Граждане страны, которой нет

Майкл Сэндел о невозможности гражданского чувства после Брекзита

Политика 30.03.2018 // 493

Лекция публичного философа, профессора Гарвардского университета Майкла Сэндела в соборе Святого Павла в Лондоне: http://www.bbc.co.uk/programmes/b09ws5p6

Многие считают, что быть гражданином — это «вести себя по-граждански». Но это определение делает нас «гражданами страны, которой нет». Мы ведем себя, как считаем справедливым вести себя в разных странах, и в результате нигде не можем представить себя гражданами своей страны, и, что немаловажно, людьми, справедливыми к своей стране. Это прекрасно демонстрирует пример сирийских беженцев в Германии. ФРГ обвиняют одновременно в том, что она не может справиться с беженцами, и все же принимает их, тем самым поощрив популизм в соседних странах, а также, что собирая продукты для беженцев, она позволяет беженцам рассчитывать на поддержку в любом другом гражданском обществе. Помимо противоречивости такого рода аргументов, показательно, что гражданское общество понимается только как название для ряда обязанностей, которые сразу вступают в противоречие с текущими интересами граждан. Но не свидетельствует ли это отнюдь не о появлении у граждан новых интересов, а о резком сужении пространственных и временных измерений гражданства? Неправы те, кто думают, что граждане на выборах и референдумах примеряют на себя благо среднего гражданина («человека без свойств») и потому готовы расстаться с партикулярными интересами. Напротив, на выборах граждане ищут единственного блага — частного, как и национальным и международным организациям приписывают разве что частный интерес. Решения референдумов, поэтому, становятся все более непредсказуемыми: чем больше граждане отстаивают свое право на частную жизнь, тем менее корректны их решения по общим вопросам. Теоретического знания, что такое справедливость, недостаточно для гражданских решений — потому что на выборах любое теоретическое знание воспринимается как проективное. Перед нами не восстановление или переучреждение справедливости, но предположение о необходимости достичь справедливости любыми средствами, изолируясь от международных организаций и тем самым позволив частным лицам разрешать конфликты друг с другом в ограниченном «простом» горизонте. В этом упрощении политического — суть Брекзита как дешевой мечты о справедливости, несправедливой с самого начала. Интеллектуалы должны научить вновь ставить нормативные вопросы, как быть справедливым не только к «своим» или «чужим», но к общему жизненному миру. Научившись прощать, учась видеть границы общих понятий, научившись не сводить политику к ценностям идентичности, а национальный и наднациональный проекты — к предрассудкам родства, видя в них не просто справедливость по отношению к «нашему» и «нашим», мы и обучимся «жить вместе» — в жизненном мире гражданства вне эгоизма «человека без свойств».

Комментарии

Самое читаемое за месяц