Я работаю из дома

Служба спасения для современного человека: инструкции по выживанию

Inside10.02.2017 // 366

ОПЕРАТОР СЛУЖБЫ 911: Служба 911, что у вас случилось?

РОБЕРТ: Здравствуйте, я… э-э… Я работаю из дома.

ОПЕРАТОР: Поняла. А кто-нибудь еще есть рядом с вами, сэр?

РОБЕРТ: Нет, я один.

ОПЕРАТОР: А когда вы в последний раз видели кого-нибудь еще? Сегодня вы видели других людей?

РОБЕРТ: Ну, жену… Сегодня утром… кажется.

ОПЕРАТОР: А еще кого-нибудь?

РОБЕРТ: По-моему, нет. Ну, почтальона, но через жалюзи. Это считается?

ОПЕРАТОР: Пожалуй, нет. (Пауза) Теперь я попрошу вас открыть жалюзи, хорошо? Давайте впустим в комнату немного света.

РОБЕРТ: Сколько света??

ОПЕРАТОР: Совсем немножко, этого будет достаточно.

РОБЕРТ: Ладно… (Пауза) Открыл. (Пауза) Солнце яркое. Чувствую солнечный свет на лице… так ярко…

ОПЕРАТОР: Это хорошо. Такое ощущение и должно быть. (Пауза) Теперь мне надо, чтобы вы сказали мне, что на вас надето.

РОБЕРТ: Ну как вам сказать… просто обычная одежда.

ОПЕРАТОР: Уличная одежда или домашняя?

РОБЕРТ: Подождите, я проверю. (Пауза) Пижама! Я в пижаме. Я мог бы поклясться, что переоделся в дневную одежду… Я думал, это были джинсы!

ОПЕРАТОР: Ничего, сэр. Успокойтесь.

РОБЕРТ: Подождите, это даже не рубашка. Это просто моя кожа! Черт побери.

ОПЕРАТОР: Итак, на вас только пижамные штаны. Можем ли мы предположить, что вы сегодня не принимали душ?

РОБЕРТ: Не знаю.

ОПЕРАТОР: Мне нужно, чтобы вы пошли в ванную и посмотрели, влажное ваше полотенце или сухое. Cможете сделать это, для меня?

РОБЕРТ: Наверное, да.

ОПЕРАТОР: Отлично.

РОБЕРТ: Иду в ванную… (Пауза) Пришел. Вот я в ванной. Вижу свое полотенце…

(Приглушенные рыдания)

ОПЕРАТОР: Сэр?

РОБЕРТ: Оно сухое.

ОПЕРАТОР: Ничего, это ничего. Давайте переместимся обратно к окну, где свет, хорошо? Идите на свет. (Пауза) Как вас зовут, сэр?

РОБЕРТ: Роберт.

ОПЕРАТОР: Привет, Роберт. Меня зовут Шерис.

РОБЕРТ: Привет, Шерис.

ОПЕРАТОР: Вы правильно сделали, что не стали откладывать и позвонили сюда, Роберт. Я сейчас пришлю к вам людей, которые вам помогут, слышите? И я буду оставаться с вами на линии, пока они не приедут. Вы понимаете меня?

РОБЕРТ: Кажется, понимаю.

ОПЕРАТОР: Теперь скажите, Роберт, вы ели что-нибудь сегодня?

РОБЕРТ: Да. Много раз.

ОПЕРАТОР: А сейчас, Роберт, вы едите?

РОБЕРТ: Я все время что-то сую себе в рот.

ОПЕРАТОР: Хорошо, вы можете сказать мне, какую пищу вы ели сегодня?

РОБЕРТ: Все называть?

ОПЕРАТОР: Да.

РОБЕРТ: Я точно не помню. То есть сначала я позавтракал, перед тем как жена уехала на работу… яичницу с тостами и кофе… а потом, когда она ушла, я, может быть, съел миску хлопьев.

ОПЕРАТОР: Это все?

РОБЕРТ: Где-то через час или позже… я съел банан с арахисовым маслом.

ОПЕРАТОР: Вы разрезали банан на кусочки?

РОБЕРТ: Нет. Я окунал его прямо в банку, потому что никто не смотрел. (Пауза) Никто не смотрит.

ОПЕРАТОР: Значит, вы ели без тарелки или чего-то в этом роде?

РОБЕРТ: Да.

ОПЕРАТОР: И это все, что вы съели до обеда?

РОБЕРТ: Нет.

ОПЕРАТОР: Что еще вы ели?

РОБЕРТ: Я сделал кесадилью… еще одну миску хлопьев, кажется… и несколько кренделей, плоских таких, как чипсы. Я их люблю.

ОПЕРАТОР: Они вкусные. (Пауза) А потом вы пообедали? Или это и был обед?

РОБЕРТ: (Пауза) Помню ветчину… много ветчины.

ОПЕРАТОР: В сэндвиче?

РОБЕРТ: Нет. Не в сэндвиче. Просто куски ветчины. (Пауза) Потом было несколько… ложек шоколадной глазури, две или три… зеленый перец, кажется, и йогурт. Большая банка йогурта. Персикового.

ОПЕРАТОР: Хорошо, Роберт, но вы понимаете, что то, что вы только что описали, — это на самом деле не обед, да?

РОБЕРТ: Это обед. Когда нет никаких правил, то это обед, Шерис!

ОПЕРАТОР: А было в какой-то момент такое, что вы макали зеленый перец в персиковый йогурт?

РОБЕРТ: Наверное, было. Мне очень жаль.

ОПЕРАТОР: Это ничего. (Пауза) Теперь скажите, Роберт, вы выполнили за сегодняшний день какую-нибудь работу?

РОБЕРТ: Кажется, нет. Мне надо было сделать презентацию для совещания, и я… Я начал… Я начал делать презентацию.

ОПЕРАТОР: А потом вы остановились?

РОБЕРТ: В Интернете столько всяких забавных штук… я на них отвлекся. (Пауза) Потом я еще, кажется, поиграл на гитаре… эээ… а потом я сортировал монетки из копилки, довольно долго.

ОПЕРАТОР: Зачем вы это делали?

РОБЕРТ: У меня оказалось четыреста семьдесят девять монет по пять центов.

ОПЕРАТОР: (Пауза) Еще что-нибудь?

РОБЕРТ: Потом я завис на YouTube, смотрел фильм о сурикатах.

ОПЕРАТОР: Документальный?

РОБЕРТ: Да. (Пауза) А потом оттуда перешел… на другие фильмы… не документальные… Ну, это неважно.

ОПЕРАТОР: Так вы начали смотреть порнографию?

РОБЕРТ: Да.

ОПЕРАТОР: Вы перешли от сурикатов прямо к порнографии?

РОБЕРТ: Да, именно так.

ОПЕРАТОР: (Пауза) А сколько времени вы провели за просмотром фильмов?

РОБЕРТ: Это не имеет значения, потому что я сам составляю себе график работы… понимаете? (Пауза) Шерис?

ОПЕРАТОР: Понимаю. Итак, если вы не выполнили никакой работы, то, может быть, вы сегодня занимались спортом? Может такое быть?

РОБЕРТ: Я не помню… Не исключено.

ОПЕРАТОР: Пожалуйста, осмотритесь в доме и скажите мне, если увидите какие-нибудь признаки того, что вы занимались спортом. Кроссовки, спортивные шорты, тренажер? Что-нибудь такое.

РОБЕРТ: Э-э… Нет, кажется, не вижу ничего такого. (Пауза) Постойте, я вижу коврик для йоги.

ОПЕРАТОР: Так, прекрасно. Это ваш коврик?

РОБЕРТ: Нет.

(Звуки истерических рыданий)

ОПЕРАТОР: Роберт? Мне нужно, чтобы вы оставались со мной, понимаете? Скорая должна вот-вот приехать, и мне понадобится ваша помощь, чтобы вы их впустили. Сможете это сделать?

РОБЕРТ: Хорошо.

ОПЕРАТОР: Вы упомянули о совещании. В котором часу у вас сегодня совещание, Роберт?

РОБЕРТ: В полпятого.

ОПЕРАТОР: Так, хорошо, фельдшеры скорой помогут вам доделать презентацию, помоют вас и переоденут.

РОБЕРТ: Это просто совещание по телефону.

ОПЕРАТОР: Все равно. И они же помогут вам привести дом в порядок к приходу вашей жены. Вы поняли, Роберт?

РОБЕРТ: Спасибо.

ОПЕРАТОР: Но до прибытия скорой вы, пожалуйста, больше не ешьте ничего и не смотрите больше фильмов о сурикатах, хорошо?

(Молчание)

РОБЕРТ: Я же работаю из дома.

ОПЕРАТОР: Тсс-тсс-тсс… работаете-работаете, я знаю.

Источник: The New Yorker

Комментарии