Шалини Рандерия о политических аспектах проблемы беженцев в Европе

Европа без лица? Анонимное будущее

Политика05.12.2016 // 297
© Institute for Human Sciences

От авторов интервью: Либеральная демократия, социальное государство и демографическая политика являются препятствиями на пути к интеграции беженцев в Европе, пишут Шалини Рандерия, профессор антропологии и социологии Женевского института международных отношений и развития, и Рэндалл Хансен, профессор политических наук Торонтского университета, в престижном журнале Science (Sept. 2016. Vol. 353. No. 6303). Профессор Рандерия объясняет это, казалось бы, парадоксальное утверждение.

— Вы утверждаете, что либеральная демократия и социальное государство создают препятствия на пути к интеграции мигрантов и беженцев в Европе. Почему?

— Мы в статье утверждаем, что приверженность либеральным принципам и требования, вытекающие из демократических политических доктрин, тянут европейские государства в противоположные стороны. В то время как либерализм означал бы уважение к свободе передвижения и международные обязательства в области прав человека, а также верховенство закона, электоральная демократия ставит под угрозу приверженность этим принципам в условиях, когда существует опасность со стороны правой политики идентичности и возводятся заборы под влиянием ксенофобии. Антилиберальная и антиэлитарная пропаганда популистских партий, набравших от 20% до 45% голосов избирателей во многих европейских странах (а в прямых плебисцитах или референдумах часто и больше), породила глубокие разногласия не только в рамках Европейского союза, но и внутри каждого европейского общества. Социал-демократы не желают отступаться от завоеваний социального государства и соглашаться на дифференцированную заработную плату, а это затрудняет интеграцию мигрантов на рынке труда; правоцентристы или консерваторы готовы провести рыночные реформы, направленные на либерализацию рынка труда, но не готовы предоставлять права гражданства путем облегченной процедуры натурализации, а это было бы не менее важно для успешной интеграции мигрантов. Политика, которую предпочитают вести социал-демократы, оказывается проблемой для трудовой интеграции мигрантов, а политика более правых мешает их быстрой политической интеграции. В результате мигранты в Европе слишком часто интегрируются в систему социального обеспечения, в то время как в Северной Америке они интегрируются в трудовую деятельность. Проблема усугубляется экономическим спадом в Европе и тревогой людей по поводу рабочих мест и границ. В конечном итоге все это приводит к тому, что мигрантов и беженцев делают козлами отпущения, виня их за несправедливости, вызванные неолиберальной экономической глобализацией.

— Европейские страны нуждаются в большей миграции, чтобы компенсировать демографические тенденции. Однако растет количество европейцев, которые боятся беженцев и голосуют за популистских лидеров. Как можно переломить общественное мнение?

— Решающее значение имеют не факты, а то, как общественность их воспринимает. Придется вести много политической разъяснительной работы, убеждать людей, чтобы преодолеть то, что Арджун Аппадураи метко назвал «страхом малых чисел», который увеличился вместе с ростом этнонационализма. План расселения 160 000 беженцев по странам ЕС в этом году сорвался из-за неуступчивости большинства государств-членов, где удалось мобилизовать «большинство населения, находящееся под угрозой», во имя охраны христианской цивилизации и ценностей от предполагаемого наступления мусульман. Политические партии охватила паника, когда они увидели, как у общественности сложилось впечатление, что национальное государство и ЕС потеряли контроль над своими границами. Необходим комплекс мер, чтобы более быстро и эффективно интегрировать мигрантов и беженцев в принимающие общества и экономики. Например, принятие единого стандарта для предоставления убежища и ускорение доступа на рынок труда имели бы важное значение. Но сложные системы профессионального обучения, существующие во многих странах Западной Европы, также создают барьер на пути иностранцев к рабочим местам. Вместо того чтобы лицемерно заявлять, что их странам не нужны трудовые мигранты, политикам и бизнесу надо менять публичный дискурс, признав зависимость экономики западноевропейских стран от импорта рабочей силы. Без труда высококвалифицированных и неквалифицированных работников-мигрантов в низкооплачиваемом секторе ухода (например, младшего медицинского и парамедицинского персонала, домашней прислуги в домах среднего класса, включая уход за пожилыми людьми) или сельскохозяйственных работников (занятых, например, на уборке спаржи или клубники), а также в высококвалифицированных секторах, таких как банковское дело, IT, медицина или инженерно-конструкторские разработки, наши экономики не смогли бы функционировать. Кроме того, учитывая низкие показатели рождаемости практически во всех европейских странах, пенсии удастся долговременно поддерживать хотя бы приблизительно на обещанном уровне только в том случае, если в экономику будет интегрировано большое количество мигрантов. И, наконец, Евросоюзу следовало бы согласиться на прием определенного числа непосредственно из истерзанных гражданской войной регионов Ближнего Востока, потому что таким образом можно было бы сократить прибыль контрабандистов и уменьшить зависимость от брокеров, таких как Эрдоган, которому ЕС де факто отдал на откуп свои международные договорные обязательства в области прав человека. Давайте не будем забывать, что большинство беженцев остаются в регионе и в соседних странах: они не добираются до Европы, да и не хотят этого делать. Гораздо больше помощи следует направлять туда, где беженцы размещены в настоящее время, — например, в лагеря, где они живут, чтобы дети и подростки могли получать образование, профессиональную подготовку и шансы на трудоустройство.

— Расскажите вкратце о вашем опыте публикации в Science — это журнал весьма престижный, с высоким импакт-фактором, но не тот, в котором обычно публикуются социальные антропологи.

— Журнал попросил меня написать статью, посвященную анализу политики по этому вопросу, и одобрил резюме, которое я послала им для начала. Однако после того как мы с соавтором сдали наш текст, начался длительный процесс переговоров с редакторами в свете замечаний рецензентов. Должна признать, мы недооценили трудности, связанные с тем, что для публикации статьи в Science необходимо осуществить ее двойной перевод: во-первых, нам нужно было перевести наш текст на язык, понятный читателям с естественно-научным бэкграундом, которых, по-видимому, считали незнакомыми с терминами вроде «либерализм» или «социальное государство»; во-вторых, мы упустили из виду тот факт, что ключевые термины в нашей статье могут означать разные вещи для европейцев и для читателей в США. Поэтому от нас потребовали, чтобы мы провели несколько раундов упрощения нашей аргументации, дабы сделать ее доступной для понимания читателями журнала, — упрощений, которые, по нашему ощущению, ослабили и примитивизировали ее почти до неузнаваемости. Недоразумения касались, например, путаницы в понятиях «ЕС» и «Европа»: они граничат или совпадают друг с другом? Или, скажем, кто-то не знал о том, что если государства (европейские) не выполняют своих международных обязательств в области прав человека, то тут есть еще и юридические проблемы. Один рецензент считал, что Европа никогда не была либеральной, а другой не видел проблемы в том, чтобы отделить либерализм от демократии. Потом были нормативные разногласия между нами и рецензентами по поводу того, что такое социальное государство и должно ли оно платить пособия беженцам. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы убедить редакторов не выкидывать наш центральный аргумент, согласно которому главная проблема с интеграцией беженцев в Европе заключается в двух парадоксах: а) либеральная демократия и социальное государство — два достижения из числа тех, которыми Европа больше всего гордится, — являются серьезным препятствием для интеграции мигрантов, потому что избранные лидеры боятся проиграть выборы популистским партиям, а оказание финансовой поддержки прибывающим иностранцам — дело в социальном государстве дорогостоящее и хлопотное; и б) несмотря на то что, с демографической и экономической точек зрения, Европа остро нуждается в большем числе мигрантов, такую позицию очень трудно отстаивать в нынешней политической обстановке. И, наконец, поскольку Science является естественно-научным журналом, редакторы настаивали, что мы должны привести «данные», свидетельствующие в пользу наших утверждений, то есть статистические «доказательства» жестких фактов. Тем самым они заставляли нас менять стиль статьи, которую мы представили как «размышление» для рубрики, посвященной политике.

Источник: The Graduate Institute Geneva

Комментарии