К философии поступка

Реализм поступка и его цели: конспект к обсуждению

Дебаты30.11.2016 // 366
© Фото: European Parliament

Дополнения по формированию программы действий в рамках Манифеста

В современном мире этика уже не может быть только миром частных решений, которые способствуют приросту общего блага или дают успокоение совести. Этика здравого смысла не выдерживает проверки популизмом, и потому новая этика не вносит вклад в общее благо, но исходит из общего блага как вдохновения.

1. Новая решительность. В старой этике решительность противопоставлялась медлительности. Решителен тот, кто решился не медлить здесь и сейчас. Решительность раньше определялась только негативно. Нам надо научиться определять решительность позитивно: как умение совладать с собственной политической интуицией.

2. Против ажиотажа. Нынешнее и большинство, и меньшинство нагнетает ажиотаж вокруг различных социальных и политических ситуаций, в расчете «сорвать банк». Следует отказаться от такого игрового понимания ажиотажа и иначе понять устройство биржи идей. Идея действительна, когда ты можешь и прийти с ней в игру, и выйти из игры, при этом не разменяв ее на ажиотаж.

3. Полезность вне оценки. Полезность до сих пор обычно понимается как возможность получить оценку или похвалу, измерить по шкале одобрения. Давайте научимся быть полезным в том смысле, что полезное решение квалифицируется просто как решение, возможность поставить точку среди других точек: не единственно верное, но единственно ценное.

4. Квалифицированное действие. Квалификация понимается привычно как надстройка над количественными показателями: всякий раз, когда нельзя свести все к числам и измерениям, заводят разговор о качестве. Мы исходим из того, что квалифицированное действие предшествует и подсчетам, и учетам: сама возможность учесть показатели, не говоря о возможности в них разобраться, требует качественного мышления как начальной предпосылки.

5. Качественное большинство. Большинство понимается до сих пор как определенная мера легитимности решений. Нам надо научиться понимать большинство как особое качество жизни: не когда жизнь обращается к большинству по своей скудости, надеясь удержаться на предрассудках большинства людей, но когда избыток жизни позволяет многим поддержать жизнь. Встать на сторону жизни, а не на сторону своих представлений о жизни.

6. Победа, победившая мир сей. «Слава» и «победа» — два столпа любой гражданской религии. В современном мире слава понимается либо как популярность, либо как общее мнение о легитимности: признано, поэтому славно. Мы исходим из того, что добрую славу дает добрая победа, которая разоружает противника прежде, чем угнетает его.

7. Политический талант. Чаще всего талант в политике понимается как талант конъюнктуры, возможность найти ключевые рычаги влияния или попасть в самое мощное течение однообразных событий. Но талант не может быть столь непривлекательным. Новая политика привлекательна не лозунгами, программами или харизмой политика, но привлекательна как возможность участвовать в ней, не чувствуя себя жертвой обстоятельств. Когда дело политика вызывает доброжелательный ко всем людям отклик, тогда политика талантлива.

8. Мораль как таковая. Мораль изначально была моральным исследованием, изучением нравов и в этом смысле исторически разделила судьбу «идеологии», став нормированием социальной ткани. Мораль нового типа может стать моралью как таковой, нравом, который не навязывает себя, но всегда оставляет возможность наблюдать его извне как самое важное в нашем социальном общении.

9. Согласие и несогласие как критика эмоций. Обычно умение соглашаться или спорить рассматривают с точки зрения наслаждения или терпения, эпикурейски или стоически: довольствоваться результатами спора или стоять на своем. Но уметь соглашаться или не соглашаться, не покупая свое согласие за наслаждение и возбуждение эмоций, — важнейшее искусство. Всякий раз отдавать себе отчет, почему ты согласен или нет, при этом чутко наблюдая возникающие эмоции, включая эмоцию безразличия.

10. Немонолитный центр. В привычном понимании, статистическом, моральном или научном, чем ближе к центру, тем сильнее социальные и плотнее социальные взаимодействия. Этот догмат не был поколеблен теориями множественности культурного развития, образующими множество монолитных центров или монолитный сверхцентр. Спор и несогласие тогда понимаются как перетягивание монолита на сторону различных интересов. Мы утверждаем, что центр может быть как раз местом, где интерес перестает быть собой, и возможно спорить не ради своих интересов, но ради блага не зависеть от готовых частных интересов.

Читать также

  • Интеллектуальное движение «Платформа выбора». Манифест. Часть первая

    Обреченность выбору. Большинство без личности?

  • От соборности к большинству: комьюнити в России

    Манифест интеллектуального движения «Платформа выбора». Первые реакции

  • Комментарии