Расчет на точность: «аще веруеши»?

Священник о «рациональной» вере: реплика в ответ на книгу Курта Флаша

Дебаты10.10.2016 // 656

От редакции: Материал выходит в рамках Богословского проекта Gefter.ru.

Свои лекции Курт Флаш выпустил в виде книги, когда ему было 83 года; взгляды на жизнь, изложенные в таком возрасте, да еще человеком остроумным и хорошо знающим европейскую историю и философию, интересны в любом случае.

Отличительной особенностью книги, если учесть ее европейское происхождение, можно было бы назвать ненавязывание автором своих взглядов (в духе политкорректного смайла «вполне допускаю, что я неправ!»), но, к счастью, этой особенности в книге нет, несмотря на вроде бы декларируемую (и осознанно исповедуемую автором) толерантность. Флаш пишет довольно горячо, тема разоблачения церковного учения — тема не только его ума, но и сердца, сердца человека, выросшего в неформально верующей католической среде в некомфортное для этой среды время (дядя Флаша — один из прославленных Римом мучеников ХХ века). Развенчивая те или иные постулаты христианства, автор в чем-то развенчивает, переосмысливает, укладывает внутри себя заново собственные детство и юность, а это всегда болезненно, и всякий совершающий это достоин априори если не сочувствия, то уважительного внимания к высказываемому им. Вместе с тем Флашу хватает мудрости не переходить границ и не срываться в создание карикатур на Церковь в целом или на отдельных ее представителей (его острое чувство юмора мне увиделось похожим на бультерьера, но в наморднике и хорошо воспитанного хорошим хозяином). Примечательно, на мой взгляд, и то, что Флаш последовательно верен сказанному им: «Моя позиция последовательно агностическая, а не атеистическая. Потому что атеист смеет утверждать, что у него есть доказательства в пользу того, что Бога нет. Я такой уверенностью не обладаю» (это следование автором своей позиции может, кстати, создать проблему в восприятии его стиля теми, кто уже сейчас в соцсетях Рунета с восторгом возвещает о появлении книжки, которая наконец-то «попам покажет»: увы, наш массовый читатель больше привык к агиткам…). Флаш — ученый, и его книга посвящена конкретному рассмотрению конкретных моментов церковной экзегетики и догматики, до каких смог дотянуться, скажем, щуп историко-критического метода. На вопрос Пилата: «Что есть истина?» Христос молчал, и, как мы знаем, молчал не зря; далек от намерения насадить среди читателей verum ultimum [1] и Курт Флаш (вместо нее он предлагает искренность, интеллектуальную честность и методологическую последовательность).

Писания, разоблачающие «мракобесие попов», в России достаточно хорошо известны, от советского Губельмана-Ярославского и брошюр общества «Знание» до модного ныне Докинза, основные дискурсы (скажем, социальный анти- и проклерикальный, пря эволюционистов с креационистами и тому подобное) худо или бедно усвоены массами; чем же книга «Почему я не христианин» может быть полезна сегодня в России, и в первую очередь — российским христианам? Во-первых, тем, что помянутые любители агиток скорее всего прочитают из нее едва ли четверть и отложат, и книга достанется читателю думающему. Во-вторых, этому думающему читателю она напомнит о таких вещах, как дисциплина и последовательность мышления, важность аргументации в полемике, умение слушать оппонента. В-третьих, у христиан эта книга освежит заповеданную апостолом необходимость «дать отчет в своем уповании», разобраться в собственной вере и жизни Церкви не только в духе «голосуй сердцем», но и с применением разума, который есть немаловажный компонент образа Божия в человеке (и пусть читателя верующего не смущает, что сам Флаш относится к разуму так, что его можно заподозрить в обожествлении оного: сие есть, конечно, нарушение Божьей заповеди о некумиротворении, но, в конце концов, «в этом мире, кишащем богами», разум — не худший среди прочих, и от того служения уму и логике, которое предлагает Флаш, путь ко Христу может быть прямее, чем из кумирен поклоняющихся деньгам, ксенофобии, партийности или последней модели айфона). В книге Флаш упоминает позицию крепкой и спокойной веры, которая не нуждается в споре и не смущается доводами агностиков, и относится к этой позиции уважительно; его книга — для других верующих, тех, кто хотел бы вступить в спор, для потенциальных апологетов и миссионеров. Она может помочь читателю осознать всю непростоту христианства, принадлежность к которому бывает так легко декларировать, но так непросто сохранить без выстраданности, в том числе интеллектуальной.

В-четвертых, хотя книга написана автором на католическом и протестантском материале современной Европы, то, что происходит с Церковью там, в той или иной мере актуально и в России. Флаш пишет: «Церкви еще существуют, в качестве крупных работодателей они занимают влиятельные посты в системе социального обеспечения, на радио и телевидении, но их поучение в повседневной жизни не пользуется спросом: лишь традиционные праздники да туристическая индустрия создают христианской вере грандиозный оптический эффект присутствия». Есть над чем задуматься православному российскому читателю… Нынешняя прочность утвержденности места РПЦ в российском обществе, пресловутая ее близость к властным структурам, все более крепнущие «духовные скрепы» и т.д. — все это почитают вроде бы очевидным, но все это может оказаться не более чем кажимостью, а насущные вопросы останутся для христианина насущными: что такое вообще есть Церковь? Как сегодня выглядят врата ада, которые, по слову Христову, не одолеют ее? Чем Царство Христово кардинально разнится от царства кесаря, почему они никогда не станут едины и почему христианин, зовущий полицейского покарать атеиста, тем самым служит именно силам царства кесаря? Язык проповеди Церкви: насколько воспринимаемы современным человеком отработанные веками гомилетические формулы, как переосмыслить и обновить цели, методы и оценить результаты церковной миссии и апологетики в сложнейшей современной ситуации? Не тем ли сокрушительнее в России станет падение внимания к слову Церкви, если главным содержанием проповеди перестанет быть благовестие Евангелия, если это благовестие вытеснят вопросы церковной идеологии, если церковные витии будут продолжать наставительно говорить о патриотизме, рождаемости, политике, психологии, светском образовании, о какой угодно злобе дня сего и мира сего, только не о «едином на потребу» — о Христе? На эти и многие другие вопросы прочтение книги Флаша может не дать прямого ответа, ведь на многие важнейшие вопросы простого ответа нет вообще, — но если оно вызовет к жизни и поможет верующему читателю эти вопросы для себя сформулировать, то польза от книги будет несомненной.

И последнее: так и вижу книгу «Почему я не христианин» изданной в некоей серии, с условным названием: «Исповедь ума». Изданной, к примеру, вместе с книгой священника Сергия Желудкова «Почему и я христианин», со знаменитой книгой Бертрана Рассела (от которой отталкивались и о. Сергий, и Курт Флаш), с «Исповедью» блаженного Августина, с избранными писаниями о. Георгия Чистякова и митрополита Антония Сурожского, рассказывающими о их пути к вере и участии разума в этом пути, с писаниями известных отступников 50-х годов Дулумана, Осипова и Далманского, рассказывающими об их уходе из Церкви, и так далее (список читатель может продолжить сам).


Примечание

1. «Истина в последней инстанции» (лат.).

Читать также

  • Почему я не христианин

    Мир без кончины века: Курт Флаш

  • Комментарии