«После Европы»: мир, вершащийся не нами?

Иван Крастев в «гефтеровском» проекте «Доктрина»

Дебаты20.09.2017 // 242

От редакции: Мы начинаем проект, посвященный завоевавшим мировое признание политическим интеллектуалам. Его цель — оценить взгляды интеллектуала относительно целого спектра вопросов современного развития.

Интервью Ивана Крастева, посвященное выходу его новой книги «После Европы» (After Europe. University of Pennsylvania Press, 2017)


Выступление Ивана Крастева в рамках ежегодного цикла лекций SEESOX (24 мая 2017 года)

Основные положения

1. Современный мир переживает не «страхи», а «обеспокоенность» «возвращением истории» — вхождением в новый виток исторического развития, в чем-то напоминающий дежавю «конца старого мира» — начало XX века.

2. Особое внимание следует обратить на «демографическую панику» в мире, вызванную кризисом прежнего мироустройства.

3. ЕС возвращается к концепции «большинства», присущей Французской революции, — т.н. «подавляющее большинство» увязывается с «естественной» принадлежностью к государству и нации, тогда как меньшинства воспринимаются как конспираторы и заговорщики.

4. ЕС, эта революционная сила, благодаря кризису с беженцами и мигрантами, становится источником контрреволюции.

5. Уходит либеральное понимание победы и поражения: и то и другое начинает восприниматься в абсолютных терминах, по-путински и по-трамповски: победивший — тот, кому не рискуют противоречить, проигравший — тот, у кого не остается никаких дополнительных преимуществ.

6. Расслаивается европейская и общемировая концепция «границ»: пересмотр понятия «границы» относится не к сфере фактов, а к сфере политического воображения, но он непосредственно влияет на новое самоопределение наций.

7. Фукуяма говорил о «конце истории», подразумевая передвижение капиталов и идей, но он не предвидел, что в мире начнутся тотальные передвижения «людей».

8. Будущим Европы может стать дезинтеграция, но этот исход возможен только в том случае, если будущее станет восприниматься столь же ностальгически, как ныне, — установкой на поиск «прежнего величия» при катастрофическом росте социального расслоения в мире и разрыве привычных социальных связей.

Комментарии