Внешняя политика США: Трамп и другие?

«Крестоносцы» Буша и «цивилисты» эры Трампа: меняется ли конъюнктура американской внешней политики?

Политика 24.01.2018 // 129
© Оригинальное фото: Chairman of the Joint Chiefs of Staff [CC BY 2.0]

«Джексонианское мировидение» (Уолтер Рассел Мид) ставит своей целью превратить США из «политического государства» с универсалистской миссией в национальное государство с ригористической концепцией «своих» и «чужих». Именно оно все больше характеризует заявления президента Трампа относительно переориентации внешней политики. В истории США «эпоха Эндрю Джексона», первого президента от демократической партии, сменила «эпоху Томаса Джефферсона» — эпоху консерваторов, с ее идеалами Просвещения в качестве императива распространения цивилизационных норм. Консерватор Джордж Буш-младший с его «крестовым походом» воспринимался как новый джефферсонианец, а сама идиоматика «крестового похода» — как попытка на скорую руку обновить понятия о «политическом», ставя на карту различение не между друзьями и врагами «мира» или «порядка», но друзьями и врагами «цивилизации». Самым важным моментом здесь оказалось то, что эпоха завоеваний одновременно признавалась демократически преодоленной. Тем самым любой открытый «крестовый поход» становился палкой о двух концах. Можно было потребовать от Ирака переучредить себя как государство, переучредить свой конституционный порядок, но нельзя было потребовать от него участия в честной политической конкуренции — уже исключительно глобальной. Политика Обамы как политика компромисса между поиском наиболее конкурентных решений на мировой арене и миссией учреждения политических порядков (включая внутреннюю политику, вроде Obamacare) вызвала множество нареканий своей компромиссностью. Эпоха Трампа ставит вопрос уже не столько о рисках внешнеполитической игры, а о том, сможет ли Трамп быть последователен в своей «джексоновской убежденности» (Уолтер Рассел Мид) — ставке на надежный гражданский мир с тотальным подчинением задач внешней политики воле большинства?

Внешняя политика США в эпоху Трампа: будущее политики сверхдержавы. Дискуссия американских консерваторов

Спикеры:

Джон Миршаймер, профессор Чикагского университета;

Пол Кеннеди, профессор Йельского университета;

Кристофер Прибль, научный сотрудник Института Катона;

Майкл Чарльз Деш, профессор и директор Исследовательского центра международной безопасности Университета Нотр-Дам.

Модератор: Дэниэл МакКарти, сотрудник Фонда американских исследований.

Джон Миршаймер: Необходимо восстановление политического реализма, «наступательного реализма», в противном случае любая политическая общность будет заявлять, что ее интересы важнее, так как связаны с проблемами, требующими безотлагательного решения. Китай со временем придется сдерживать именно США, выстраивающим против Китая свои коалиции. Китай — далеко не сила «статус-кво». «Возвращение из мертвых» © России — еще не факт возвращения ее к прежним ролям: к середине XXI века она будет испытывать еще большие проблемы, чем прежде. Демографический упадок, экономическая неэффективность никак не позволят ей претендовать на прежнее величие. Недостаток либеральной демократии в ее современном изводе — в том, что она не в силах обозначать свои приоритеты: последовательный план действий еще никому не мешал. Трамп попытался определять приоритеты исходя из узко понятого «национального интереса». Ведя переговоры с Израилем, Россией и другими наступающими региональными силами как носителями собственных национальных интересов, он опровергал релевантность «реализма» как концепции, рассчитанной на поддержку конкуренции супердержав и признающей значимыми только интересы реальных носителей силы.

Пол Кеннеди: В современном мире идет неуклонный слом послевоенного порядка, и США сталкиваются уже не со становлением наций, а с конкуренцией сил, стремящихся к новому самоутверждению. Многополярный мир — реальность, а не дело будущего: его возникновение — уже не дело будущего. Четыре крупнейшие нации конкурируют за новое главенство (США, Китай, Индия, Россия), Иран и Индонезия — тоже далеко не слабые игроки, тогда как в самих США идет постоянная ревизия, например, собственной фискальной политики: «фискальная амнезия» и тому подобные непродуманные шаги во внутренней политике не в состоянии дать стране утвердиться на внешней арене так, как она того хочет. Множество проблем — от законодательных или ресурсных до экономических, вплоть до уязвимости морских военных сил — вряд ли то, что отличает нацию с какой-то выдающейся «уникальностью», как это часто подчеркивается в настоящий период политического развития в США.

Кристофер Прибль: «Крестовые походы» уже невозможны не только потому, что США не располагает безграничными ресурсами, но и потому, что США связаны обязательствами с другими странами западного мира, не менее демократичными. Джексонианство Трампа оказалось неудачным, поскольку не подразумевало никаких демократических процедур, тогда как даже Буш-младший настаивал на необходимости достаточных демократических процедур для переопределения векторов внешней политики. Великая держава может вести себя сколь угодно непредсказуемо, но при одном условии — поддержка ее вектора другими демократическими державами, что и создает стабильность во всем мире. Иначе даже демократические режимы не смогут совладать даже со своими внутренними конфликтами интересов, не говоря уже о международных локальных конфликтах.

Майкл Чарльз Деш: В эпоху Трампа нам нужна новая концепция глобальной безопасности, не сводящая ее ни к текущей внутренней стабильности в различных странах, ни к инерции международных отношений, ни к точечным ударам по «врагам цивилизации». Новая концепция безопасности должна соединить джексонианство и джефферсонианство: с одной стороны, внутренняя политика должна подразумевать создание все более эффективных инструментов ответа на угрозы; с другой стороны, политика демократии во всем мире должна опираться на локальный опыт преодоления кризисов. В этом смысле ресурс либеральной демократии как демократии верховенства закона и преодоления кризисов существующими, а не чрезвычайными средствами, в международной политике не исчерпан. США должны выступить не только в защиту демократии, но и в защиту либерализма.

 

Джексонианская и арендтианская критика либеральной демократии: Мид, Церилли, Мор

Спикеры:

Уолтер Рассел Мид, профессор Бард-колледжа, колумнист Wall Street Journal, главный редактор журнала American Interest, автор концепции «джексонианского вероисповедания (убежденности)»;

Линда Мария Джельсомина Церилли, профессор и руководитель Центра гендерных исследований Чикагского университета.

Модератор: Шени Мор.

Линда Церилли: Все демократические страны в настоящее время сталкиваются с одними и теми же вызовами, о которых задолго до 2010-х годов предупреждала Ханна Арендт. Демократия перестала быть международной политической формой, способом формулирования интересов, но стала восприниматься исключительно как инструмент внутреннего регулирования конфликтов. В результате любой неотрегулированный конфликт сразу же становится фактором международной политики: любые скандалы оказываются фактором неустойчивости в мире. Но эта неустойчивость, как и до того, чаще порождается элитами, а не массами. Все новоявленные провозвестники «правого поворота» — представители элит, а не масс. И именно они по-новому артикулируют недовольство, разочарования и горечь, широко распространенные на нижних этажах социальной лестницы, среди «встревоженного большинства».

Уолтер Рассел Мид: Эпоха Трампа — эпоха кризиса старых авторитетов. В настоящее время американская внешняя политика впервые стала восприниматься как производная от новейшей «политики идентичности» большинства, которая приходит на смену недавней «политике идентичности» меньшинств. «Джексонианский момент» в современных США — упор на поиск «своего» и «своих» и вытеснение «чужого» и «чужих» во внутренней политике. Но это одновременно и изменение устоев внешнеполитической активности, которую якобы должно определять только консервативное большинство.

Комментарии