Сербия: драма национализма

«Возвращение к фактам» (проект к столетию Первой мировой войны). Цикл исторических видеолекций Василия Молодякова

Карта памяти17.12.2015 // 281
© Flickr / Zlatko Vickovic

От автора: Человечество опять переживает период потрясений и кризисов, который грозит обернуться глобальным «Смутным временем». На наших глазах на планете меняются векторы силы и возникают новые центры политической и экономической мощи, амбициозные и порой агрессивные. Мы на пороге новой мировой войны? Или она уже идет?

Столетие Первой мировой войны побуждает нас снова обратиться к ее причинам и урокам, отказавшись от навязанных идеологических схем и пропагандистских догм, не говоря о прямых фальсификациях. Надо обратиться к документам и фактам, которых достаточно для того, чтобы беспристрастно разобраться в случившемся.

О причинах этой войны написано много, однако применительно к каждой стране они не осознаны в полной мере. Ни одна из конфликтующих сторон не признавала свою ответственность, перекладывая ее на плечи противников, а порой и союзников. С окончанием войны победители объявили виновниками побежденных, записав в статье 231 Версальского «мирного» договора: «Союзные и Объединившиеся Правительства заявляют, а Германия признает, что Германия и ее союзники ответственны за причинение всех потерь и всех убытков, понесенных Союзными и Объединившимися Правительствами и их гражданами вследствие войны, которая была им навязана нападением Германии и ее союзников».

Версия победителей вошла в официальные документы и справочные издания, школьные программы и университетские курсы, но оказалась недолговечной. После революций 1917–1918 годов в России, Германии и Австро-Венгрии новые, социалистические правительства поспешили предать гласности как можно больше секретных документов, чтобы свалить вину на предшественников — свергнутые династии Романовых, Гогенцоллернов и Габсбургов. Эффект оказался намного сильнее, чем они думали: выяснилось, что творцы Версальского «мира», в первую очередь Франция и Англия, а также «жертвы агрессии», включая Сербию, не только не безгрешны, но несут большую ответственность за начало мировой бойни. В развязывании войны виновны все главные фигуранты — каждый по-своему. Потом это с исчерпывающей полнотой доказали историки многих стран — вопреки стараниям пропагандистов.

Документы эпохи говорят сами за себя, поэтому я опираюсь на них. Юрий Тынянов скептически заметил, что документы порой врут, как люди, имея в виду, что письма и дневники могут оказаться столь же недостоверными, как и позднейшие мемуары. Помня об этом предостережении, я, подобно большинству историков, отдаю предпочтение непосредственным свидетельствам эпохи и результатам исследований ученых, а не позднейшим мемуарам, авторам которых приходилось оправдываться слишком во многом. Переиздания этих книг в изобилии стоят на полках магазинов и библиотек, а серьезных, неангажированных и в то же время рассчитанных на широкую аудиторию исследований по данной тематике почти нет.

Пример Первой мировой войны, которую развязала горстка людей, обладавших почти неограниченной властью, показывает, что, говоря о вине или ответственности Германии или Франции, России или Англии, мы имеем в виду не страны и, тем более, не народы, которым не нужна братоубийственная бойня, но только их правящие круги. С них и спрос. Возможность войны определяется сложной совокупностью политических, экономических, социальных и даже культурных процессов. Неизбежной ее делают конкретные люди, которых в данном случае можно перечислить практически поименно.

Пора взглянуть фактам в лицо.

Данный материал является частью цикла видеолекций по книге «Первая мировая: война, которой могло не быть» (М.: Просвещение, 2012).
19.12.2015

Убийство наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены сербскими националистами-заговорщиками из общества «Черная рука» 28 июня 1914 г. в городе Сараево принято считать отправной точкой европейского кризиса, закончившегося мировой войной. Поэтому собыия столетней давности до сих пор вызывают пристальный интерес, и споры о них не утихают, как будто это произошло вчера.

Если в других странах путь к войне пролегал через кабинеты монархов, министров и послов (во Франции важную роль играла еще и пресса), то в Сербии в клубок сплелись действия правительства и его официальных представителей, офицеров, ведших свою игру за спиной кабинета и военного министра, пропагандистов великосербского национализма и заговорщиков-террористов на территории Сербии, а также Боснии и Герцоговины – населенных славянами турецких провинций, которые в 1908 г. аннексировала Австро-Венгрия.

Знало ли сербское правительство о готовящемся покушении на наследника австрийского престола? Михаил Покровский верно заметил, что прямого документального доказательства – записки премьера Николы Пашича полковнику Драгутину Димитриевичу с приказом убить эрцгерцога – нет и быть не может. Однако, как писал Николай Полетика, «о подготовке сараевского убийства знало слишком много лиц для того, чтобы тайна его действительно оставалась тайной». Сербское правительство знало о готовящемся заговоре как минимум в общих чертах и из нескольких источников.

Российский посланник в Белграде Николай Гартвиг и военный агент Василий Артамонов всей душой были на стороне Сербии. Будучи информированными людьми, они должны были знать, хотя бы в общих чертах, о готовящемся покушении, причем не обязательно от его непосредственных организаторов. Однако у нас нет достаточных оснований говорить об их причастности к заговору и, тем более, считать их инициаторами убийства.

Комментарии

Самое читаемое за месяц
  • Андрей Десницкий