Отсюда мы видим, что в будущей войне на наших западных границах мы встретим миллионные армии, по численности не уступающие австро-германским армиям на русском фронте в 1914 г. и во много раз превосходящие численность польской армии в 1920 г.

Само собой понятно, что наш Советский Союз в случае войны вынужден будет выставить мобилизованную Красную армию, численно не уступающую нашим противникам.

Теперь мы посмотрим, какими людскими запасами располагают западные соседние государства, вместе взятые. На основании официальных статистических данных отдельных государств и наших подсчетов, состояние людских запасов наших западных соседей, вместе взятых, рисуется в следующем виде:

Всего населения 56 млн.
Мужчин в возрасте от 18 до 45 лет 10 млн.
Из них годных к несению военной службы около 7 млн.
Оставляются в промышленности, на транспорте и государственной службе около 0,8 млн.
Общее количество населения, могущее быть использованным в армии в возрасте от 18 до 45 лет, около 6,2 млн.

Военно-обученных (прошедших военную службу в армии) около 4,5-5,0 млн.
Численность мобилизованной армии в первые месяцы войны около 3,5 млн.
Остается для пополнения армии около 2,7 млн.

Кроме того, в случае необходимости существующие законы предоставляют всем нашим западным соседним государствам право призвать в армию мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, а в Эстонии даже до 55 лет. Если учесть и эти возрасты, то общее количество населения, могущее быть призванным в армию, составляет около 8 млн человек, или около 14,5% всего населения. Этих людских запасов хватает на пополнение действующей армии (численность первых месяцев войны) на три-четыре года, при условии ведения войны с интенсивностью войны 1914–1918 гг.

Из вышеприведенных данных о численности будущих армий мы видим, какое большое значение для успехов будущей войны имеет военная подготовка масс населения и молодых возрастов в особенности. Поэтому столь необходимо серьезнейшее отношение всей нашей общественности и всего населения к проводимым сборам территориальных частей, отсюда важность работы с территориальниками между сборами, отсюда важность практической работы по военизации населения нашей мощной организацией Осоавиахима.

Материальный размах будущей войны

Многомиллионные армии на театрах военных действий, усовершенствование техники и рост производительных сил, естественно, создают предпосылки для увеличения материального размаха войны. Война 1914–1918 гг. показала, что генеральные штабы и руководители государств в мирное время (до 1914 г.) совершенно не предвидели возможности того материального размаха, который приняла мировая война. Нам следует быть особенно бдительными в этом вопросе, необходимо учесть возможный характер будущей войны с тем, чтобы своевременно соответствующим образом подготовить народное хозяйство нашей страны для обслуживания вооруженных сил и населения во время войны. Поэтому особенное значение приобретает определение вероятного материального размаха будущей войны.

Опыт империалистической войны 1914–1918 гг.

Все армии, принявшие участие в мировой войне, подготавливались в мирное время к тому, чтобы в течение трех-четырех месяцев закончить войну. Соответственно этому еще в мирное время были накоплены мобилизационные запасы, которыми предполагалось закончить войну. Промышленность же совершенно не подготовлялась для перехода на военное производство.

Так, к июлю 1914 г. мобилизационные запасы составляли:

в русской армии — 1000 выстр. на 1 легк. пушку
во франц. — 1300
в английск. — 1500
в германск. — 1000.

Мобилизационные запасы винтовочных патронов также были ограничены. В русской армии они составляли на 1 винтовку действующей армии — 1 тыс., на 1 пулемет — 75 тыс. выстрелов. Всего в мобилизационном запасе имелось 2750 млн патронов. Французская армия выступила на войну, имея в мобилизационном запасе 1300 млн патронов на свои 3400 тыс. винтовок и 4 тыс. пулеметов действующей армии.

В первые же месяцы войны мобилизационные запасы огнеприпасов были израсходованы; воюющие стороны вынуждены были отказаться от решительных военных действий, перейти к выжидательным действиям с тем, чтобы накопить необходимые запасы снарядов и прочей материальной части для продолжения активных операций. Недостаток огнеприпасов являлся одной из основных причин возникновения позиционной войны.

В общем итоге империалистическая война выявила чрезвычайный расход огнеприпасов, вооружения и прочих предметов снабжения. Об этом достаточно красноречиво говорят нижеследующие основные данные (см. таблицу на с. 49).

khmelnitsky09

Рассматривая эти цифры, необходимо учесть то обстоятельство, что на русском фронте вплоть до 1917 г. чувствовался острый недостаток снарядов и артиллерии, временами принимавший катастрофический характер. В 1915 г. армия также пережила крайне тяжелый кризис в смысле снабжения ее винтовками и патронами. Поэтому потребности армии были значительно больше, чем их на самом деле удовлетворял тыл (см. таблицу на с. 50).

khmelnitsky10

Из вышеприведенных данных мы видим необычайно широкий материальный размах войны 1914–18 гг. Для производства колоссального количества предметов снабжения в военном производстве (в прямом смысле этого слова) в 1917–18 гг. было занято рабочих: во Франции — 1,8 млн, в Англии — 2 млн, в САСШ — 1,2 млн.

Вследствие такого размаха стоимость войны составляла (в миллиардах золотых рублей, см. табл. на с. 52):

khmelnitsky11

Таким образом, средняя годовая стоимость войны 1914–18 гг. для всех главных воюющих государств превышала их обыкновенный (мирного времени) национальный доход, за исключением Англии. Причем следует подчеркнуть, что военные издержки в процессе войны быстро возрастали и поэтому стоимость, например, последнего года войны была в несколько раз больше стоимости первого года войны.

«Прожорливость» современных армий

Современные армии сильно насыщены автоматическим оружием (пулеметами). Так, например, дивизия военного времени наших западных соседей имеет в среднем около 450 пулеметов (из них около 1/3 станковых и 2/3 ручных), в то время как в 1914 г. в дивизии имелось лишь 24 пулемета. Вследствие этого чрезвычайно возросла сила сопротивления современных армий. Для подавления силы сопротивления автоматического стрелкового оружия необходимо значительное усиление артиллерийских средств (увеличение количества артиллерии и расхода снарядов на каждое орудие). Все это вместе взятое создает предпосылки для еще большего материального размаха будущей войны, чем это имело место в 1914–18 гг. Здесь необходимо отметить еще то обстоятельство, что в позиционный период прошлой войны активные действия велись на сравнительно незначительных участках и на короткие периоды времени. Ни одна из воюющих стран не в состоянии была материально обеспечить свою армию в такой степени, чтобы все время вести активные операции. Поэтому мировая война далеко еще не выявила «полной прожорливости» современных армий. В настоящее время западноевропейские страны и САСШ подготовляют свою промышленность с таким расчетом, чтобы снабжать свои миллионные армии для ведения беспрерывных активных операций; этим они стремятся обеспечить маневренный характер войны и благодаря этому в более короткий срок закончить ее (по сравнению с войной 1914–1918 гг., когда необходимо было прибегать к выжидательным действиям на продолжительное время с целью накопления материальных средств для возобновления активных наступательных действий). Поэтому при накоплении мобилизационных запасов и подготовки промышленности к войне все страны исходят из больших годовых норм расхода огнеприпасов и убыли материальной части, чем это выявилось на опыте в конце войны 1914–1918 гг. Для характеристики этого мы приводим нижеследующие годовые нормы расхода огнеприпасов для военного времени, установленные и сохраняющие свою силу к 1928 г. (см. табл. на с. 56).

khmelnitsky12

В мировую войну средний годовой расход снарядов на 1 легкую полевую пушку составлял (см. таблицу на с. 55) [23]:

khmelnitsky13

Из вышеприведенных данных мы видим, что установленные генеральными штабами к настоящему времени нормы расхода снарядов значительно превосходят фактические нормы расхода в конце мировой войны. Это, в свою очередь, влияет на убыль оружия как от «естественного» износа, так и от огня противника.

Опыт мировой войны на Западном фронте показал, что ежегодная убыль, например, артиллерии составляла за 1915–1918 гг. во французской армии около 105%, а в английской около 120% численности артиллерии действующей армии. Причем около 60% этой убыли составляли безвозвратные потери (полный износ всей системы, расстрел и захват противником). Остальные 40% убыли составляли орудия с раздутыми и разорвавшимися стволами и т.д. Эта категория убыли восстанавливалась ремонтом.

В будущей войне, когда на каждое орудие будет приходиться большее число выстрелов, чем в войну 1914–1918 гг., весьма вероятно, что средние ежегодные безвозвратные потери артиллерии достигнут 100% численности артиллерии действующей армии. Это значит, что промышленность страны в течение года должна будет обновить всю артиллерию, имеющуюся в действующей армии.

Приведенные примеры доказывают, что будущая война будет иметь еще больший материальный размах, чем прошлая империалистическая война. Война потребует от промышленности и всего народного хозяйства большего напряжения, нежели в 1914–1918 гг. Все государства это учитывают и ведут серьезную подготовку народного хозяйства (в первую очередь промышленности) к войне.

Численность будущих действующих армий и их военные успехи будут находиться в прямой зависимости от их материального снабжения.

Возможный материальный размах войны на наших западных границах

Вся коалиция наших западных соседей в первый период войны, как мы уже отметили, может выставить около 120 дивизий.

Так как дивизия военного времена в среднем имеет на своем вооружении около 50 полевых орудий, около 150 станковых и 300 ручных пулеметов и около 12 тыс. винтовок, то материальная основа действующей армии союза всех ваших западных соседей, вместе взятых, выразится в следующих цифрах (см. табл. на с. 59):

khmelnitsky14

Такое количество оружия будет иметься только в действующей армии. Кроме того, на подготовку пополнений в запасных частях, а также для несения тыловой службы наши соседи должны будут иметь еще значительное количество оружия.

Вышеприведенное количество оружия в действующей армии наших западных соседей потребует во время войны колоссального количества огнеприпасов. Западноевропейские годовые нормы расхода артиллерийских снарядов вряд ли под силу слабому народному хозяйству наших соседей. Поэтому при выявлении количества необходимых для действующей армии огнеприпасов мы будем исходить из несколько меньших норм (см. табл. на с. 61).

khmelnitsky15

Вот те примерные запасы оружия и огнеприпасов, которые необходимы коалиции наших западных соседей для снабжения действующих армий в первый год войны.

Конечно, собственная промышленность наших соседей в состоянии покрыть лишь незначительную часть потребности их действующей армии. Львиную же долю оружия и огнеприпасов им необходимо ввезти из-за границы.

По самым скромным подсчетам, стоимость первого года войны, из расчета наличия 120 дивизий действующей армии, нашим соседям обойдется около 6 млрд довоенных (или около 9-10 млрд золотых) рублей, в то время как все их национальное богатство составляет около 65 млрд золотых рублей при национальном доходе около 7 млрд золотых рублей.

Таким образом, стоимость первого года войны больше национального дохода. Ввоз одного лишь оружия и огнеприпасов из-за границы должен составить в течение первого года войны сумму около 2-2,5 млрд довоенных руб. Эти цифры показывают, что серьезная война наших соседей против нас возможна только при широкой денежной и материальной поддержке одного или нескольких крупных империалистических государств. Причем эта поддержка должна повлечь за собою миллиардные расходы. В связи с этим организация военного нападения на наш Советский Союз не является легким делом. Причем чем лучше мы будем подготовлены к войне, тем большие военные расходы потребуются в случае войны со стороны наших противников, а в связи с этим тем больше у нас шансов отсрочить войну и продлить «передышку» для мирного социалистического строительства.

Мы привели приблизительные отправные данные, в основном определяющие материальный размах войны у наших возможных противников. В случае войны наш Советский Союз вынужден будет выставить армию, по численности не меньшую, чем у противника. Поэтому наши материальные расходы также не будут меньшими. Мы свою Красную армию должны достаточно обеспечить современным оружием и огнеприпасами для развития в случае войны беспрерывных активных операций. При этом все наши военные, политические руководители, хозяйственники и все трудящиеся должны ясно отдавать себе отчет в том, что наши мобилизованные армии в состоянии будут наносить сокрушающие удары противнику и сравнительно быстро закончить войну только в том случае, если они будут достаточно обеспечены огнеприпасами (в первую очередь, снарядами) и оружием.

Если же в армиях обнаружится недостаток боеприпасов, как это было в мировую войну на русском и западноевропейском театрах военных действий, то при вероятной большой насыщенности фронта живой силой и оружием создастся серьезная угроза возникновения позиционного характера со всеми вытекающими отсюда последствиями (затяжная война и т.д.). Поэтому наша промышленность должна быть своевременно подготовлена для достаточного снабжения Красной армии во время войны.

 

4. Задачи обороны

В связи с военной подготовкой наших соседей и капиталистического мира против СССР мы должны быть в военном отношении всегда начеку, быть настолько сильными, чтобы дать в любое время отпор вооруженному нападению на нашу республику Советов. Наша военная готовность и мощь при нашей политике мира являются наилучшим средством отсрочить войну и обеспечить возможность дальнейшего мирного строительства социализма. Наоборот, ослабление нашей обороноспособности окрыляло бы врагов надеждами сравнительно легко расправиться с советским государством путем военного нападения, что ускорило бы окончание периода «передышки», завоеванного с таким трудом. Поэтому для того, чтобы сохранить возможность продолжать мирное строительство, мы должны усиливать оборону СССР, подготовляя нашу страну к войне.

Находясь во вражеском капиталистическом окружении, мы вынуждены тратить значительные средства на оборону, так как только это обеспечивает наш мирный труд.

В дальнейшем мы остановимся на вопросах о том, в каких направлениях необходимо вести работу и что должен делать каждый трудящийся и честный советский гражданин для усиления обороны СССР.

Индустриализация — фундамент обороноспособности СССР

Как мы уже видели выше, действительная военная мощь каждой страны в сильной степени зависит от состояния и развития народного хозяйства, от того, какое количество оружия, снарядов, патронов и прочих предметов боевого снабжения может дать промышленность страны во время войны. В тесной зависимости от этого находятся численность сражающихся армий и, при прочих равных условиях, боевые успехи на полях сражения.

Поэтому успешная индустриализация нашего Союза является основной предпосылкой для усиления обороноспособности нашей страны. Мы должны поставить себе задачей в ближайшие годы возможно больше освободиться от зависимости нашей промышленности и нашего народного хозяйства от капиталистического мира. В случае войны наш Советский Союз безусловно подвергнется блокаде, и мы не можем рассчитывать в таком случае на получение в сколько-нибудь значительном количестве из-за границы предметов снабжения армии, машин и сырья для нашей промышленности. Мы вынуждены будем довольствоваться только тем, что дадут нам наша промышленность и народное хозяйство в целом. Поэтому каждый трудящийся, в той или другой форме участвующий в индустриализации страны, вместе с тем создает фундамент для военного укрепления нашего Союза. Каждый крестьянин, производящий лишний пуд хлеба и продающий его советским заготовительным органам, кладет свой кирпич в этот фундамент. Усилия по развитию нашей социалистической промышленности и народного хозяйства являются вместе с тем усилиями по укреплению обороноспособности нашей советской страны.

Мобилизационная подготовка промышленности

Конечно, одного только развития нашей промышленности и народного хозяйства далеко еще не достаточно для выполнения тех задач, которые будут возложены на промышленность и сельское хозяйство во время войны. Мы не можем повторять тех ошибок, которые были допущены генеральными штабами и правительствами всех стран, участвовавших в мировой войне. До 1914 г. гражданская промышленность совершенно не была подготовлена для перехода на военное производство. Руководители государств тогда предполагали, что войну можно будет закончить в течение трех-четырех месяцев теми мобилизационными запасами, которые были заготовлены еще в мирное время. Однако первые же месяцы прошлой империалистической войны показали, что эти предположения были ошибочны. В первые месяцы почти весь мобилизационный запас снарядов был израсходован. Так, царская русская армия уже в середине сентября 1914 г. стала ощущать недостаток снарядов и вынуждена была ослабить свои боевые усилия. В связи с этим в течение войны 1914–18 гг. всем главным воюющим государствам пришлось широко привлечь гражданскую промышленность к производству предметов вооружения и снабжения сражающихся армий. Так, например, во Франции в начале войны было только несколько десятков заводов и фабрик, вырабатывавших предметы вооружения и снабжения; в них было занято всего 45 тыс. рабочих. К осени 1916 г. во Франции число предприятий, работавших под контролем «министерства вооружений и снабжений», уже определялось в 9200, а в 1917 г. это число возросло до 15 500. К концу войны в военном производстве, в прямом смысле этого слова, было занято 1800 тыс. рабочих.

В царской России мы имели примерно такую же картину мобилизации промышленности, но лишь в меньшем масштабе. Производство русской мобилизованной промышленности в 1916 г. (за весь год) составляло: винтовок — 1321 тыс., станковых пулеметов — 11 тыс., орудий — около 7 тыс., винтовочных патронов — около 1,5 млрд, снарядов — 33 млн.

Учитывая широкий материальный размах будущей войны, мы должны уже в мирное время так подготовить нашу гражданскую промышленность, чтобы быстро перейти на военное производство (на изготовление ежемесячно по нескольку миллионов снарядов, сотен орудий, тысяч пулеметов и т.д., памятуя, что будущая война потребует большего расхода вооружения и огнестрельных припасов, нежели война 1914–18 гг.). Такая подготовка промышленности для перехода на военное производство является необходимым условием для ведения успешных военных действий Красной армией.

Усиление техники Красной армии

Наша Красная армия в смысле насыщения техническими средствами борьбы еще значительно отстала от западноевропейских армий и даже несколько уступает нашим западным соседям, в том числе и Польше. Кроме того, те средства борьбы, которыми располагают армии наших вероятных противников, заставляют обратить особенно серьезное внимание на усиление техники Красной армии. Для пояснения этого приведем следующие данные. В 1914 г. в дивизии было всего 24 станковых пулемета. Дивизии военного времени наших западных соседей будут иметь в среднем около 450 пулеметов, из коих около 150 станковых и 300 ручных. Таким образом, насыщенность армий наших вероятных противников пулеметами чрезвычайно возросла, что сильно увеличивает их боевую силу. В среднем на 1 км фронта приходилось пулеметов в русской армии: в октябре 1914 г. — 2,6, в июне 1917 г. —11,5. Во время советско-польской войны к моменту подхода Красной армии к Висле на 1 км фронта в среднем приходилось у нас 7 и у поляков 6 пулеметов. В будущей войне наши вероятные противники будут иметь в среднем около 25 пулеметов (станковых и ручных) на 1 км фронта.

Для подавления такого мощного пулеметного огня Красная армия должна иметь мощные средства нападения. К таковым, в первую очередь, относятся артиллерия, танки и боевой воздушный флот. На усиление этих средств Красной армии мы должны на ближайшее время сосредоточить особенно серьезное внимание. Без достаточного количества этих средств борьбы Красная армия не в состоянии будет вести успешную борьбу со своими противниками и война может принять затяжной и изнурительный характер.

Воздушная и воздушно-химическая оборона

Как мы уже видели, воздушный флот наших западных соседей, который легко может быть поддержан частью авиаций великих держав, представляет весьма серьезную угрозу в случае войны не только для войск, но и для важнейших промышленных предприятий, путей сообщений и мирного населения городов и крупных населенных пунктов СССР. Угрожаемой является полоса до 750 км от линии фронта во время войны, а при дальнейшем усовершенствовании самолетов до 1000 и более км.

Находясь перед такой угрозой, мы должны быть достаточно подготовлены для борьбы с воздушными налетами противника. Наилучшим средством борьбы с воздушным противником является сильный Красный воздушный флот. При достаточной численности последний может серьезно препятствовать налетам противника на важнейшие экономические и политические центры нашей страны. Своими налетами на противника он, в свою очередь, может заставлять значительную часть воздушных сил противника отказаться от налетов на нашу территорию и перейти к защите важнейших пунктов своей страны. Поэтому все трудящиеся и честные советские граждане, вся наша советская общественность должны оказать возможно большую материальную и моральную поддержку для усиления Красного воздушного флота и нашей авиационной промышленности. Наши организации должны дать лучших своих молодых достаточно подготовленных и преданных пролетарской революции членов для дополнения личного состава школ и строевых частей Красного воздушного флота. Мы должны широко содействовать нашим организациям (Осоавиахим) по материальному усилению нашей авиации.

Однако даже многочисленный воздушный флот не в состоянии везде и всегда вести успешную борьбу с воздушным противником. Поэтому население угрожаемых районов и населенных пунктов должно быть подготовлено к обороне против налетов противника и особенно против воздушно-химического нападения.

Рабочие фабрик и заводов, железнодорожные рабочие и служащие, а также население крупных населенных пунктов должны знать, что они должны делать во время воздушных налетов противника, как защитить себя от отравляющих веществ, которыми воздушный флот противника будет заражать важнейшие пункты и районы, как и при помощи каких средств сделать безопасными зараженные отравляющими веществами места. Чтобы научиться этому уже теперь, в мирное время, необходимо создавать при содействии Осоавиахима на всех фабриках и заводах, а также на железнодорожных узлах угрожаемой полосы специальные химические команды и кружки, в которых нужно дать рабочим необходимые знания и уменье для защиты от воздушно-химического нападения. Подготовка должна вестись сугубо практически (необходимо приобрести соответствующие приборы, вещества, поглощающие газ зараженной местности, противогазы и т.д.).

Только при серьезной практической работе мы сумеем застраховать себя и наши крупные фабрики, заводы и железнодорожные станции от неожиданностей во время войны.

До сего времени мы слишком много занимались разговорами и мало делали. Уже давно пора перейти от разговоров к делу. Широкая практическая подготовка рабочих промышленных предприятий, железнодорожников и населения крупных населенных пунктов в борьбе против воздушно-химического нападения является весьма важным делом усиления обороны нашего Союза. Причем эта работа может быть выполнена только нашими общественными организациями (в первую очередь Осоавиахимом) при действительной, деловой поддержке всей нашей советской общественности. В этом деле необходимо участие каждого честного советского гражданина угрожаемой со стороны воздушных налетов полосы СССР.

Усиление автомобильного строительства

В будущей войне громадное значение будет иметь автомобильный транспорт.

Уже прошлая империалистическая война показала, что современные «машинизированные» армии крайне трудно обслуживать обозами конной тяги, так как войскам на фронте нужно подать очень большое количество груза (снарядов, патронов и т.д.). Поэтому уже в мировую войну стал широко использоваться автомобильный транспорт как более грузоподъемный и быстроходный. Так, французская армия к концу войны имела 100 тыс. автомобилей. Будущая война вследствие своего широкого материального размаха потребует еще большего использования автотранспорта. Последний приобретает особенно важное значение на наших театрах военных действий, располагающих небольшим количеством железных дорог. Кроме того, автомобильный транспорт освободит от реквизиции сотни тысяч лучших крестьянских лошадей и оставит их для ведения хозяйства.

Поэтому создание мощной автомобильной промышленности в нашем Союзе является неотложной задачей не только с точки зрения улучшения транспорта мирного времени для хозяйственных нужд, но и с точки зрения поднятия обороноспособности нашей страны.

Причем мы должны приступить к опытам, связанным с постройкой шестиколесных грузовых машин, которые свободно ходят и вне дорог, и по нашим плохим дорогам. Это может значительно сократить расходы на постройку широкой сети новых шоссе, и эти суммы мы в состоянии будем использовать на массовое производство автомобилей.

В связи с вышеизложенным широкие массы населения Союза должны пойти навстречу нашему «Автодору» и возможно шире содействовать его работе по расширению возможностей автомобильного строения в нашей стране (широкая подписка на лотереи «Автодора» и т.д.). Особенно широкий отклик это должно иметь среди крестьянства, так как каждый вновь построенный грузовик, в случае войны, позволит освободить от реквизиций около 10 лошадей.

Военная подготовка населения

Будущая война потребует призыва в армию многих миллионов военнообязанных, и в первую очередь молодых возрастов. Наши боевые успехи на фронтах в значительной степени будут зависеть от военной подготовки призванных в Красную армию. В настоящее время военную службу в рядах кадровых частей Красной армии проходит сравнительно небольшая часть призывных возрастов. Подавляющее большинство молодых возрастов проходит военную службу в территориальных частях на кратковременных сборах или же остается совсем без военной подготовки.

В связи с этим для военной подготовки населения мы должны широко прибегнуть к добровольным военно-общественным организациям во главе с Осоавиахимом. До сего времени военная подготовка населения, и в первую очередь молодежи, в этих организациях поставлена недостаточно практически. Мы слишком много внимания уделяли разговорам, собраниям с докладами на темы о международной обстановке и т.д., а между тем практическая работа по военизации населения продвигается вперед слишком медленно. В дальнейшем для практической военизации населения и усиления этим обороны СССР мы должны во всех военно-общественных организациях добиться резкого перелома в направлении их работы. Мы считаем необходимым придать сугубо практический уклон всей работе наших организаций. Для этого необходимо, чтобы все осоавиахимовские организации по военной подготовке населения сосредоточились на следующих вопросах:

1) Стрелковая подготовка населения должна лечь в основу деятельности Осоавиахима по военизации населения. Необходимо дать организациям в достаточном количестве дешевую мелкокалиберную винтовку, обеспечивая дешевыми патронами. В городах и крупных населенных пунктах, а также на крупных фабриках и заводах построить тиры (помещения для стрельбы). Организовать, где это возможно, стрельбу из боевых винтовок и изучение пулеметов. Стрелковый спорт и соревнования должны получить широкое распространение, но с обязательным условием вовлечения массы стрелков.

2) Организация разных видов спорта (футбол, бег, лыжное дело и т.д.), развивающих военные качества участников.

3) Широкое содействие организации межсборовых занятий с красноармейцами территориальных частей.

4) Общественное содействие боевой подготовке территориальных частей.

5) В крупных городах и населенных пунктах с большим гарнизоном и военными школами организация курсов переподготовки начальствующего состава запаса.

6) Создание санитарных кружков (при наличии медицинского персонала).

7) Особенное внимание необходимо уделить вовлечению в военную подготовку молодежи, используя в качестве организаторов и инструкторов для военной работы начальствующий состав запаса.

Кроме того, всем нашим общественным организациям необходимо создавать прочную смычку между Красной армией и трудящимися массами. Красная армия и ее начальствующий состав должны всегда чувствовать, что они являются плотью от плоти, кровью от крови трудящихся СССР.

Больше повседневной заботливости, больше постоянного общественного внимания к Красной армии — вот что должны проявить наши организации и вся общественность для укрепления мощи Красной армии.

Политическая подготовка

Одной из главных предпосылок обороноспособности нашего Союза является политическая подготовка населения к войне. В нашем Союзе решающим моментом в этом отношении является прочность союза рабочего класса с крестьянской беднотой и середняком. Без этого Красная армия, состоящая на 90% из крестьян, не являлась бы мощной защитницей нашего Советского Союза. Поэтому, в целях укрепления обороноспособности СССР, мы должны все время крепить союз рабочего класса с массой крестьянства в повседневной борьбе против кулаков и вновь зарождающейся городской буржуазии. В этой борьбе вместе с тем выковывается мощный союз всех трудящихся СССР для борьбы против мировой буржуазии.

Кроме своих собственных сил, мы имеем мощного союзника по ту сторону советской границы в лице международного рабочего класса и трудящихся тех стран, армии которых готовятся для военного нападения на СССР. Сила нашего союзника по ту сторону границы в значительной степени зависит от успехов нашего социалистического строительства и, разумеется, от работы коммунистических партий, Коминтерна. Каждый наш крупный успех укрепляет у рабочих масс буржуазных государств решимость борьбы против своей буржуазии. Поэтому наше успешное социалистическое строительство подрывает военную мощь наших противников. Активно участвуя в нашем социалистическом строительстве, мы вместе с тем подрываем политическую устойчивость наших противников.

Во время войны каждая страна, в том числе и наш Советский Союз, будет испытывать крупные хозяйственные затруднения. Миллионы самого трудоспособного населения будут оторваны от производительного труда. Многие крупнейшие заводы и фабрики, вырабатывающие в настоящее время товары для удовлетворения нужд населения, с объявлением войны перейдут на выработку предметов снабжения армии. В связи с этим неизбежно обострение товарного голода и значительное нарушение хозяйственных связей города с деревней. В результате этого появятся «очереди» в городах, деревня почувствует недостаток товаров и т.д. В таких условиях, естественно, все противосоветские элементы постараются создать политические затруднения для советской власти, используя недовольство обывателя и малосознательных слоев населения города и деревни. Мы эти затруднения должны уже теперь предвидеть, и наши военно-общественные и общественные организации должны соответствующим образом подготовиться. Наши организации уже теперь должны политически воспитывать трудящиеся массы на случай войны и создать широкий актив, способный противодействовать контрреволюционным действиям и обывательским настроениям при затруднениях во время войны. Кроме того, все рабочие, все наши общественные организации и все честные советские граждане должны проявить большую бдительность не только в случае войны, но и в мирное время. Враги наши не дремлют. Они не отказались и не откажутся от борьбы против советской власти. Наши внутренние скрытые враги под руководством соответствующих органов заинтересованных иностранных государств работают над подрывом нашего хозяйства и нашей обороноспособности. Это чрезвычайно ярко показало «Шахтинское дело». Такие «шахтинские дела» в меньшем масштабе, уже раскрытые и еще не раскрытые, мы безусловно имеем не только в горном деле, но и в других отраслях промышленности и народного хозяйства. Поэтому необходима бдительность и еще раз бдительность всего рабочего класса, всех трудящихся, чтобы не допускать возникновения «шахтинских дел». Особую бдительность необходимо проявить на предприятиях военной промышленности и в деле подготовки промышленности, транспорта и т.д. к переходу на военные рельсы.

 

Заключение

Подытоживая вышесказанное о задачах обороны СССР, мы приходим к следующим выводам:

1) Наша неизменная политика мира, при капиталистическом окружении
СССР, должна опираться на военную мощь, на постоянную обороноготовность нашей страны. Только наша военная мощь и угроза создания в случае войны новых советских республик на развалинах теперешних буржуазных государств вынуждает капиталистический мир временно отказаться от военного нападения на СССР. Благодаря этому мы получаем продолжение «передышки» для мирного строительства социализма в нашей стране.

2) За последние годы, начиная с прихода к власти консервативного правительства в Англии (осень 1925 г.), капиталистический мир мобилизует свои силы для уничтожения нашего советского государства. Военным авангардом мирового капитала для нападения на СССР являются наши западные соседи, которые неустанно совершенствуют свои вооруженные силы при поддержке западноевропейских держав. В связи с этим перед нами стоит задача дальнейшего усиления обороны нашего Союза.

3) Наши западные соседи не в состоянии вести против нас войну без крупной поддержки деньгами и военным снабжением со стороны одной или нескольких великих держав. Причем эта поддержка должна выражаться в миллиардах рублей. Чем лучше мы будем подготовлены в военном отношении, тем больше должна увеличиваться эта поддержка в денежном выражении. Но вместе с возрастанием размеров необходимой помощи великие державы (одна или несколько) невольно вынуждены призадуматься об источниках и последствиях такой поддержки. Поэтому, усиливая нашу обороноспособность, мы одновременно обеспечиваем продолжение нашего мирного строительства.

4) Основным фундаментом, на котором строится действительная обороноспособность нашего Союза, является индустриализация СССР. Каждый трудящийся, увеличивающий свои усилия по поднятию нашей промышленности, вместе с тем расширяет фундамент обороны СССР.

5) В ближайшее время наша промышленность должна усилить технические средства борьбы Красной армии (в первую очередь артиллерию, танки, воздушный флот и автомобильный транспорт). Кроме того, наша промышленность должна подготовиться к тому, чтобы, в случае войны, бесперебойно снабжать сражающуюся с врагом Красную армию достаточным количеством вооружения, снарядов, патронов и прочих предметов снабжения. Все трудящиеся, все наши организации и наша общественность должны возможно лучше содействовать выполнению этих задач.

6) Для действительной военной подготовки населения наши военно-общественные организации (Осоавиахим) должны добиться перелома в направлении работы. Необходимо от разговоров о военизации перейти к практическому делу.

В этой практической работе по военизации населения необходимо преследовать следующие ударные задачи:

а) Дать населению практическое уменье использования средств воздушно-химической обороны.

б) Развить широкую стрелковую подготовку населения, организуя снабжение мелкокалиберным оружием, оборудуя стрелковые тиры и т.д. Стрелковый спорт должен быть широко развит при обязательном условии втягивания в него массы стрелков.

в) Для организации военизации населения широко должен быть использован начальствующий состав запаса.

г) Особенное внимание необходимо уделить военной подготовке молодежи и молодых возрастов населения, числящихся в запасе Красной армии.

Продолжение следует

 

Примечания

1. Жигур Ян Матисович (1895–1938) — комбриг (1935). В РККА с 1918 г. Окончил Военную академию РККА (1923). Участник Первой мировой войны, поручик. В период Гражданской войны — командир 40-й стрелковой дивизии (апрель — июнь 1919 г.). В дальнейшем — на руководящих должностях в армии и РУ, с марта 1930 г. на командных должностях в Военно-химическом управлении РККА, позже помощник начальника кафедры тактики высших соединений Академии Генштаба РККА. Арестован 14 декабря 1937 г., расстрелян 22 августа 1938 г. Реабилитирован 7 июля 1956 г. http://history.milportal.ru/2011/07/ocenka-mezhdunarodnoj-obstanovki-vo-vtoroj-polovine-1920-x-godov-sovetskoj-voennoj-razvedkoj/
2. Жигур Я. Будущая война и задачи обороны СССР. М., 1928. С. 9–10.
3. Там же. С. 11.
4. Там же. С. 43.
5. Там же. С. 18.
6. Ворошилов К. Будет ли война? М.,1930. С. 14–15.
7. Там же. С. 17–18.
8. Там же. С. 19.
9. Там же. С. 20.
10. Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925–1936 гг. М., 1995. С. 209. Далее в письме речь идет о том, что для финансирования увеличения армии следует увеличить производство водки.
11. Варга Е. От первого тура революций и войн ко второму. М., 1934. С. 7.
12. Там же. С. 14.
13. Там же. С. 17–18.
14. Там же. С. 18.
15. Там же. С. 19.
16. Там же. С. 25.
17. Там же. С. 22.
18. Там же. С. 26.
19. Там же. С. 33.
20. Плацдарм — территория, служащая для развертывания активных действий войск.
21. Стабильность — устойчивость.
22. Современные авиационные бомбы содержат около 60% взрывчатых веществ или около 75% отравляющих веществ (ОВ) общего веса бомбы.
23. Исходя из среднего месячного расхода в 410 снарядов на 3-дм. пушку за апрель — август 1916 г.

Читать также

  • Три книги о будущей войне. Книги вторая и третья

    Завершение разговора о большевистской стратегии будущей войны

  • Комментарии

    Самое читаемое за месяц