Зима тревог после «осени реформ»

В фокусе — Украина: революционные идеалы и политическая действительность

Дебаты 11.04.2018 // 531
© Оригинальное фото: Олег Дубина [CC BY-SA 4.0], via Wikimedia Commons

Три месяца назад мы вынуждены были констатировать, что итоги последнего квартала 2017-го, который должен был продемонстрировать несокрушимую поступь реформ и стать прологом успешного предвыборного 2018 года, оказались не слишком убедительными для украинцев. Однако последовавшие месяцы нового года превратились в настоящее испытание для руководства страны.

Во время Давосского экономического форума Петр Порошенко ответил на вопрос, примет ли он участие в президентских выборах, что все, мол, будет зависеть от того, как пойдут дела в ближайшие полгода. С одной стороны, президент Украины слукавил: решение идти на второй срок принято им давно. С другой стороны, он отдает себе отчет в важности крепкой стартовой позиции в середине 2018 года. На исправление ситуации у него остаются считанные месяцы, потому что первый квартал вчистую проигран.

 

Президент

Прицельный удар по Порошенко был нанесен 13 января, когда грузинский телеканал «Рустави-2» продемонстрировал некие документы 2007 года, которые должны были свидетельствовать о том, будто Петр Порошенко сотрудничал с ФСБ под псевдонимом «Лолита». Публикация имела все признаки фальшивки, но с ее помощью удалось привлечь внимание к тому, что близкие родственники Юлии, жены Алексея, старшего сына Порошенко, живут в Санкт-Петербурге, а муж ее сестры — вице-губернатор Ленинградской области Дмитрий Ялов.

18 января в рамках совместного проекта «Схемы» украинской службы Радио «Свобода» и телеканала «UA: Перший» вышла программа о новогоднем отдыхе президента на Мальдивах. Общая стоимость каникул компании из восьми человек (спутников президента журналисты не идентифицировали) составила, по данным «Схем», полмиллиона долларов. История получила широкий резонанс, а ее негативное восприятие усугубилось более поздним сообщением об отдыхе семьи генпрокурора Юрия Луценко на Сейшельских островах. Благосостояние президента и генпрокурора дает им возможность позволить себе и своим близким такие удовольствия, однако этическая сторона вопроса вызвала у многих сомнения.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил 21 января в эфире телеканала «Россия-1», что между российским и украинским президентами осуществляются контакты, о которых официально не сообщают. Это заявление, вряд ли случайное, также добавило общественного недоверия Петру Порошенко.

Вольно или невольно, в том же направлении «сработал» и бывший вице-президент США Джо Байден. Он заявил 23 января, что его волнует «регресс в борьбе с коррупцией в Киеве». И поделился воспоминанием о том, как ему удалось вынудить Порошенко уволить генерального прокурора с сомнительной репутацией Виктора Шокина, лишь пригрозив отказать Украине в кредите на миллиард долларов.

12 февраля из страны выдворили Михаила Саакашвили. Для перевозки его в Варшаву был использован частный самолет. Кто оплатил эту «операцию», так и не было раскрыто. Спустя неделю сторонники опального политика организовали в Киеве «Марш за будущее». Якобы из-за сообщений о минировании с утра были закрыты шесть станций метро в центре столицы, что вызвало неприятные ассоциации с действиями прежней власти во время Майдана.

21 февраля Петр Порошенко давал показания в суде по обвинению Виктора Януковича в госизмене. Сославшись на занятость, действующий президент участвовал в процессе по видеосвязи. Многие усмотрели в этом неуважение к суду и боязнь оказаться среди простых людей. Несмотря на физическое отсутствие президента в суде, журналисток подвергли унизительной процедуре осмотра, чтобы убедиться, что у них на теле нет каких-либо надписей: опасались «голой» акции движения Femen — их активистки нередко используют журналистские удостоверения.

Все эти события разворачивались на фоне непрестанной критики Порошенко западными партнерами за его непоследовательную антикоррупционную политику. Общественные ощущения в этом отношении совпали с западной экспертизой. Опубликованные в январе данные опроса, который провели фонд «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива и социологическая служба Центра Разумкова, показали, что подавляющее большинство украинцев (80%) считают борьбу с коррупцией в стране неуспешной, причем 46% — полностью провальной. Президента в качестве борца с коррупцией видят лишь 3% граждан.

В первую очередь, критика международных представителей касалась содержания президентского законопроекта об антикоррупционном суде. В конце концов, выступая в Мариинском дворце перед главами дипломатических представительств иностранных государств и международных организаций, Порошенко пообещал, что законопроект будет доработан в рамках парламентских процедур. 18 января Верховная Рада не смогла с двух попыток внести обсуждение законопроекта в повестку дня. Выполнения обещанного от Украины ожидали еще полтора месяца: лишь 1 марта президентский законопроект об антикоррупционном суде был проголосован в первом чтении и ушел на доработку.

Международное направление, традиционный конек Порошенко, в этот период не приносило ожидаемых политических дивидендов. Два главных события — 48-й Всемирный экономический форум в Давосе (23–26 января) и 54-я Мюнхенская конференция по безопасности (16–18 февраля) — показали снижение интереса к Украине, и возбудить этот интерес украинскому руководителю не удалось.

В Швейцарии он заявил о «самой успешной осени реформ» и о завершенной судебной реформе: «Никто не ожидал, что мы будем такими удачливыми и эффективными». Такая оценка сильно разошлась с внутренним и внешним восприятием происходящего в стране. Вопреки анонсу министра иностранных дел Павла Климкина, не случилось встречи с Дональдом Трампом, и это стало собственноручно сотворенной неудачей. Не будь поспешных обещаний, достижением можно было бы назвать встречу с госсекретарем Рексом Тиллерсоном, где удалось договориться о возобновлении работы комиссии стратегического партнерства Украина – США.

В своем выступлении в Мюнхене Порошенко указывал, что гибридная война России с Украиной переросла в мировую гибридную войну, однако его тезисы не отличались новизной: так или иначе они звучат с 2014 года. На полях конференции готовилась встреча «нормандской четверки», но она не произошла, и это тоже вряд ли можно отнести к успехам украинской дипломатии.

В ипостаси главнокомандующего Петр Порошенко выглядел убедительнее. Еще 17 января прошло заседание Совета национальной безопасности и обороны (СНБО), решением которого государственный оборонный заказ увеличили на 37%. Там же обговорили закон «О национальной безопасности Украины», который призван приблизить армию к стандартам НАТО (в парламент его внесли в начале марта). Президент также обрадовал страну сообщением о согласовании поставок оружия в рамках 200-миллионной помощи США, предусмотренной в американском бюджете на 2019 год. В начале марта поступило подтверждение одобрения Госдепартаментом продажи 210 ракетных комплексов Javelin и 37 пусковых установок.

Украина продолжила санкционную политику в отношении России. Президент подписал указ, которым ввел в действие решение СНБО от 1 марта «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)» в отношении банков российского происхождения: ПАО «Сбербанк», ОАО «Акционерный коммерческий промышленно-инвестиционный банк», ОАО «ВТБ Банк» и ОАО «БМ Банк». А 26 марта было объявлено о высылке из Украины 13 российских дипломатов в рамках акции солидарности с Великобританией.

Уже традиционно сильным имиджевым ходом стало посещение президентом фронтовой зоны. 16 марта он приехал в населенный пункт Екатериновка в Луганской области, перешедший из «серой зоны» под контроль ВСУ. Президент встречался с военнослужащими и местными жителями в зоне, доступной для поражения минометным огнем противника.

Были произведены важные назначения в оборонной сфере. В феврале произошла смена руководства «Укроборонпрома»: Роман Романов, чья деятельность подвергалась серьезной критике, был заменен на Павла Букина. В состав наблюдательного совета «Укроборонпрома» вошел представитель США Энтони Тетер. А командующим Объединенными силами на Донбассе стал Сергей Наев, генерал с солидным опытом ведения боевых действий.

Отдельная тема — коммуникация президента с обществом. 28 февраля состоялась большая пресс-конференция президента «Вызовы-2018». Такие мероприятия нечасты: предыдущая пресс-конференция прошла еще 14 мая 2017 года, поэтому ожидалось насыщенное и концептуальное выступление главы государства. Однако единственной идеей, в которой можно было опознать составляющую будущей предвыборной платформы, оказалось обещание включить в конституцию вхождение в Евросоюз и НАТО как стратегические цели Украины. Пресс-конференция в большей степени была посвящена пикировкам главы государства с журналистами.

Очевидно, Порошенко остался неудовлетворен общением с прессой, и 10 марта была проведена «закрытая» встреча с блогерами. Отбором приглашенных занимался советник президента Юрий Бирюков. В результате содержание встречи по ее итогам почти не обсуждалось, зато обсуждались участники встречи и заслуги, за которые они туда попали. Негативный фон сгустился, когда Порошенко, рассказавший блогерам о своей готовности внедрить налог на выведенный капитал, уже через день на встрече с представителями бизнеса от этой идеи отказался: дескать, инициатива не подготовлена. Дополнительно дискредитировал попытки неформального общения президента с гражданским обществом все тот же Бирюков, который на своей странице в Facebook без обиняков назвал критиков власти врагами.

Ошибки в позиционировании и неприятные ситуации, в которые попадает президент, начинают достигать критической массы. Если к осени команде Порошенко не удастся переломить ситуацию, перспектива второго срока станет весьма сомнительной.

 

Правительство

Направления деятельности Кабинета министров во многом определяются возрастающей политической самостоятельностью Владимира Гройсмана. Прошедшей зимой расхождения Гройсмана с Порошенко, о которых в кулуарах говорили давно, стали зримы. Например, 17 января на заседании правительства Гройсман заявил, что Кабмин не планирует повышать цену на газ для населения с 1 апреля 2018 года, чего требовал от Украины МВФ. Петр Порошенко, тем не менее, встретившись в Давосе 26 января с директором-распорядителем фонда Кристин Лагард, сообщил в комментарии Bloomberg, что «правительство готово урегулировать цены на газ». Однако премьер в тот же день снова пообещал в своем Твиттере, что повышения цены на бытовой газ не будет.

Серьезно расходится премьер по газовому вопросу и с руководством «Нафтогаза», где также настаивают на приведении внутренних цен на газ в соответствие с внешней рыночной ценой, что исключило бы коррупционные схемы. «Нафтогаз Украины» и ОАО «Укргаздобыча» обратились 23 января к правительству с требованием компенсировать потери в размере 110 млрд гривен за поставки газа в рамках выполнения специальных обязательств, возложенных на компанию с 1 октября 2015 года. «Нафтогаз» позволяет себе конфликтовать с правительством, поскольку сейчас пребывает в ранге победителя в стратегически важной борьбе с «Газпромом» и рассчитывает на поддержку президента и общественности во внутриукраинских противоречиях. Для Гройсмана же важно не оказаться тем руководителем, который запомнится населению радикальным повышением тарифов на газ. Но и поучаствовать в общей с «Нафтогазом» победе он не прочь: 7 марта премьер поручил Министерству юстиции разработать меры по возможному аресту активов «Газпрома», если тот откажется выполнить решения Стокгольмского арбитража.

В то же время премьер не упускал случая высказаться по вопросам, входящим в компетенцию главы государства. Так, он отреагировал на предложение России забрать украинские военные корабли и авиатехнику из Крыма: «У меня есть встречное предложение — вместе с флотом вернуть нам Крым. Готовы принять в ближайшее время». На заседании правительства 31 января он пообещал в 2018 году обеспечить «более динамичное развитие нашего государства»: «И если у нас была осень реформ, то нас ждут не менее интересные весна и лето реформ».

9 февраля Владимир Гройсман, выступая в Верховной Раде, заявил о необходимости кардинальной смены избирательной системы и вообще предложил определиться, является ли Украина парламентско-президентским или президентско-парламентским государством: «Мы должны определить сферы ответственности и компетенции на всех уровнях власти. Четко указать, кто и за что отвечает. Тогда мы получим совсем другое качество государственного управления». Отдельным приветом Петру Порошенко прозвучало утверждение премьера, что неважно, кто победит в политической борьбе в следующем году, главное, «нам надо войти в историю теми, кто построил сильное, демократическое и развитое государство».

Кабмин предложил парламенту пакет из 35 законов, которые призваны решить пять основных задач: защитить бизнес, обеспечить дерегуляцию, улучшить деловой климат, облегчить доступ к финансированию и государственным ресурсам, привлечь инвестиции. При запланированном росте в 3% в текущем году Гройсман заявил о задаче выйти на 5–7% роста в среднесрочной перспективе.

При всем том правительство порой кажется не единым органом, подчиненным общим целям, а конгломератом отдельных фигур на министерских постах с различной степенью амбициозности. Например, министр внутренних дел Арсен Аваков лишь номинально подчинен премьер-министру, но по уровню влияния не сильно ему уступает. Некоторые действия министра в последние месяцы вызвали шквал общественной критики.

После того как Шевченковский райсуд Киева освободил из-под стражи подозреваемого, нанесшего огнестрельное ранение полицейскому, Аваков заявил о готовности прекратить охрану судов силами Национальной полиции и Национальной гвардии. На следующий день, 20 февраля, около ста сотрудников полка полиции особого назначения устроили акцию протеста у здания Шевченковского суда. Сотрудники именно этого подразделения «зачищали» 3 марта палаточный городок, установленный сторонниками Михаила Саакашвили. По итогам министр разместил в соцсети фотографию, на которой задержанные активисты стоят на коленях в стилистике, напоминающей картины издевательств «Беркута» над протестующими «майдановцами» зимой 2014-го. Все дальнейшие разъяснения МВД о происхождении фотографии и практике задержаний не смогли компенсировать репутационного ущерба, нанесенного министром, в том числе, самому себе.

А вот рекордсменом по позитивным новостям является другой министр от Народного фронта — Владимир Омелян, возглавляющий Министерство инфраструктуры. 16 января появилось сообщение, что американская компания General Electric Transportation поставит в Украину 30 дизельных локомотивов в рамках модернизации железнодорожных перевозок. А 23 февраля украинские железнодорожники подписали с американцами рамочный договор относительно обновления и модернизации подвижного состава, который предусматривает поставку уже 225 локомотивов General Electric серии Evolution до 2034 года и их долгосрочное техобслуживание.

22 февраля министр инфраструктуры раскрыл подробности реализации проекта по строительству сверхбыстрой транспортной системы Hyperloop в Украине с тестовой площадкой в Днепре. Реакция общественности была довольно скептической, но и заинтересованной: Украина присоединяется к самым передовым разработкам, и никто не против того, чтобы все получилось.

Также в феврале Владимир Омелян сообщил о достижении соглашения с крупнейшим европейским лоукостером Ryanair: с осени будет запущен целый ряд экономичных авиарейсов из Киева и Львова в города Европы. Омеляна порой называют «пиар-министром», но речь, скорее, нужно вести о грамотно выстроенной коммуникационной политике его ведомства на фоне других, которые это направление проваливают.

 

Верховная Рада

Январь и февраль не были продуктивными месяцами работы для Верховной Рады: в первый месяц года состоялось всего два полных пленарных дня, во второй — три. Причем явка депутатов, расслабленных январским отдыхом, оставляла желать лучшего.

28 февраля спикер Андрей Парубий и глава правительства Владимир Гройсман на коротком совместном брифинге сообщили, что досрочных парламентских выборов в Украине в 2018 году не ожидается. Это была реакция на просочившуюся в прессу информацию, что такой вариант всерьез рассматривается в администрации президента. Заявление было сделано за считанные минуты до начала большой пресс-конференции Порошенко и снимало с него необходимость комментировать эти слухи.

В марте Верховная Рада активизировалась. Как упоминалось выше, 3 марта был убран палаточный городок, вплотную подступавший к стенам парламента, и, возможно, это сняло дополнительное психологическое препятствие, которое мешало ряду народных избранников появляться на работе. 15 марта был принят ряд важных кадровых решений, давно дожидавшихся своей очереди. Официально занял должность главы Национального банка Украины Яков Смолий, уполномоченным по правам человека была назначена депутат от Народного фронта Людмила Денисова. Парламентарии избрали новый состав Счетной палаты, которую возглавил депутат от БПП Валерий Пацкан.

Украинский парламент отреагировал на президентские выборы в РФ. 22 марта они были признаны нелегитимными на территории Крыма и Севастополя. Рада призвала «международное сообщество применять дополнительные санкции против Российской Федерации и персональные санкции (ограничения) к лицам, причастным к организации и проведению незаконного голосования». Двумя днями ранее было принято постановление «О мерах по реализации международно-правовой ответственности РФ за агрессию против Украины». Кабмину поручено разработать методику «определения ущерба и объема убытков, причиненных Украине вооруженной агрессией России».

При этом пока не заметен всплеск законодательной активности, который помог бы правительству выполнить свое обещание продолжить «осень реформ» не менее реформаторскими весной и летом. Сказывается отсутствие прочного и дисциплинированного коалиционного большинства. Андрей Парубий на одном из заседаний даже заявил, что устал «унижаться на всю Украину» из-за отсутствия дисциплины в рядах парламентариев. Впрочем, до очередных выборов Верховной Рады остается еще около полутора лет.

 

Дело Савченко

Днем 8 марта на одном из блокпостов на линии разграничения с «ДНР» был задержан Владимир Рубан — руководитель Центра освобождения пленных «Офицерский корпус». Рубан — личность достаточно известная и одиозная. Например, он именует себя «генерал-полковником в отставке», хотя, разумеется, никогда не носил такого воинского звания. Его принято связывать с Виктором Медведчуком — бывшим главой администрации президента Кучмы и кумом Владимира Путина, хотя доподлинно о взаимоотношениях Медведчука и Рубана ничего не известно.

Глава СБУ Василий Грицак сообщил, что в микроавтобусе, в котором Рубан ехал с не контролируемой Киевом территории, была спрятана большая партия оружия и боеприпасов. Силовики объявили о предотвращении «масштабных терактов в Украине, которые могли привести к большим человеческим жертвам». Среди лиц, с которыми состоял в сговоре Рубан, был назван Олег Мезенцев, помощник народного депутата Надежды Савченко. Вскоре стало известно о причастности к делу самой Савченко.

Первые сообщения правоохранителей о раскрытии заговора с целью государственного переворота вызвали большой скепсис. Однако 22 марта Генеральная прокуратура опубликовала видео, на котором Рубан и Савченко обговаривают с офицерами 8-го полка специального назначения варианты нападения на правительственные здания в центре Киева, обсуждают применение минометов и подрыв гранат в зале заседаний Верховной Рады. Записать разговоры удалось после того, как офицеры сообщили спецслужбам, что Рубан и Савченко в беседах с ними «прощупывают» готовность выступить против власти с оружием в руках. Ознакомившись с видео и выслушав сбивчивые объяснения Савченко (дескать, разговоры с офицерами имели место, но совершать переворот она в реальности не планировала), Верховная Рада проголосовала за снятие с нее депутатской неприкосновенности. По решению суда, Савченко арестована на два месяца. Генеральный прокурор обещает, что дело будет передано в суд летом.

Вероятно, раскрытая попытка государственного переворота изначально воспринималась властью как большая удача. Общество увидело успешную работу спецслужб и убедилось, что страна находится в состоянии войны: внешний враг опирается на врага внутреннего. Косвенно под удар попадала Юлия Тимошенко, поставившая Надежду Савченко во главе избирательного списка своей партии в 2014-м.

Впрочем, после шока, который испытало общество, стало понятно, что заговор совсем не столь масштабен, как казалось вначале. Кроме офицеров спецназа, подыгравших заговорщикам, никакой подпольной диверсионной сети и потенциальных активистов, а также руководителей восстания публике не предъявлено. На прозвучавшее заявление о возможной причастности Медведчука тот отреагировал обещанием подать в суд на генпрокурора. Савченко оказалась в центре внимания СМИ и накануне ареста с удовольствием рассказывала о «продажном режиме Порошенко, заинтересованном в войне».

Впереди еще десятки судебных заседаний, заявлений и комментариев обвиняемых для прессы и телеканалов. Если по ходу расследования не будут выявлены и доказаны серьезные контакты Рубана и Савченко, дело может нанести имиджевый ущерб и власти, и Украине. Некоторые эксперты считают, что стоило не подключать к оперативной игре офицеров спецназа, а остановить Рубана и Савченко на более ранних стадиях, однако отыграть назад уже невозможно.

Источник: Украина сегодня: основные тенденции. 2018. № 2 (3). С. 5–10.

Темы:

Комментарии