,

Товарищи ЛСДУ3 и ЙФЯУ9: элита как Чужой

Новый язык власти: беспошлинный разговор

Политика29.06.2016 // 1 527

Статья подготовлена Исследовательской группой «Мониторинг актуального фольклора» ШАГИ РАНХиГС

Обитатель Альдебарана, как и другие
высокоорганизованные существа галактики,
обладает множеством очень длинных щупалец,
оканчивающихся рукой с шестью пальцами.
Старшего из альдебаранцев,
являвшегося кибернетором экспедиции,
звали Нгтркс, а младшего, который был у себя
на родине выдающимся полизиатром, — Пвгдрк.

Станислав Лем. Вторжение с Альдебарана (1959)

9 июня Алексей Навальный опубликовал очередное расследование о недвижимости, ранее принадлежавшей сыновьям генпрокурора Юрия Чайки. Несмотря на то что все данные совпадали с документами братьев Чаек, в Росреестре вместо паспортных имен и фамилий теперь фигурируют «физическое лицо ЛСДУ3» и «физическое лицо ЙФЯУ9».

Речь идет о явлении, исторически хорошо известном, — табуизации субъектов власти. Так, Пол Пот подписывал декреты о казнях как «товарищ номер 87», резиденция Фиделя Кастро, про которую никто не знает, где она в Гаване находится, называется Punto Cero («нулевое место»), а жену Брежнева показали по телевизору чуть ли не вообще один раз (согласно «народному мнению», в качестве опровержения слуха, что генсек тайно женился на Людмиле Зыкиной). Но за последнее время мы сталкиваемся с такой табуизацией постоянно: то «Первый канал» «замажет» портреты первых лиц государства в кабинете арестованного карельского коррупционера, то власть отказывается комментировать историю о «дочерях Путина».

Для Алексея Навального важно именно то, что элиты скрывают подлинную информацию о своих доходах: Росреестр, публичная служба, вместо того чтобы обеспечивать граждан открытыми данными, их шифрует. Реакция соцсетей на его пост была весьма бурной, и пик ее пришелся на 9–11 июня. При этом, как водится в последнее время, значительную часть подобной онлайн-реакции составили тексты, осмеивающие подобную табуизацию, и это неслучайно. Массовое появление сетевых шуток, реагирующих на политическое событие, — это больше, чем просто насмешка, у этого явления есть социальная причина. Наше желание высмеять что-то обычно продиктовано стремлением отмежеваться от того, что вызывает осмеяние, другими словами, обозначить границы. Поэтому юмористическая реакция на ЛСДУЗ или любую другую реплику элит — это, прежде всего, негативная солидаризация: я хочу показать, что я против этого, поэтому я не только высмеиваю то, что не приемлю, но и приглашаю других разделить мою позицию. Чем лучше и смешнее будет текст, тем больше я привлеку внимание к своей позиции.

Анализ корпуса вербальных текстов, собранных с помощью таких инструментов, как «Яндекс.Блоги» и «Интегрум: соцмедиа», и распространяемых через Твиттер, ВКонтакте и ЖЖ, показывает нам, на что на самом деле реагируют пользователи соцсетей. Значимость темы определяется количеством репостов текста, и именно такой параметр (популярность) и замеряет наша группа.

Если нас спросят, кто является самым популярным героем современного анекдота, то ответы будет прост — элита. Собирательный персонаж — представители «воображаемого сообщества», некие «они», которые высмеиваются и противопоставляются «нам», — поселился в современном анекдоте, который за последние два-три года не просто политизировался, он приобрел, так сказать, классовый характер, и практически при каждом новом событийном витке высмеивается какая-то особенность нового классового врага.

В нашем случае с ЛСДУЗом, несмотря на весь антикоррупционный пафос расследования ФБК, сатирические и юмористические тексты-реагенты высмеивают вовсе не коррупционный характер элит, а совсем другое явление. Подавляющее большинство анекдотических текстов 9–12 июня содержит одну и ту же идею: язык и желания, которыми живут элиты, стали совершенно непонятны для мира обычных граждан. Другими словами, анекдоты высмеивают разрыв между миром обычных людей, с которым ассоциируют себя те, кто такие тексты придумывает и распространяет, и миром элит, против которых направлено «оружие слабых» — политический юмор.

Разница между текстами заключается исключительно в том, насколько существенным воспринимается разрыв между миром обычным и миром элиты. Чиновники с именами ЛСДУ3 и ЙФЯУ9 — это другая каста, другая раса или они вообще не люди, а роботы или рептилоиды?

Уже через несколько часов после публикации Навального появляются юмористические реплики, анекдоты и картинки, эксплуатирующие — практически в равной доле — две основные темы. Первый тип интерпретации (38% от репостов всех юмористических вербальных текстов в ЖЖ, ВКонтакте и Твиттере за 9 июня) описывает чиновников как касту, которая живет по другим законам:

Дети элиты не только носят странные имена, но и следуют своим странным обычаям: А между тем у сыновей Чайки прошли крестины звездины реестрины. Теперь они просто братья ЛСДУ3 и ЙФЯУ9.

Именно нечеловеческие имена позволяют отличить обычного человека от представителя элит или увидеть подлинную сущность чиновников. Волну шуток про дегуманизацию элит запустил сам Навальный, «роботизировав» братьев Чаек в своем посте про Росреестр:

nav01
Слева направо: С-3PO, R2-D2, ЙФЯУ9, Юрий Яковлевич Чайка, ЛСДУ3

Больше половины текстов из этой группы (54%) не просто проводят классовую разницу между «ими» и «нами», они доводят идею различия до полного абсурда, представляя элиту не только роботами (подобно приведенным выше), но и рептилоидами или мебелью из IКЕА. Для доказательства этой идеи все средства хороши, поэтому в ход идут уже однажды использованные средства. Карикатура, широко разошедшаяся в соцсетях в июне и набравшая несколько тысяч лайков, несколько лет назад фигурировала как пародия на странные названия мебели IKEA (поэтому сотрудники прокуратуры держат лампу и табуретку): Дети генпрокурора Чайки ЛСДУ3 и ЙФЯУ9 станут новыми лицами рекламной кампании товаров IKEA.

Другие анекдоты, также активно распространяемые 9 июня, всеми возможными способами подчеркивают, что язык, на котором хочет разговаривать власть, предельно чужой простому гражданину (43% от всех репостов юмористических текстов). Некоторые тексты пытаются расшифровать новый загадочный язык элит:

Более популярными становятся не просто дешифровки, а комические попытки порождать тексты на этом новом языке элит:

Однако большой процент шуток в этой группе не просто переводит произвольные тексты на новый язык элит, но и предлагает писать на этом языке о действиях власти. Так, пользователи Твиттера начали массово переводить на новый язык имена представителей российской власти, в результате в социальной сети за 9 и 10 июня появились сотни таких «переводов».

Одним из самых популярных шуточных переводов стала карикатура о предвыборных списках (один из первых постов в ФБ, ее опубликовавший, набрал 422 репоста) в сопровождении такой подписи: По результатам праймериз сформирован выборный список партии «Единая Россия».

Эти шутки-переводы — уже не простая издевка над непонятным языком, за этим стоит актуальная социальная травма. Действия власти, которые по определению должны быть прозрачны для простого обывателя, перестают быть таковыми. Власть совершенно не пытается соблюсти пакт о прозрачности своих поступков, и предвыборные списки, написанные на чужом непонятном языке, — это способ явной демонстрации подобных намерений: нам плевать, что вы не поймете, кто входит в списки праймериз. Тот политический смысл, который трудно (или боязно) эксплицировать в «серьезных» текстах, можно выразить языком анекдота, и в этом и заключается социальная функция юмора.

В первый день реакции, 9 июня, пользователи практически одинаково репостят и тексты, где чиновники представлены как отдельная каста или чужие существа, и тексты, осваивающие новый язык элит. Однако начиная с 10 июня эти интерпретации вступают в противоборство, и вторая интерпретация побеждает: пользователи соцсетей гораздо более охотно репостят тексты, где высмеивается язык элит как чужой, чем анекдоты, где чиновники — чужие существа: 10 июня — 60% против 19%, а 11 июня разрыв увеличивается — 69% против 23%.

roserrestr04

Такое противостояние интерпретаций связано с динамикой реакции на само событие. Сначала разоблачение Алексея Навального воспринимается как свидетельство того, что власть изменила свою природу: теперь она стала не просто социальной группой, обманывающей простых людей, а превратилась в тоталитарного «Большого брата», к которому законы общества не применимы в принципе. Именно поэтому на этом этапе возникают аналогии с героями антиутопии Замятина «Мы» или с «товарищем 87»:

Как я погляжу, Росреестр решил поиграть в роман Замятина «Мы». И сыны просто первопроходцы — ну, что ж, хорошо отдыхаем.

Мы подошли к тому, что не только правящая каста превращается в анонимного «товарища номер 87, значение не установлено», но и родственников правящей касты постепенно окутывает цифровой мрак, оставляющий вместо имен и фамилий лишь бессмысленные наборы букв и цифр, типа лсду3 или там йфяу9. (…) когда лишенным малейшей приватности населением управляют «неизвестные отцы» из букв и цифр, владеющие «значение не установлено», в прошлом которых было «результат поиска изъят по требованию суда».

Однако в следующие дни уровень радикализма снижается, и популярными становятся сатирические и юмористические попытки так или иначе «переварить», освоить этот новый язык власти, чтобы чуть сократить резко выросшую вначале дистанцию.

Сотрудники лаборатории математики Политехнического музея довели идею до логического конца и вскрыли алгоритм, благодаря которому имена Артем Чайка и Игорь Чайка кодируются как ЛСДУ3 и ЙФЯУ9. Портал Meduza опубликовал ссылку на программу, которая, пользуясь этим алгоритмом, переводит любое имя с человеческого на росреестровский.

R_vFQNsNbX-Qmg

Пользователи соцсетей активно включились в игру, стали переводить свои имена на чужой доселе язык и выставлять результаты перевода на свои страницы. Таким образом, новый язык власти оказался расшифрован с помощью математического алгоритма, а с помощью ставшей популярной игры — освоен обитателями интернет-пространства. Это, в свою очередь, помогло снизить уровень конфликта между двумя «воображаемыми сообществами».

Комментарии