Кризис и будущее демократий

Социальные науки — политике: рецепты без общего знаменателя?

Политика 05.02.2018 // 375

Подрыв демократического доверия и «будущее» во множественном числе

Участники дискуссии:

Чарльз Тейлор, профессор Университета МакГилл, Канада;

Патриция Нанц, научный руководитель Института высших исследований устойчивости среды в Потсдаме;

Барбара Мурака, профессор Университета штата Орегон, США.

Секция 1. «Демократия и кризис»

Чарльз Тейлор:

В современном мире демократию все реже воспринимают как публичную систему принятия решений. Целое сводят к частям — к отдельным институтам, которые якобы гарантируют, что перед нами работающая демократия. Но мы сейчас видим, как неэффективность даже одного института, например института выборов или института конституционного контроля, подрывает доверие к демократии и доверие к государственным инициативам вообще. Все, что делает государство, начинает восприниматься как воля элит, а не как этически значимое решение.

Патриция Нанц:

Кризис демократии — это не просто кризис доверия граждан к системе. Сама система перестает доверять себе, передавая часть своих функций на политический аутсорсинг — международным институтам или институтам контроля. Кризис демократии — это невозможность вновь собрать воедино функции демократической системы, запустить ее как политическую систему, а не просто как набор демократических компромиссов.

Барбара Мурака:

Кризис демократий — это кризис их требовательности к себе. Если демократическое государство становится перед выбором, требовать от себя минимума или максимума, оно требует минимума. Достаточно иметь институт выборов, чтобы считаться демократией. Но даже выборы в современном мире не защищены от внешнего вмешательства. Что тогда остается от демократии?

 

Секция 2. «Симптомы и причины — что пошло не так? Откуда берется популизм»

Чарльз Тейлор:

Популизм рождается из духа подозрительности. Когда люди не доверяют вообще ни одному институту, тогда они полагаются на популистов, которые обещают, что восстановят функциональность хотя бы части институтов. На смену популистам должны прийти лидеры, способные перезапускать всю систему, целиком.

Патриция Нанц:

Боюсь, такие лидеры появятся нескоро: слишком тяжел груз нерешенных проблем. Пока тяжесть проблем ощутима, скепсис относительно их решаемости подталкивает к доверию популистам.

Барбара Мурака:

Популизм не верит в быстрое решение проблем, но верит в свое популистское будущее, где медиа позволят быстро решить проблемы. Популизм — результат не столько социального скепсиса, сколько веры во всемогущество медиа.

 

Секция 3. «Социальные медиа и кризис публичной сферы»

Чарльз Тейлор:

Социальные медиа предлагают слишком простые модели происходящего: если старые медиа сводили политику к конфликтам, то новые медиа — к инициативам. Популисты заявляют, что они доведут общественные инициативы до конца.

Патриция Нанц:

Социальные медиа — это всегда длящийся разговор. Но самореклама пока что в этом разговоре важнее экспертизы. Это нарушает главный принцип публичной сферы — продолжение политической дискуссии по законам самой дискуссии.

Барбара Мурака:

Социальные медиа равнодушны к общественному мнению; их монетизацию обеспечивают сугубо частные и эмоциональные высказывания.

 

Секция 4. «Новая жизнь демократии, или Воображая будущее»

Чарльз Тейлор:

Социальное воображение всегда производно от практик. Нужно увидеть в практиках не социальную рутину, а способ преобразования жизни. Демократические практики — проверка на приверженность демократическим ценностям.

Патриция Нанц:

Популисты отказываются защищать локальные интересы, принимая в случае проблем только краткосрочные меры. Чтобы восстановить доверие к демократии, нужно доказать ее способность гарантировать локальные интересы в долгосрочной перспективе.

Барбара Мурака:

Популизм всегда опирается на группы влияния, способные подчинить себе и соседние группы. Необходимо восстановление демократии как системы институтов, противостоящей любым механизмам групповой узурпации.

 

Секция 5. «С чего начинаются перемены, кто их производит?»

Чарльз Тейлор:

Перемены начинаются с преодоления внутренних конфликтов между демократами, производят их реалисты.

Патриция Нанц:

Перемены начинаются с развития системы местного самоуправления, перемены производят активисты.

Барбара Мурака:

Перемены начинаются с системы ответственности перед демократическими институтами, перемены производят наиболее адекватные носители демократических ценностей.

Комментарии

Самое читаемое за месяц
  • Антон Барбашин