История британского рабовладения была предана забвению: теперь его масштабы можно выявлять

Разоблачения без последствий: работа с прошлым в современной Великобритании

Карта памяти11.09.2015 // 784
© Flickr / Paul Brooker

Новый документальный фильм Би-би-си повествует, как обнаруженные документы раскрывают имена 46 тысяч британских рабовладельцев, включая родственников Гладстона и Оруэлла.

У прошлого есть обескураживающая привычка — врываться без приглашения и без спроса в настоящее. В этом году история непрошенно проникла в современную Америку под видом документа 150-летней давности — нескольких листов бумаги, вынудивших голливудского актера Бена Аффлека выступить с публичными извинениями, а популярную в США государственную телекомпанию PBS — инициировать внутреннее расследование.

В документе, обнаруженном в процессе работы над шоу о родословных знаменитостей «Найди свои корни» (Finding Your Roots), нет ничего уникального или необычного. Это один из тысяч документов, свидетельствующих об исходной ране американской республики — рабстве. В нем перечислены имена 24 рабов, мужчин и женщин, в 1858 году принадлежавших Бенджамину Л. Коулу, пра-пра-прадеду Аффлека. Когда обнаружился этот неудобный факт, Аффлек попросил продюсеров шоу скрыть причастность его семьи к рабству. Внутренняя переписка с обсуждением программы была позже опубликована WikiLeaks, что заставило Аффлека признаться на своей странице в «Фейсбуке»: «Я не хотел, чтобы какое-либо телевизионное шоу о моей семье включало в нее парня, владевшего рабами. Я был растерян».

Именно потому, что рабов низвели в ранг имущества, они с такой регулярностью появляются в исторических документах, как в США, так и в Великобритании. В качестве имущества рабы перечисляются в плантационной бухгалтерии и в инвентарных ведомостях. Их записывали из налоговых соображений, подробно описывали наряду с прочим передаваемым имуществом на страницах тысяч завещаний. Немногие исторические документы вскрывают реальность рабства лучше, чем имена, вписанные посреди денежных бумаг. Прошло почти два десятилетия с тех пор, как я впервые столкнулся с записями с британских плантаций, но меня по-прежнему захлестывают эмоции, когда я натыкаюсь на имена детей-рабов, что, будучи несколько месяцев от роду, оцениваются в фунтах стерлингов: продажа детей и разделение семей были одними из самых вопиющих сторон бесчеловечной системы.

Рабство всплывает в Америке регулярно. Неблагоприятные условия и дискриминация, уродующие судьбы и ограничивающие жизненные возможности столь многих афроамериканцев, — горчайшее наследие рабовладельческой системы и расизма, который ее питал и пережил. Великобритании же, напротив, удалось куда лучше скрыть свое рабовладельческое и работорговое прошлое. Тогда как хлопковые плантации американского Юга располагались на территории континентальных Соединенных Штатов, британское рабовладение обосновалось на расстоянии 5 тысяч миль, в Карибском регионе.

Эта географическая дистанция позволила едва ли не полностью заретушировать рабство в британской истории после принятия Акта об отмене рабства в 1833 году. Образ американского рабства для многих из нас сегодня куда ярче представлений о жизни британских рабов на карибских плантациях. Слово «рабство» скорее воскресит в памяти образы алабамских хлопковых полей и побеленных плантаторских домов из «Корней», «Унесенных ветром» и «12 лет рабства», нежели образы Ямайки или Барбадоса в XVIII веке. И это неслучайно.

История рабства в Великобритании была предана забвению. Тысячи британских семей, разбогатевших в XVII и XVIII столетиях на торговле рабами или произведенным ими сахаром, прятали под сукно эти неприятные главы своих династических историй. Сегодня по всей стране памятные таблички на георгианских домах описывают бывших работорговцев как «вест-индских купцов», а рабовладельцев прикрывает столь же эвфемистический термин «вест-индский плантатор». Тысячи биографий, прославляющих известных англичан XVII и XVIII веков, упоминают, что они владели людьми, исключительно в сносках, а то и вовсе вычеркивают эти нелицеприятные детали. Особенно этим грешит «Словарь национальной биографии» (The Dictionary of National Biography). Немногие акты коллективного забвения выглядят столь же основательными и успешными, как стирание рабства из «островной истории» Великобритании. Если это величайшее забвение становится возможным благодаря географии, то завершает этот акт исчезновения наша коллективная фиксация на одной-единственной искупительной главе во всей истории. Уильям Уилберфорс и «крестовый поход» сперва против работорговли, а затем и самого рабства, стали фиговым листком, за которым укрывается куда более продолжительная, большая и темная история рабства.

Уилберфорс по-прежнему остается единственным общеизвестным именем в истории, начавшейся во времена правления Елизаветы I и закончившейся в 1830-х. Ни один работорговец или рабовладелец и уж точно ни один раб не составит ему в этом конкуренцию. Стоит ли тогда удивляться тому, что в 2007 году, когда мы отмечали двухсотлетие отмены трансатлантической работорговли, единственным фильмом, приуроченным к годовщине, стала картина Amazing Grace («О, Благодать!», в русском прокате — «Удивительная легкость») — байопик Уилберфорса?

Джордж Оруэлл однажды уподобил Великобританию богатой семье, хранящей виноватое молчание об источниках своего благосостояния. Оруэлл, чьим настоящим именем было Эрик Блэр, не понаслышке знал об этом заговоре молчания. Его отец, Ричард У. Блэр, был госслужащим, следившим за производством опиума на плантациях вблизи индийско-непальской границы и контролировавшим экспорт столь смертоносного урожая в Китай. Отдел, в котором работал старший Блэр, без лишнего стеснения назвали «опиумным». Тем не менее, семейное состояние Блэров — к моменту рождения Эрика уже изрядно промотанное — было нажито инвестициями в плантации далеко за пределами Индии.

Блэр — одно из тысяч имен в собрании документов, хранящихся в Национальном архиве в Кью, которые в состоянии сделать для Великобритании ровно то же, что хакеры из WikiLeaks и исследователи из PBS сделали для Аффлека. Дело Т71 состоит из 1631 тома бухгалтерских книг в кожаном переплете и аккуратно перевязанных пачек писем, пролежавших в архиве 180 лет и большей частью неизученных. Все это записи и переписка Компенсационной комиссии по рабству.

Акт об отмене рабства 1833 года официально освободил 800 тысяч африканцев, на тот момент являвшихся законной собственностью британских рабовладельцев. Куда менее известно то, что тот же самый акт содержал положение о денежной компенсации утраты «имущества» рабовладельцев за счет британского налогоплательщика. Компенсационная комиссия была государственным органом, учрежденным для оценки претензий рабовладельцев — распределения 20 млн фунтов стерлингов, выделенных правительством для выплат. Эта сумма составляла 40% от общего объема государственных расходов в 1834 году. По сегодняшним меркам это от 16 до 17 млрд фунтов стерлингов.

Компенсация 46 тысячам британских рабовладельцев была крупнейшим случаем финансовой помощи в истории Великобритании вплоть до помощи банкам в 2009 году. Рабы же не только ничего не получали, но, согласно другому пункту акта, были обязаны следующие четыре года после предполагаемого освобождения по 45 часов в неделю бесплатно трудиться на бывших хозяев. Фактически рабы оплачивали часть счета за собственную вольную.

Записи Компенсационной комиссии по рабству — случайный побочный продукт этой схемы. Они представляют собой почти полную перепись британского рабовладения по состоянию на 1 августа 1834 года — день, когда этой системе приходит конец. Один этот день дает полный список рабовладельцев Великобритании. Всех их. Т71 рассказывает нам, насколько много рабов принадлежало каждому из них, где они жили и трудились, а также какую сумму компенсации за них получали хозяева. Хотя существование этого досье никогда не было тайной, лишь в 2010 году группа исследователей из Университетского колледжа Лондона принялась систематически анализировать подобные документы. Все еще существующий проект «Наследие британского рабовладельчества» под руководством профессора Кэтрин Холл и доктора Ника Дрейпера обнаруживает рабовладение таким, каким его никто не ожидал увидеть.

В документах Комиссии фигурируют крупные рабовладельцы, люди с «интересами в Вест-Индии», обладавшие гигантскими имениями и извлекавшие из них огромные доходы. Человеком, получившим от государства больше всего денег, был Джон Гладстон — отец премьер-министра эпохи правления королевы Виктории Уильяма Юарта Гладстона. Ему за 2508 рабов, трудившихся на девяти его плантациях, заплатили 106 769 фунтов стерлингов, или по нынешним меркам почти 80 млн. Учитывая такие вложения, не стоит, по-видимому, удивляться тому, что первая речь Уильяма Гладстона в парламенте была в защиту рабства.

Записи показывают, что за 218 мужчин и женщин (которых он считал своей собственностью) Чарльз Блэр, прадед Джорджа Оруэлла, получил более скромную сумму в 4442 фунта стерлингов — по нынешним меркам около 3 млн. Сокрыты в этих записях и другие знаменитейшие имена. Предки писателя Грэма Грина, поэтессы Элизабет Барретт Браунинг и архитектора сэра Джорджа Гилберта Скотта тоже получили компенсацию за рабов. Как и далекий предок Дэвида Кэмерона. Но куда значительнее обнаружение рабовладельцев меньшего масштаба.

Рабовладение, похоже, было гораздо более распространено, чем предполагалось прежде. У многих рабовладельцев среднего класса все же было несколько рабов, но не было земли на Карибах, и они сдавали рабов в аренду землевладельцам, в рабочие бригады. Среди этих миноритариев были викарии ближних графств, владельцы железных мануфактур Мидленда и масса вдов. Около 40% рабовладельцев в колониях были женщинами. Как и сейчас, женщины тогда, как правило, переживали своих мужей и попросту наследовали рабочие руки по завещаниям своих супругов.

Географическое распространение рабовладельцев, постоянно проживавших в Великобритании в 1834 году, оказалось почти столь же неожиданным, как их гендерное распределение. Рабство когда-то считалось занятием, ограниченным по большей части портами, из которых отправлялись в плавание корабли трехсторонней торговли: частенько говорилось о Бристоле, Лондоне, Ливерпуле и Глазго. Однако рабовладельцы встречались по всей стране — от Корнуолла до Оркнейских островов. А самые высокие показатели рабовладения на душу населения зафиксированы в Шотландии.

Досье Т71 было превращено в онлайновую базу данных — в бесплатный, общедоступный ресурс.

И, надо сказать, во время работы над документальным сериалом о британских рабовладельцах для Би-би-си, совместным проектом с Университетским колледжем Лондона, все мои коллеги, узнавшие о существовании базы данных, испытывали искушение вбить в нее и свою фамилию. Те из них, чьи фамилии вспыхивали на экране, подобно Бену Аффлеку, испытывали непонятное замешательство, независимо от того, могли ли быть те рабовладельцы их предками.

Впрочем, миллионам людей на Карибах и в Великобритании не нужна никакая база данных, сообщающая им об их связи с тайным рабовладельческим прошлым Великобритании. Потомки рабов носят те же самые английские фамилии, что встречаются в бухгалтерских книгах Компенсационной комиссии по рабству: Гладстон, Бекфорд, Хибберт, Блэр и т.д. — имена, которые были навязаны их предкам, инициалы, которые иногда выжигались на их коже, чтобы пометить их как объект имущества.

 

Долгая дорога к отмене рабства

— В 1807 году парламент принял Акт об отмене работорговли, действующий по всей Британской империи.

— В британских колониях рабство было упразднено лишь в 1838 году, после принятия Акта об отмене рабства, давшего свободу всем рабам в Британской империи.

— Предположительно около 12,5 миллионов человек были обращены в рабство и перевезены из Африки в обе Америки и на Карибы с XVI века до 1807 года.

— Когда был принят Акт об отмене рабства, согласно данным Компенсационной комиссии по рабству — государственного органа, созданного для оценки претензий рабовладельцев, — в Великобритании насчитывалось 46 тысяч рабовладельцев.

— Британские рабовладельцы в целом получили 20 млн фунтов стерлингов (16 млрд фунтов стерлингов по нынешним временам) компенсации после отмены рабства. Среди получивших выплаты были предки писателей Джорджа Оруэлла и Грэма Грина.

Источник: The Guardian

Комментарии