«Война идей» продолжается: культура против популизма

Три взгляда на культурные войны

Видео 22.12.2017 // 166

Галерея новейших политиков-демагогов, которых объединяют общим словом «популисты», не должна заслонять от нас реальность: если эти политики используют ксенофобскую риторику в своих целях, то их популизм и ограничивается набором тактических инструментов. Интереснее левый популизм, как «Сириза» в Греции и «Подемос» в Испании или Берни Сандерс в США и Дж. Корбин в Великобритании. Левые популисты согласны с правыми в отрицании культурных ценностей элиты. И те и другие отрицают технократию, объявляя, что технологии принятия решений — всегда обман населения. Но их борьба против существующих институтов, созданных элитой, различна в каждом случае: они пытаются опираться сразу на всех, включая нанятых ими технократов, — их принцип в не столько поиске надежной опоры, сколько в превращении в свою опору любых обстоятельств. Но так как они не авантюристы, а публичные политики, они пытаются найти общий знаменатель благоприятных для них обстоятельств — и им оказывается быстрота принятия решений, вполне технократичный момент современной цивилизации.

Франк Фуреди: Популисты борются против власти экспертов, которые должны были предупреждать войны и конфликты. Популизм — это бунт ценностей повседневности, сторонникам популизма кажется, что технократы ответственны за все внутренние и внешние конфликты, которые размывают эти ценности. Поэтому популизм — воинственный пацифизм: популисты требуют одновременно справедливости и ликвидации любых привилегий элит и при этом быстрого вмешательства в конфликты, применения выверенной силы. Сами они этого противоречия не замечают.

Дэвид Гудхарт: Популисты не просто разочарованы в институтах или эксплуатируют это разочарование — они ведут войну против ценностей. Война против ценностей и может объединить левых и правых популистов, между экономическими программами которых нет ничего общего. Опорой популистов становятся «люди ниоткуда»: маргинализованные консерваторы, изобретшие для себя национальную идентичность и верящие в любые угрозы. Космополитическая элита для них — это прежде всего ненадежные люди, которые не могут стать партнерами и поэтому должны стать врагами.

Элиф Шафак: Повседневность современной Турции говорит об исчерпанности ситуации после войн: Турция не в силах вести новые войны, но именно войны консервировали те традиции, на которые опираются популисты: патриархальное управление, пафос жертвенности, справедливость как товарищество. В современной Турции пытаются возродить эти ценности как мобилизующие, исходя из того что правительство и население обладают общим «видением». Власть экспертов для сторонников популизма унизительна, и ей они противопоставляют видение событий, при котором население чувствует себя не под покровительством институтов, а морально мобилизованным.

Участники дискуссии:

Франк Фуреди, профессор, автор недавно вышедшей книги «Популизм и европейские культурные войны»;

Дэвид Гудхарт, исследователь демографии, автор книги «Путь в неопределенность»;

Элиф Шафак, политический комментатор, писательница, автор романа «Три дочери Евы», ставшего бестселлером в Турции.

Комментарии