Империя фотографии?

Российская визуальная культура: методологии анализа

Профессора06.10.2017 // 156
© Неизвестный фотограф. Фотографы 10-й стрелковой дивизии 1915–1916 гг.
Via Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Интервью в кулуарах круглого стола «Создавая время и пространство: подходы к изучению истории российской фотографии» (ИГИТИ НИУ ВШЭ, 20 сентября 2017 года).

Редакция Gefter.ru обсудила с участниками круглого стола перспективы фотографического изучения истории.

Андреас Реннер (Мюнхен) делится размышлениями о том, зачем нужно изучать фотографию в наши дни. Фотография часто создается в рекламных или коммерческих целях, это по природе космополитическое искусство. Но именно поэтому фотография передает те движения эпохи, которые становятся достоянием многих народов. Сравнительное изучение фотографии, например японского и русского «глянца» разных периодов, дает возможность понять, как распространение фотографии связано с распространением цивилизационных навыков в политике.


Татьяна Сабурова
(Блумингтон) рассказывает, каким должен быть историк, изучающий фотодокументы. Фотография, как и письменный документ, может стать предметом фальсификаций или подлогов — может быть неправильно понята. Но если к социальному функционированию письменных свидетельств мы привыкли и любой историк хотя бы отчасти раскроет намерения автора письменного текста, то с визуальными свидетельствами оказывается сложнее. Часто они — создания техники, результат инерции технологий, многозначных против воли создателей. Поэтому чтение фотографий нужно начинать со знания технологий и локальных традиций съемки.


Елена Вишленкова
(Москва) размышляет о том, что историк должен быть не только исследователем документов, но и практиком. Чтобы установить смысл фотографии, он должен бы сам фотографировать или хотя бы интересоваться историей техники. История науки стала законной частью междисциплинарных исследований, и изучение фотографий как исторических источников требует от историка навыков психолога, искусствоведа и профессионала в технике. Будущее профессии — историк с более широким диапазоном познавательных средств.

Комментарии