Акции гражданского неповиновения XXI века

Колонки

Мудрость задним числом

27.03.2017 // 1 252

Историк, публицист, автор ряда исторических арт-проектов по новейшей истории Великобритании и Северной Америки.

26 марта, в 17-ю годовщину первых президентских выборов Владимира Владимировича Путина, в Москве, а также во многих других городах России прошли т.н. «ДИМОНстрации» недовольных не только политикой, но и доходами президента и особенно премьер-министра Российской Федерации. Шествия и митинги эти были спровоцированы документальным фильмом Алексея Навального и Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон». В Москве они проходили в несогласованных с мэрией местах, а их общим итогом стало то, что на данный момент арестовано более тысячи человек.

Нечто подобное происходило два месяца назад в Вашингтоне, хотя и отличалось размахом и актуальностью повестки. Т.н. «женский марш» на столицу США проходил «превентивно», сразу после инаугурации президента Трампа, призывая напомнить тому о количестве протестного электората, недовольного им, огорченного и озлобленного тем, что их кандидат — Хиллари Клинтон — проиграла выборы в ноябре 2016 года. Злости ни те, ни другие не скрывали, откровенно признаваясь: «Мы злые, и настроение у нас так себе». Но все же детей, у которых отобрали конфетку в виде госпожи Клинтон, более напоминали январские марширующие, нежели действительные дети, несовершеннолетние участники «прогулок» по Москве в эту мартовскую субботу. Хотя бы потому, что претензии к власти, которая много лет руководит страной, могут быть куда более обоснованы, чем претензии к только что избранному президенту, который еще ничего не успел сделать и никого не успел «ущемить» своими действиями, разве что некоторыми высказываниями.

Целью и того, и другого мероприятий было некое «устрашение», «низведение и укрощение» власти, чтобы она знала и помнила, сколько людей настроено против нее. Это были акции гражданского неповиновения власти XXI века, примерами которым служат подобные акции века двадцатого, пионером каковых был Махатма Ганди — абсолютная икона для многих.

Одной его особенной акцией такого рода был т.н. «соляной поход», который проходил в марте-апреле 1930 года. Основным отличием от шествия московского, да и вашингтонского, было то, что буквально в октябре 1929 года барон Ирвин, тогдашний вице-король Индии, в которого Ильф и Петров в «Золотом теленке» обратили бухгалтера Берлагу, произнес довольно странную речь, подчеркивая, что Индии будет предоставлен статус доминиона [1]. Речь эта вызвала акции гражданского неповиновения уже в парламенте метрополии, т.н. Британской империи, расколола партию тори, основательно пошатнула только-только сформировавшееся правительство Рэмзи МакДональда — иными словами, произвела эффект разорвавшейся бомбы в Лондоне, но должна была успокоить разбушевавшихся индусов. Алексею Навальному Правительство РФ статуса доминиона — точнее, хотя бы какого-либо объективного расследования доходов своего главы — разумеется, не обещало, и в этом его действия выглядят более оправданными, чем действия Ганди.

Махатма Ганди, который почитается едва ли не святым, увидел тогда, что метрополия дрогнула, и вместо того чтобы ждать продолжения реформ Монтегю-Челмсфорда, которое также было обещано все тем же бароном Ирвином, решил не останавливаться на достигнутом, а открыто выступить против британского господства в Индии. Навальный призывал людей «прогуляться», Ганди, подключив Индийский национальный конгресс, призвал их свергнуть иго господствующего британского империализма [2]. С этой целью он и устроил «соляной поход», кончившийся на берегу Индийского океана, в котором можно не только мыть сапоги, но и промывать соль. Что демонстративно Ганди и сделал, подняв пригоршню соли, равно как и его сторонники, тем самым нарушая «соляную монополию» и провоцируя власть в лице вице-короля Индии на решительные действия. Барон Ирвин просить себя дважды не заставил, он моментально посадил Махатму Ганди в тюрьму, попутно также распихав по тюрьмам и казнив восемьдесят тысяч его соучастников. Репрессии Ирвина в Индии вообще были одними из самых впечатляющих, он вел бескомпромиссную борьбу с терроризмом, хотя и на него было совершено далеко не одно покушение.

По итогам московской акции Алексей Навальный также посажен в тюрьму на 15 суток, равно как и многие его сторонники, и если сценарий продолжит идти по той же спирали, то он будет отпущен и дождется конференций «круглого стола» с первыми лицами государства. Возможно ли это в принципе или нет в сегодняшней ситуации и в сегодняшней России — вопрос открытый и не такой однозначный, каким может показаться. Равно как и неоднозначными кажутся действия и Навального, и Ганди.

Когда первые лица оппозиции, защищенные мировой известностью, сознавая, что они, в случае чего, отделаются легким испугом, ведут за собой людей, они должны отдавать себе отчет, что любая возможная кровь будет на их руках и что несанкционированные митинги и несанкционированное промывание соли в глазах любой власти, будь это вице-король Индии или Президент Российской Федерации, расценивается как раз таки абсолютно однозначно. Возможно ли призывать народ выходить на улицы без согласования с властью, возможно ли вести за собой толпу, зная, что пострадаешь не ты, а те, кто идут за тобой? Наивысшее, что может заслужить любой человек, — это доверие, а когда тебе доверяет не один, не два и даже не дюжина человек, а тысячи — это не только личная заслуга, это огромная ответственность.

Необходимо также помнить и о «феномене толпы», толпа, масса — это одно из дьявольских воплощений, которое может спровоцировать выход наружу самых нелицеприятных человеческих качеств. В толпе вы обезличены, вы часть огромного механизма, который может пойти на Кремль, Вашингтон или к Индийскому океану, вы опьянены силой, а эта сила может породить агрессию, хотя бы чтобы проверить, насколько она велика. Поэтому по голове получает полицейский, а другие полицейские начинают жестко «винтить» всех, кто попадается под руку.

Здесь напрашивается справедливый вопрос Чернышевского «что делать?», на который очень сложно дать универсальный ответ. Разве что начинать любые изменения с себя. И Навальный, и Ганди, безусловно, ответственны за тех, кто идет и шел за ними, но и идущие должны помнить о своей персональной ответственности. И если вы хотите идти с лозунгами «Димон, кончишь, как Колян», фактически настаивая на расстреле действующего премьер-министра по примеру казни императора Николая II, то стоит десять раз задать себе вопрос, почему кто-либо заслуживает такого приговора и почему его вообще соразмерно выносить.

Социальная агрессия, действительно, сегодня находится уже на «оранжевом» уровне угрозы, если рассматривать антитеррористические маркеры Соединенных Штатов. Даже самые настоящие трагедии, смерти, которые, казалось бы, должны объединять людей, сегодня только разобщают общество, и одни радуются смерти других, другие призывают наказать радующихся, но так или иначе все жаждут крови, на какую бы сторону баррикад их ни подталкивала совесть.

В предыдущем августе отмечалась 25-летняя годовщина путча. На документальных кадрах, которые в фильм «Пробуждение» смонтировали Владимир Алеников и Григорий Амнуэль, можно было видеть не только актрису Маргариту Терехову, не только «светлые лица» тех, кто отстаивал свободу, но и других людей, которые допрашивали военных, что они сделают с виновниками всей тогдашней ситуации. Эти люди хотели услышать слово «расстрел», и они его услышали. Наряду с другими свободами они отстаивали свободу расстреливать неугодных, жаждали мести за годы унижения советским режимом, но чем эта позиция отличается от позиции их оппонентов? Чем бьющий полицейского по голове отличается от полицейского, который бьет по другой голове? Только тем, что у полицейского есть официальная власть, а другого есть власть толпы.

В эпоху вице-короля Индии барона Ирвина и его непримиримого оппонента Ганди премьер-министры не скупали разноцветные кроссовки. Некоторые из них искали лыжный ботинок, чтобы впихнуть в него ногу, распухшую от подагры, и кое-как дойти до Палаты Общин [3]. Дойдя туда, они подвергались такой жесточайшей критике, что сегодняшние нападки российской оппозиции выглядят просто вежливым дипломатичным несогласием с политикой правительства. И все же расстреливать оппозицию они не спешили, равно как и подвергать свой собственный народ чудовищным испытаниям, ведь дыхание новой мировой войны уже ощущалось. Они стремились договариваться с любой несогласной стороной, будь то внутренняя оппозиция или соседние правительства диктаторов. «Потому что вы должны жить с чертями, нравятся они вам или нет» [4], — справедливо отмечал в своем дневнике все тот же вице-король Индии барон Ирвин, к тому моменту получивший уже титул лорда Галифакса.

И если теперь, в день сегодняшний, о полученном доверии стоит помнить таким людям, как Алексей Навальный, то избранная власть должна об этом вспоминать едва ли не каждую минуту, ощущая свою решающую ответственность за все то, что происходит и будет происходить в будущем.

Редакция оставляет за собой право не соглашаться с позицией автора


Примечания

1. Gopal S. The viceroyalty of Lord Irwin, 1926–1931. Oxford, 1957.
2. Wolpert S. Gandhi’s Passion: The Life and Legacy of Mahatma Gandhi. Oxford, 2001. P. 204–207.
3. The Neville Chamberlain Diary Letters. V. 4: The Downing-street years, 1934–1940 / Ed. by R.C. Self. L., 2000. P. 214 (24 October 1936 to Ida Chamberlain).
4. Earl of Bikenhead. The life of lord Halifax. L., 1965. P. 380 (Hickleton papers).

Комментарии