Европейская солидарность в мире кризиса

Колонки

05.02.2016 // 119

Президент Европейской комиссии.

БРЮССЕЛЬ. Конец года — всегда повод подвести итоги. В конце 2015 года, с оглядкой назад, мы уже можем сказать (как бы драматично это ни прозвучало), что европейская солидарность выдержала самую серьезную проверку на прочность со времени окончания Второй мировой войны.

Эта солидарность была подвергнута тяжелейшему испытанию греческим кризисом, экономические и социальные последствия которого все еще ощущаются в еврозоне и во всем Европейском союзе. С начала года переговоры по Греции испытывали наше терпение. Слишком много времени было истрачено впустую, слишком подорванным оказалось доверие, слишком много мостов сожжено, слишком много обещаний пришлось нарушить. Европейские демократии стали жестко играть друг против друга.

Европа как целое оказалась над пропастью. Мы смогли отступить назад, только дойдя до края. В конце концов, государства Европы встали на сторону Греции и приложили максимум усилий для выработки новой программы — та запущена. Европейская солидарность победила, доверие восстанавливается. Ключевой задачей становится реальное проведение реформ. Европейская комиссия продолжает помогать Греции, продвигая Программу поддержки структурной реформы и оказывая техническую помощь на каждом этапе долгого пути.

Одновременно с этим европейскую солидарность испытывал на прочность миграционный кризис. Как раз недавно Европейская комиссия разработала всеохватную миграционную политику и приступила к незамедлительным действиям по преодолению кризисных явлений. Мы усилили присутствие в Средиземном море, что помогло спасти жизни. Нанесены удары по преступному сообществу контрабандистов и организаторов людского трафика. Мы продемонстрировали солидарность, начав расселять в странах ЕС тех, кто нуждается в защите международного сообщества.

Сегодня мы приступаем к переселению беженцев, прибывших из-за пределов Европы, тесно сотрудничаем с Турцией, играющей в регионе ключевую роль. Мы сотрудничаем с Африкой, чтобы воздействовать на исходные, побудительные причины миграции. Агентства ЕС продолжают помогать перегруженным работой властям стран ЕС проводить идентификацию, проверку и регистрацию тех, кто ищет убежища, а также координировать высылку тех, кто не может быть квалифицирован как беженец.

Некоторым кажется, что ЕС знает, как решать свои проблемы. В теории это так, но реальность продолжает преподносить сюрпризы. Я сожалею о том, что реализация многих решений, принятых на самом высоком политическом уровне, оказывается столь непростым делом.

Вот пример: на каждом саммите мы слышим уверения лидеров, что в Грецию будут направлены подразделения пограничников с целью укрепления безопасности наших внешних границ. А нашим соседям Иордании, Ливану и Турции будет оказана финансовая помощь для работы с возросшим числом беженцев на территориях этих стран. Каждый раз после этого проходят недели, а цели не достигаются, обязательства не выполнены. Вместо того мы ведем изнурительную игру, бросая взаимные обвинения и натравливая друг на друга государства ЕС, в результате чего национальные правительства снижают эффективность механизмов предоставления убежища, чтобы в глазах беженцев их страна выглядела менее привлекательно, чем соседняя. А политики, как левого, так и правого толка, поощряют популизм, который приводит к росту раздражения — отнюдь не к принятию взвешенных решений.

Было время, когда мы куда больше верили в способность Европы вырабатывать коллективные решения. Эту уверенность независимо друг от друга разделяли все государства ЕС. Отступление от законов Евросоюза о беженцах не отменяет обязательств государств отвечать гуманитарным принципам и требованиям международного права по предоставлению убежища всем нуждающимся. Ведь существуют общие стандарты, в соответствии с которыми страны ЕС обрабатывают запросы об убежище, что делает всю систему вполне справедливой: все беженцы не скапливаются только в нескольких странах.

Точно так же система европейского контроля над границами и побережьем не может держаться только на желании и возможностях отдельных стран восстановить порядок и эффективно контролировать внешние границы ЕС. Здесь решения тоже могут быть только коллективными.

Если бы меня попросили провести аналогии между миграционным кризисом и кризисом финансовым, я бы сказал, что мы сейчас достигли стадии, пройденной в феврале 2010 года. Тогда правительствам европейских стран казалось, что они располагают необходимым набором инструментов для борьбы с кризисом на национальном уровне, — в то время как уже требовалась скоординированная международная реакция.

Европейская солидарность должна быть превыше всего. Кровавые ноябрьские теракты в Париже были атакой на европейский образ жизни. И все же мы не допустим поражения. Страх не победит и не заставит нас восстановить стены, которые мы не так давно сломали. Не нужно путать исполнителей этих преступлений с теми, кто от этих же преступлений бежал.

Европа — любовь всей моей жизни. Доблестный континент. Благородные люди. Место, которое во всем мире признано территорией безопасности и справедливости. Мы поддержим правильность подобной репутации. Мы подтвердим нашу стойкость.

Европейская интеграция — многогранный и зачастую сложный процесс. Не всё и не всегда получается сделать правильно с первого раза. Но если попытаться описать Европу лишь одним словом, это будет слово «настойчивость». Когда мы вместе, мы сильнее брошенных нам вызовов. Вместе мы объединимся против того, что пытается нас разъединить. Мы будем настоятельно добиваться своих целей в 2016 году. И нас ждет успех.

Источник: Project Syndicate

Комментарии