22 марта в редакции Gefter.ru пройдет круглый стол «Литература после 2012 года: Писатель у власти и/или власть писателя?»

Начало в 19:00

Новости10.03.2017 // 176

Когда началась перестройка, ни у кого не вызывало удивления, что именно писатели, деятели литературы воспринимаются как фигуры политической сцены. Писатели становились депутатами Верховного Совета, к публицистам и авторам остросоциальных художественных текстов обращались с просьбами и письмами так, будто литература — это подлинная инстанция реальной власти, у которой есть и сила, и полномочия влиять на реальность. Но и сами писатели воспринимали себя подобным образом. В середине 80-х казалось, что прямо здесь и сейчас найдет воплощение литературоцентристская утопия, и писатели перейдут «от слов — к делу» (таким был один из лозунгов перестройки).

В такой модели взаимоотношений власти и литературы последняя — прямой конкурент власти, ее политический двойник: в благоприятный исторический момент она готова взять власть в свои руки, «заместив» ее собой. Этой установкой, которая ведет писателя внутрь «системы», превращает его в идеолога, во многом и определяется место литературы в поле политического, если говорить о России. Но эта модель не безальтернативна.

Европейские интеллектуалы, мысля свое политическое участие, конструируют иную перспективу: это не модель, в которой писатель, пытаясь реализовать присущую литературе власть, сам в конце концов отождествляется с этой властью, но модель, в которой возможны рассуждения о «силе бессильных» (Вацлав Гавел), и в которой источником силы становится именно то, что отличает от власти. Литература в этой модели, если говорить в терминах Гавела, — часть самодвижения «самой жизни», проявление ее автономии, и потому писательство именно в своем собственном качестве, настолько, насколько оно есть деятельность самодостаточная и независимая от внешних требований — есть противостоящее посттоталитарной системе проявление «жизни в правде».

Продолжая серию круглых столов, посвященных положению литературы в политической ситуации 2010-х, мы решили посмотреть с этой точки зрения на сложившуюся в этот период констелляцию отношений писателя и власти и попробовать обсудить то, каким образом реализуются две названные модели разными — в диапазоне от Дмитрия Быкова до Захара Прилепина — писателями, участвующими в публичном поле политического. Продуктивна ли гавеловская стратегия в современной России? Насколько «замкнуты» тактики противостояния писательской оппозиции внутри интеллектуальных сообществ? Готово ли общество к диалогу с оппозиционными интеллектуалами, и есть ли готовность к обратному у последних? Как связан в ситуации «хождения писателя во власть» политический выбор писателя с его же эстетическими, чисто писательскими стратегиями?

В круглом столе участвуют: политический обозреватель Александр Морозов, экономический обозреватель Борис Грозовский, писатель Денис Драгунский, руководитель программы «Международная политика» МВШСЭН Василий Жарков.

Модераторы — Евгения Вежлян и Александр Марков.

Круглый стол проходит в рамках литературного проекта интернет-журнала «Гефтер».

22 марта, 19:00, редакция интернет-журнала «Гефтер» (Малый Гнездниковский пер., 9/8, стр. 3а, вход через офис редакции на 2-м этаже).

Комментарии

Самое читаемое за месяц
  • Андрей Десницкий