Моральный износ современной государственности?

Политический спарринг поэта Татьяны Щербины и эссеиста Максима Горюнова 26 мая 2016 года

Видео30.05.2016 // 230

Дискуссия о природе современной власти и ее кризисах и угрозах.

Предварительные комментарии спарринг-партнеров:

Татьяна Щербина

В России вся официальная сторона жизни, весь «креатив», инспированный и одобряемый властями, превращается в трэш, нелепый или жестокий, добивающий теплившиеся доселе смыслы.

Во Франции — сплошные акции протеста, ни один кандидат в президенты (выборы через год) неприемлем для электората, государство, кажется, не в состоянии предложить никакого проекта будущего.

Греция едва выживает, Великобритания на грани выхода из ЕС, сам ЕС чувствует себя неуверенно, беженцы, кризис, новая гонка вооружений из-за новых угроз (Россия воспринимается одной из них, байкеры «на Берлин» наглядно подтверждают), Турция вышла из постимперского проекта Ататюрка, Ливия, Сирия, Ирак в руинах, ислам окутывает Европу, ультраправые поднимают голову. В США впервые партия не поддерживает своего кандидата, оказавшегося наиболее популярным (Трамп), хоть он и ненавидим всеми «нормальными» людьми. Парадокс, и парадоксы везде.

Ситуация весьма напоминает начало ХХ века, когда монархии и империи перестали соответствовать духу времени, требовавшему участия в общей жизни всего населения, а не горстки приближенных ко двору. Леди Диана кажется воплощением императрицы Сисси — обе стали провидческими фигурами будущих перемен, когда никто еще о смене парадигмы и не помышлял.

Россия, казавшаяся неким новым государством, третьим изводом после Российской и Советской империй, демократической европейской республикой, вдруг, хотя и не совсем вдруг, обнажила себя в качестве все той же империи, лишь уменьшившейся в размерах, которая пришла к состоянию безумия. А где безумие — там и смирительная рубашка, которую спешно шьют в странах общей цивилизации. Хотя здоровьем не блещет сегодня никто.

В начале ХХ века для переформатирования государственности понадобился «большой взрыв» 1914 года, закончившийся только после 1945-го. Что теперь? Есть ли другой сценарий развязки, кроме тех, что известны по прошлому опыту? Новое — гибридные войны, цифровая реальность, роботизация, значит ли это, что старый классический мир отделается сильной качкой, а не гибелью «Титаника»?


Максим Горюнов

Можно было бы говорить о моральном износе государства, если бы то благополучие и тот уровень безопасности, которые есть у нынешних европейцев, увеличились, допустим, вдвое-втрое. Тогда бы действительно нужда в государстве как в гаранте благополучия и безопасности сама собой сошла на нет. К чему государство, когда нет ни опасности, ни стеснения в средствах? К тому же если мы говорим о европейском государстве, то это такое государство, о преступлениях которого мы знаем практически все. Аморальность власти известна и очевидна обывателю. При твердых гарантиях безопасности и благополучия отказ от аморального государства — вполне моральный акт. Но таких гарантий нет и, надо полагать, никогда не будет. Соответственно, государства еще будут, и парижане, столкнувшись с опасностью, будут петь «Марсельезу», а украинцы свою «Ще не вмерла». Нынешнее положение — временное. И, кстати, тезис о моральном износе государства вряд ли имеет отношение к новым государствам, таким как Украина, к примеру. Оно необходимо именно как защитник и гарант.

Читать также

  • Моральный износ государственности

    К итогам дискуссии: всеобщий мир против насилия?

  • Комментарии