, , ,

Почему мы смеемся над офшорами?

Безбрежный юмор и поиск берегов: продолжение личного проекта Александры Архиповой на Gefter.ru

Дебаты13.04.2016 // 646
© Flickr / Dennis Tang [CC BY-SA 2.0]

Статья подготовлена Исследовательской группой «Мониторинг актуального фольклора», ШАГИ РАНХИГС

Всю эту неделю практически каждый, кто открывал страницы в социальных сетях, наблюдал бурную дискуссию об офшорах, подкрепленную потоком анекдотов и юмористических картинок.

Такая фольклорная реакция превратилась в пусть и косвенный, но от того не менее важный отклик общества на «панамский скандал».

panama01

Стереотипное представление о коррумпированности элит, подкрепленное статьей в «Новой газете» о возможных коммерческих связях президента с музыкантом Сергеем Ролдугиным, подарило нам не только анекдоты, но и новые слова, позволяющие кратко и оценочно описать процесс сокрытия денег от налогов. В сети появляются выражения виолончельный бизнес, неологизмы виолончелить или свиолончелить — мошенничать, удачно скрывать доходы от налогов, а также синонимы — насмычковать и спианиздить.

panama02

За эту неделю панама стала означать больше, чем панама — и слово, и сам объект превратились в невербальный знак антикоррупционного протеста: участники небольших политических акций, которые происходили в Москве и Петербурге, надевали вот такие бумажные шляпы.

panama03

Неологизмы и анекдоты, на глазах ставшие элементами уличного акционизма, не появляются просто так. Через такой косвенный, да еще и подчеркнуто несерьезный, способ мы реагируем на событие и конструируем свое мнение, снижая его жесткость «оболочкой» шутки. В 1970–80-х годах американский фольклорист и антрополог Алан Дандес, анализируя волны анекдотов, которые поднимались после каждого политического или коррупционного скандала в США, пришел к выводу, что подобные шутки связаны с желанием людей привлечь внимание своей аудитории к болезненным темам именно таким способом — обходя с помощью юмора социальные табу, — и часто именно потому, что другого «оружия» нет.

Анекдотов и других юмористических текстов о текущей ситуации за эти дни появилось не меньше двух сотен, и это само по себе свидетельствует о силе реакции. Однако сами темы, вызывающие всеобщее осуждение, вроде бы всем понятны, о чем тут можно еще говорить? Скрытые, оффшорные счета глав нескольких европейских государств, неэтичный, по крайней мере, уход от налогов, вывод капитала за пределы отечества — все это причина возмущения не только в России.

Да, жители России не любят коррупцию и истории о богатстве элит, однако не любят их по-разному: если мы посмотрим, на какие темы возникает больше текстов, какие шутки пользователи распространяют активнее, то мы поймем, как устроено представление о власти среди тех, кто предпочитает говорить языком анекдота, нежели выражать свое недовольство прямо.

72,5% исследованных нами юмористических текстов смеются только над пятью основными темами, а остальные не являются настолько популярными, чтобы пересечь 10-процентный барьер (от суммарного количества репостов анекдотов в день).

panama04

3 апреля, в первый день реакции на панамагейт, чаще всего распространяются анекдоты, связанные с попыткой спрятать деньги в офшорах «через виолончелиста» (51%).

Самый удачный анекдот в этой группе (с которого мы начали статью) для подчеркивания нелепого выбора «прикрытия» использует образы неудачливых бандитов из мультфильма о капитане Врунгеле. Желание посмеяться как над необычным способом спрятать деньги, так и по поводу странных коррупционных схем настолько сильное, что появляются анекдоты о более удачливых коррупционерах.

Впрочем, как и о менее удачливых — тоже, например, анекдот о Петре Порошенко:

Такой тип юмора был столь же популярен (3 апреля 51% всех репостов в день относились к текстам этого типа), сколь же и недолговечен. После двух дней скандала насмешки на способами сокрытия денег стремительно идут на спад, а на третий день на пик популярности выходят две новые и гораздо более серьезные темы. На втором месте по популярности (34% всех репостов текстов в день) — неравноправие элиты и народа, а также ущерб, причиненный выводом денег из страны:

В тот же день, 5 апреля, все обсуждают заявление об отставке премьер-министра Исландии, уличенного в оффшорном бизнесе, а также европейские протесты на эту тему. В результате пользователи Рунета начинают активно сравнивать реакцию общества на разоблачения политиков «у нас» и «у них», а также комментировать молчание отечественных СМИ, что и порождает новую волну (44% всех репостов юмористических текстов в этот день).

panama05

Молчание народа в таких текстах цинично объясняется тем, что фактами о коррупции нас не удивишь:

Распространенное мнение, что коррупция среди элит воспринимается как неизбежное зло, с которым надо жить, подтверждается опросами Левады-центра: 47% сегодня считают, что коррупции у нас столько же, сколько было в 2000-е, а 32% — даже больше. И при этом жители России готовы с ней мириться.

Поэтому на фоне привыкания к коррупционным схемам популярностью пользуются не столько шутки о самом богатстве, сколько тексты о лицемерии элит, которые отказываются признавать сам факт сокрытия доходов. 4 апреля тема лицемерия преодолевает 10-процентный барьер и активно начинает расти, что во многом связано с реакцией на слова Дмитрия Пескова:

Собственно фигурируют и другие главы государств, но упоминаются и публикуются фотографии только Путина. Потому что Путин, Россия, наша страна, наша стабильность, наши грядущие выборы — это основная цель — именно раскачать ситуацию. Работа в этом плане малоэффективная, скажем так, вряд ли она способна действительно оказать какое-то негативное влияние во многом благодаря своей неквалифицированности.

К 6 апреля, в то время как популярность всех остальных тем падают, лицемерие элит становится самой популярной темой — ей посвящены 43% всех репостов юмористических текстов в Твиттере и блогах ЖЖ. Но и этого оказалось мало: тема выходит за пределы социальных сетей. На Ютьюбе появляется ролик «Путинская соната для виолончели с офшорами».

Такие шутки выходят и в оффлайн-пространство: в Сети стремительно распространяется фотография рекламного плаката, размещенного на автобусной остановке в центре Москвы — Владимир Путин в образе героя фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» спрашивает у прохожих «Какая Панама?»

7 апреля иронические упражнения получают новую подпитку после слов Путина на медиафоруме по поводу «виолончелиста»:

Многие творческие люди в России, я не знаю, каждый второй, может быть, если вы обратите внимание, пытаются заниматься бизнесом, и, насколько мне известно, Сергей Павлович тоже. Но какой его бизнес? Он является миноритарным акционером в одной из наших компаний и там какие-то деньги зарабатывает. Это, конечно, не миллиарды долларов, чушь, нет ничего подобного, какие-то зарабатывает (…). Почти все деньги, которые он там заработал, он истратил на приобретение музыкальных инструментов за границей и привез их в Россию, дорогие вещи.

Это объяснение было воспринято в рамках модели «лицемерие элит» и привело к появлению саркастических текстов (56% всех репостов 7 апреля), в которых объяснение президента выглядит практически издевательством. Такие тексты и лидируют с 7 по 9 апреля. panama06

«Робингудовское объяснение» подчеркивается использованием нарочито наивного дискурса из идеалистического фильма «Берегись автомобиля». Авторы таких текстов как бы говорят — вы нас что, за дураков держите?

Основная волна анекдотов, реагирующих на резонансное событие, как правило, укладывается в три дня, максимум — неделю. На четвертый день, когда основные темы (кроме лицемерия элит) пошли на спад, становится популярным еще один мотив. Представления о нелепости прикрытия, об ущербе для экономики страны «перерождаются» и начинают иронично интерпретироваться в абсурдистском ключе: виолончелист преподносится как самая выгодная профессия.

Абсурд выходит оффлайн: такую тему эксплуатируют участники «народного схода» в Петербурге 7 апреля.

panama07

За семь дней бурной реакции на «панамагейт» у носителей и «распространителей» такого «сетевого фольклора» вырабатываются общие представления, которые они готовы делить друг с другом как в онлайн, так и в оффлайн-пространстве: наша элита воровата и лицемерна, коррупция — это норма, жители России ко всему привыкли, а во внешнем мире все совсем не так.

Регулярно распространяются анекдоты о неравенстве элит и народа, а также о лицемерии власти. Пользователи Рунета — «носители анекдотов» — готовы практически каждый день высмеивать именно такие темы: потому что это — не только то, в чем мы уверены, но и то, с чем мы не можем бороться другими способами.

Подобное представление о власти и об элитах, каким бы оно не казалось банальным, все же значительно отличается от фольклорных представлений о президенте и стране середины 2000-х, где Путин в образе железного чекиста, практически Штирлица, жестоко и цинично боролся с врагами-олигархами:

Ходорковский приходит к Путину и говорит:
— Я все требования выполнил — деньги перевел, компанию отдал. Можно, я уеду за границу?
— А посидеть на дорожку?

Комментарии