Забытое завтра. Суждения и прозрения Роберта Нисбета

С индивидом без общества? О тоталитарности на языке индивидуализма

Профессора18.03.2016 // 1 032

Бэкграунд творчества

Мы живем в эпоху теоретических и политических эксцессов, уже случившихся или напряженно ожидаемых. Проявление различного рода крайностей становится настолько частым, что часто практически невозможно понять, что же в конкретном случае является нормой и существует ли она в принципе. В этой перспективе постмодернистское восстание против метанарративов и различных метафизических «центризмов» представляется не более чем экстравагантной формой интеллектуального оправдания стремления к политической и экзистенциальной трансгрессии. Устоявшиеся описания и самоописания социально-политического ландшафта, оперирующие привычными концептами, такими как либерализм, консерватизм, капитализм, социализм и т.д., становятся все менее адекватными применительно к стремительно изменяющейся реальности.

Непоколебимая вера в организующую силу истории, на которой основывались многие великие нарративы Модерна, осталась в оптимистическом прошлом. Несмотря на всеобщую усталость от затянувшегося декаданса, философский ландшафт наших дней продолжает определяться критической реакцией на рационализм и прогрессизм эпохи Модерна. На смену эпохе вдохновенного оптимизма и головокружительных надежд пришла пора всеобъемлющего пессимизма и стоической апатии, напоминающая об эстетике упадка последних столетий Римской империи.

Однако и в эту эпоху «междуцарствия», как и в иные подобные времена, существуют примеры интеллектуального творчества, высвечивающие как забытые пути прошлого, так и иные горизонты будущего. В свете этого представляется важным обратиться к творческому наследию социолога и философа, писателя и публициста, одного из крупнейших американских интеллектуалов второй половины прошлого столетия Роберта Нисбета (1913–1996). Работая в течение своей академической карьеры профессором в нескольких университетах, Нисбет сотрудничал с современными ему звездами социальных наук, в частности написал совместную работу с Робертом Мертоном. Однако, несмотря на достаточную известность, его идеи, будучи нетривиальными и пересекающими отраслевые и идеологические границы, гораздо чаще встречали критику, чем одобрение.

За свою долгую творческую жизнь Нисбет написал более десяти книг и огромное количество статей по различным вопросам политики, общества и культуры. Однако русскоязычному читателю Нисбет знаком лишь по изданному в 2007 году переводу книги «Прогресс: история идеи» [1]. Однако в данном тексте мы обратимся к идеям Нисбета, изложенным в фундаментальной социально-философской работе под названием «В поисках сообщества: Исследование этики порядка и свободы» [2], которая в свое время была культовой в американских контркультурных кругах. Хотя эта книга и была написана более полувека назад (в 1953-м и переиздана в 2010 году), она остается актуальной, поскольку многие из проблем, над которыми размышляет автор, едва ли были разрешены за прошедшие годы, скорее наоборот, сегодня они вызывают еще большее беспокойство.


Сумерки общины

Наследуя консервативной философской традиции, Нисбет творчески использует ее потенциал для обоснования своего взгляда на современность. Рассуждая о соотношении социума, индивидуума и государства, Нисбет полагает, что современная эпоха, которая была подготовлена политическими взглядами Бодена, Русо и Гоббса, вступила в эпоху расцвета с Великой французской революцией. Анализируя современное суверенное государство, Нисбет рассматривает его не только как конкретно-историческое явление, но и как идею или комплекс идей, который конституирует западную цивилизацию.

Нарратив революции содержит проект эмансипации индивидуума от тирании нерефлексивной традиции, сословных ограничений и морально-религиозных предрассудков. В основе современности лежит борьба за свободу индивидуума от всех внешних ограничений. Таково и доминирующее сегодня в массовом сознании понятие свободы — это неподконтрольность индивидуума, его противостояние внешнему принуждению. Чем яростней становится борьба за освобождение индивидуума, тем более усиливается экспансия власти.

Однако подлинный конфликт, определивший облик современности, — это не конфликт между индивидуумом и государством. Нисбет отвергает трактовку природы современности как конфликта автономного индивидуума и принуждающего государства. Исходный тезис Нисбета, развиваемый в рассматриваемой книге, таков: становление индивидуализма и возвышение тотального государства не только не являются взаимоисключающими трендами современности, но они обусловливают и поддерживают друг друга.

Индивидуум обретает свободу исключительно через приверженность и причастность к политической силе, олицетворяемой государством. Автономный, «вырванный» из социального контекста индивидуум и технологизированная универсальная политическая власть — это «братья-близнецы», которые разрушают коммунитарные (от англ. community — община, сообщество) формы общей жизни. Такими формами являются разнообразные соседские и семейные общины, гражданские ассоциации, локальные группы, церковные приходы, профессиональные гильдии и т.д. Таким образом, по Нисбету, основополагающий конфликт современности — это конфликт между абсолютным государством и общиной.

Периодически усиливающаяся на протяжении последних столетий неконтролируемая экспансия централизованной власти во все сферы жизни неизбежно придает актуальность вопросу существования и социальной роли общины. Многие социальные философы, включая Маркса, разделяли как веру в силу рациональной социальной организации и планирования, так и веру в самодостаточность и творческую сущность индивидуума. Однако марксизм столь же неприемлем для Нисбета, как и индивидуалистический либерализм, потому что марксизм представляет собой синтез воображаемого сообщества и банального индивидуализма, разросшегося на руинах уничтоженной общины. Коммунитарный идеал Нисбета не следует путать с коллективизмом, в котором цели абстрактной общности ставятся выше интересов конкретной общины.

Согласно Нисбету, асоциальный индивидуализм представляет собой один из главных симптомов комплексной патологии современности. Конечно же, такая ситуация не возникла сама по себе, но имеет глубокие философские и культурные корни в прошлом. Соответственно, Нисбет подробно прослеживает пути становления индивидуализма в истории Запада. К рождению асоциального индивидуума, такого, которого Ч. Тейлор удачно называет «освобожденным Я», привели процессы, сформировавшие облик западной цивилизации, среди которых антропоцентрический гуманизм Ренессанса, религиозный индивидуализм Реформации, коммерциализация экономики, романтическая культура чувства, унифицирующая индустриализация и милитаризация, бюрократическая централизация управления и т.д.

Модерн был эпохой философского оптимизма и веры в безграничные способности и энергию индивидуума в достижении собственного счастья, поскольку оно заключено не во внешнем мире, а в нем самом. Параллельно с эмансипацией индивидуума происходило становление массовых обществ и управляющих ими массивных бюрократических машин, оперирующих политической и экономической властью в гигантских масштабах. На место разветвленной и сложноорганизованной сети сообществ пришло одномерное массовое общество разъединенных индивидуумов, над которым возвышается технократически-процедурное универсальное государство. Естественным следствием всего этого является отчуждение индивидуумов от участия в функционировании механизмов и процедур принятия решений — иными словами, от полноценной политической жизни (в античном смысле).


Цветение сложности

Причина возникновения описанного негативного состояния западной цивилизации усматривается Нисбетом в насильственном разрушении коммунитарных структур общества, грубом разрыве тонких нитей живой социальной ткани. Однако у возникающей в результате этого разрушения массы выкинутых из общины индивидуумов остаются потребности в причастности, поиске идентичности, понимании своего места в мире и обществе. Эти жизненно важные потребности и эксплуатирует политическая власть, манипулируя ими в своих целях и предлагая индивидуумам искусственные суррогаты реальной общины в виде различных воображаемых сообществ. Использование масштабными политическими структурами коммунитарных мотивов семьи, братства, солидарности становится постоянным мотивом современности. Итак, согласно Нисбету, все виды идеологий, служащих для консолидации индивидуумов в государстве, включая социализм и национализм, являются формами политической эксплуатации призраков утраченного реального сообщества.

Анализируя устройство и функционирование общины, Нисбет находит в нем различие между авторитетом и властью. В общине, которая представляет собой сеть неформальных отношений, основанных на взаимном признании и уважении, существует авторитет, взаимное признание лидера и не-лидера. Авторитет не является властью, а представляет собой отношение взаимного согласия, когда подчиняющиеся авторитету делают это добровольно на основе убеждения в пользе этого для общего блага. Авторитет существует только в сложной системе внутренних статусов, распределения функций и взаимной ответственности, возникающей из доверия. Тогда как в современном массовом социуме, пришедшем на смену коммунитарному, функционирует формальная и безличная власть, внешняя по отношению к ее объектам и основанная на принуждении. Авторитет есть форма горизонтальных отношений, а власть воплощает вертикальные отношения. Нисбет отмечает, что власть в его понимании возникает только там и тогда, где утрачена община и, соответственно, система авторитета.

Современное государство универсально и монистично — это значит, что оно распространяет свою власть в одинаковой степени на всех индивидуумов, находящихся на подконтрольной ему территории. Деперсонализированная, процедурно-безличная власть требует для своего функционирования социума, состоящего из столь же деперсонализированных и обезличенных индивидуумов. В таком социуме индивидуумы должны быть «зачищены» от общинных взаимосвязей и авторитетов, которые препятствовали бы эффективному функционированию централизованного бюрократического управления. Эффективность управления неким объектом требует его вычленения из общего контекста, reductio ad singularia. Для того чтобы из кирпичей можно было бы строить здание в соответствии с существующим планом, необходимо, чтобы эти кирпичи были унифицированы и отделены друг от друга. Гоббсовский Левиафан — это механизм разделения и слияния, исключающий существование промежуточных социальных форм и неуниверсальных авторитетов, для него существуют только индивидуумы и суверен.

Монолитное государство подразумевает аморфное и гомогенное общество, состоящее из атомизированных индивидуумов. Такое общество, согласно метафоре Баумана, следует называть текучим, то есть не имеющим внутренней стабильной структуры и принимающим такие формы, которые ему придаются извне. В таком обществе невозможен полноценный диалог, ибо в нем отсутствуют реальные различия и культурное разнообразие, в нем нет реальных общин и сообществ, которые бы поддерживали и развивали бы такие различия. Согласно Нисбету, государство является несущей конструкцией формируемого им текучего общества. Таким образом, государство и политическая система переняли те функции, которые ранее выполнялись общиной, среди которых — социальный контроль и опосредование интеракций между индивидуумом и властью. Однако при всей развитости и функциональной рациональности, централизованные формы управления неспособны заменить собой общины в деле поддержания стабильности и воспроизводства разнообразия образов жизни и ценностных ориентаций.

Альтернативу существующему порядку Нисбет видит в тех формах социальной организации, которые наиболее полно удовлетворяют экзистенциальные потребности людей, то есть в коммунитарных структурах. Цветущая сложность общества, состоящего из множества малых социальных форм, являющихся буфером между индивидуумом и масштабными социально-политическими организациями, является идеалом и целью социального устройства для Нисбета. Бесполезно пытаться предотвратить неконтролируемое расширение притязаний государства посредством укрепления и защиты гражданского общества как сферы приватных индивидуальных свобод. Эффективно противостоять этой тенденции возможно только через развитие и поддержку многообразия локальных коммунитарных форм совместной жизни.

Необходимым условием для поддержки в обществе коммунитарного порядка является диверсификация политических полномочий и распределение ресурсов. Она предполагает, что те проблемы, которые можно решить на локальном уровне, не должны решаться на уровне глобальном. Очевидно, что Нисбет далек от антиэтатизма, однако он отстаивает ту форму распределения полномочий, при которой носителями основных прав и ответственности за достижение общего блага являются автономные коммунитарные структуры. Только в этом случае возможно реальное, а не формальное участие каждого человека в принятии касающихся его жизни решений, которые перестают быть внешними и навязанными извне, но становятся принятыми сообща и с учетом мнения каждого. Согласно Нисбету, хороший социальный порядок представляет собой многоуровневую сеть разнообразных общин, ассоциаций и сообществ, каждое из которых, действуя в рамках общего правового поля, самостоятельно и независимо реализует свой проект авторитета, солидарности и общего блага.

Социальное бытие следует понимать не как монолитную массу, состоящую из отдельных индивидуумов, а как пористую структуру, или, как образно выразил это П. Слотердайк, — форму пены, каждая ячейка которой является отдельной общиной или малой группой. Таким образом, вся социальная организация получит недостающий третий элемент, который будет предотвращать потенциальные и актуальные конфликты между индивидуумами и властью. Важнейшим условием существования прямой демократии является высокая степень социальной вовлеченности граждан в локальные сообщества, для существования и развития которых требуется создать и поддерживать соответствующие условия. Механизмы реализации прямой демократии могут функционировать лишь в усложненной и объемной форме социальной реальности, которая предполагает коммунитарное опосредование между индивидуумом и государством.


Критика и благодарность

Конечно, такой взгляд на современное социально-политическое устройство, который развивается Нисбетом, получил достаточную долю критики как идеализирующий общину и как не соответствующий фактическим условиям жизни подавляющего большинства современных людей. Кроме того, коммунитарные принципы социальной жизни подверглись критике со стороны сторонников либерального взгляда на индивидуальную свободу и автономный выбор как высшую ценность.

Очевидно, что Нисбет не был ни утопистом, ни идеалистом и не рассматривал, как это часто бывает, общину в ностальгической перспективе, как нечто безвозвратно и окончательно утраченное. Как крупный социолог Нисбет объективно оценивал состояние современного ему американского общества, в котором индивидуализм далек от своего исхода, как и централизованная политическая система. Нисбет устремлен не в прошлое и не в будущее, но увлечен настоящим, занят поиском форм жизни и мысли, релевантных сегодняшнему дню.

Синтетический подход Нисбета, рассматривающий общество в его многогранности и целостности, позволяет избежать тех односторонностей и редукционистских интерпретаций, которые свойственны многим социальным мыслителям. Рассматриваемая работа является примечательной еще и потому, что в ней предпринимается попытка теоретического синтеза философской, социологической, политологической и этической проблематики, то есть преодоления господствовавшей на протяжении долгого времени в американской академической среде предметной автономии дисциплин.

Коммунитарный принцип социальной организации предполагает плюрализм социальных форм и уважение к различиям, что исключает, при правильном понимании, его использование в качестве идеологии. Однако это нельзя считать недостатком, но напротив, такая теоретическая трезвость является весьма ценной, так как благотворно влияет на идейный климат и потому культуру в целом. Кроме того, такой подход эффективно предохраняет от власти иллюзий и попыток воплощения проектов идеального общества, которые так часто захватывают воображение и ведут к катастрофам. Видение системных недостатков любого социального порядка является основным условием для их преодоления и профилактики.

Несмотря на относительно широкую известность и влиятельность Нисбета, в американской политической среде не было силы, которая бы разделяла и стремилась полностью воплотить в жизнь его идеи. Тем не менее, стремление к развитию социального многообразия и значения коммунитарных форм совместной жизни, таких как локальные общины, ассоциации и коммуны, всегда тем или иным образом присутствует в поле политического и социального мышления. Таким образом, пример конструктивной критики современности, который содержится в работах Нисбета, напоминает о том, что возможность переоценки обществом самого себя всегда остается открытой. Этот краткий обзор одной из многих книг Нисбета является приглашением к знакомству с его богатым идейным наследием. Имя этого значительного мыслителя современности достойно избежать забвения.


Примечания

1. Нисбет Р. Прогресс: история идеи. М.: Ирисэн, 2007. 557 с.
2. Nisbet R. The Quest for Community: A Study in the Ethics of Order and Freedom. Intercollegiate Studies Institute, 2010. 330 p.

Читать также

  • Суверен Гоббса

    Александр Филиппов, профессор НИУ ВШЭ, в своей статье показывает тесную связь «силы» и «права» в философии Гоббса: суверен как гарант права оказывается также и арбитром в тяжбе политиков о праве.

  • Комментарии