Тень башни и боязнь площади

Ниал Фергюсон на Gefter.ru. Героизм публичности

Видео 09.02.2018 // 374

Ниал Фергюсон выводит право человека на сетевое общение из антропологии: человек был пойман в информационные сети еще прежде, чем начал говорить. Но в политике кроме «площади» демократического общения есть «башня» власти, постоянно бросающая тень на площадь. Лучший образ власти для Фергюсона — Торре дель Манджа в Сиене, нависающая над площадью, которая должна была вмещать всех граждан города. Каждый гражданин по своей природной предрасположенности уже участвует в народном собрании: но не страшит ли его «тень башни» уже потому, что ему неуютно на площади? Антропология и политология у Фергюсона крепчайше сцеплены.

Новая книга Фергюсона — «Площадь и башня: Сети и власть от масонов до Фейсбука». Предмет книги — сети и иерархии. Мысль Фергюсона состоит в том, что сети способны опрокинуть иерархии. Но дело в том, что «сети не очень хорошо защищают». Неслучайно «уже большая часть ранней истории человечества была связана с командованием и контролем». Чтобы ослабить иерархию, нужно очень резко расширять возможности сетей: например, те должны не только поставлять готовую, но и стать инструментом производства новой информации. Обычно историки изучают сети, сами не догадываясь, что они имеют дело с сетями, а не с отдельными влияниями, заимствованиями и инновациями. Фергюсон говорит, что стремится «искупить бездействие историков», рассмотрев разные сети — от сетей банковских домов до сетей мобильной связи. «Собственно, Британская империя была построена сетями торговцев, сетями миссионеров и сетями оксфордских образованных востоковедов. Это было невероятно децентрализованное государство: довольно сложно контролировать то, что происходит в Индии, из Лондона даже сегодня; и в этом смысле, я думаю, вы правы, указав, что нет идеального различия между сетями и иерархиями. Чтобы добиться полной ясности: иерархия — это особый вид сети. Это своего рода сеть, где все края не до конца сомкнуты — не все узлы подключены».

Вопреки мнению ряда историков, распространение компьютерных социальных сетей не привело к большему равенству или большей демократизации. Причина проста. Слабые узлы сетей предпочитают подключиться к более сильным, развитым и связным сетям. Поэтому «твиттер-революции» не случилось: участники игры предпочли встроиться в систему сильной государственной и финансовой власти.

Но есть примеры прогрессивного действия сетей. Такие разные примеры, как работа Киссинджера у Никсона, письма Бенджамина Франклина или встреча Ахматовой с Исаией Берлиным, — все это выстраивание никогда прежде не мыслимых сетей, менявших ход истории. Благодаря этим кейсам прежние режимы взаимодействия оказывались полностью дискредитированы.

Сетевой мир стабилен только тогда, когда демократия реализуется на местном уровне. Пока сети никак не связаны с местными проблемами, режиссером происходящего будет становиться Трамп. Отцы-основатели США не метили в Наполеоны или в императоры, поскольку понимали роль местной безопасности и отдавали дань требованию сохранения местных общин в качестве основы социального взаимодействия. Социальные сети, выпадающие из местных интеракций, провоцируют создание императоров вроде Трампа. Но есть еще один момент. «Устойчивости демократии более всего угрожает разрыв социальных сетей с национальными дискуссиями и подчинение сетей фильтрам, контролируемым частными организациями» — в этом случае никто будет не в силах воспрепятствовать вирусной пропаганде.

«Печатная пресса не только подпитывала религиозные конфликты — она произвела научную революцию, создавала Просвещение, обеспечивала американскую революцию, подкрепляла революцию индустриальную. Великие прорывы человеческого сознания произошли потому, что интеллектуалы и новаторы могли свободно обмениваться идеями, публиковать их или просто переписываться друг с другом в громаднейшей сети, которая и тогда уже была глобальной, — в максимальной степени. Но сегодня у нас происходит нечто похожее. Лучшее в Интернете — то, что он позволяет инновациям и творчеству завоевывать все новые позиции без какого-либо централизованного контроля».

Однако вопрос об иерархиях и их ортогональности сетевым сообществам все еще остается открытым…

Комментарии