Советская эпоха в переписке историков. Материалы из архива историка В.А. Смирновой

«Творческая дружба» в СССР: профессия и судьбы

Карта памяти 21.05.2018 // 756

От редакции: Благодарим Ассоциацию исследователей российского общества («АИРО-XXI») за предоставленную возможность публикации главы из книги доктора экономических наук Сергея Смирнова «Советская эпоха в переписке историков. Конец 1940-х — конец 1980-х годов» (Серия «АИРО — первая публикация». М.: АИРО-XXI, 2018. 368 с.).

Ефим Павлович Кандель (1910–1997)

Научная карьера кандидата исторических наук Ефима Павловича Канделя началась еще до Великой Отечественной войны: он заведовал кафедрой новой истории Сталинградского педагогического института, откуда в феврале 1940-го года был переведен в Москву на работу в Институт марксизма-ленинизма, называвшийся тогда Институтом Маркса-Энгельса-Ленина (ИМЭЛ). Некоторое время он заведовал отделом произведений К. Маркса и Ф. Энгельса, но в 1944 году был снят с этой должности и в дальнейшем работал старшим научным сотрудником в том же подразделении.

В качестве старшего товарища Ефим Павлович опекал подробнейшими советами и рекомендациями маму, особенно в тот период, когда она работала над книгой о Вильгельме Вольфе — человеке, которому «Маркс посвятил капитал». Он — автор многочисленных публикаций, посвященных истории становления марксизма и его институциональных структур, в частности, Союза Коммунистов.

Ефим Павлович воспитал сына, ставшего его преемником — кандидата исторических наук Павла Ефимовича Канделя, ведущего научного сотрудника Института Европы РАН.

Публикуются 6 писем Е.П. Канделя 1957–1958 гг.

Письма 

1

Не позднее 31 декабря 1957 г.
Пекин, почтовый ящик № 63
В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] Увлеченный упаковкой своего бесценного багажа и расчисткой стола и шкафов для новых владельцев, я не почувствовал, как рабочий день с кинематографической быстротой двигается к концу,

и по этой причине не успел попрощаться со многими товарищами, в том числе и с Вами [1]. […] Очень интересуюсь житьем-бытьем всей нашей братии: как трудятся, как науку двигают. Интересуюсь также, какой прием встретили наши дерзкие поползновения за вратами нашего царства, в мире издательском, равно как и в других царствах. […] Собирались ли вы еще раз все вместе, как это лучше сделать, в первой декаде декабря? Хоть мы клятву и не давали на Воробьевой горе [2], но глубоко верю в наших товарищей, а следовательно и в наше дело. […] Если есть какие-либо трудности исследовательского порядка или неясности — напишите мне. Я тоже постараюсь подумать над этими вопросами. […] Я здесь полностью загружен консультациями по переводу и подготовкой к лекциям, которые я должен буду читать работникам Бюро. К сожалению, багаж, отправленный почему-то малой скоростью, еще не пришел, и это сильно затрудняет мою работу. Там находятся различные материалы, которые могли бы тотчас же быть использованными в лекциях. […] Мне на месяц нужна книжка Штейна о Кельвинском Рабочем Союзе [3]. Попросите от моего имени Софью Зейликовну на месяц предоставить мне ее экземпляр, а ей дайте на время кабинетский экземпляр. Через месяц перешлю эту книжку обратно. В настоящее время в нашем Институте должен находиться замдиректора Китайского Бюро переводов тов. Цзян-Чунь-фан, который может захватить книгу в Китай. Он в ближайшие дни возвращается в Пекин. Если Софья Зейлик[овна] все же откажется, то передайте тов. Шарапову кабинетский экземпляр. Он в течение пары дней ее сфотокопирует и пошлет мне копию. […]

2

31 декабря 1957 г.
Пекин, почтовый ящик № 63
В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] А главное, в 1958 г. оставить в пределах старого года все свои колебания относительно выбора темы, твердо держаться принятого курса. Право, я не шучу. Неужели страшнее Кана зверя нет. Допустим, он пишет книгу, но она появится не раньше 1959 года, а Вы к этому времени тоже напечатаете статью о Вольфе. Следовательно, никто не сможет усомниться в самостоятельности Вашей работы. Теперь о примерном содержании будущей книги Кана и о тематике Вашей диссертации. Важнейшие мысли С.Б. [Кана] о Вольфе изложены в его книге «Два восстания силезских ткачей». Вы ее читали и знаете, что там дело сводится к изложению статей Вольфа о положении в Силезии и к освещению полемики между Вольфом и Пельцом, причем характеристика последнего у него весьма спорная. Конечно, в книге он расширит фактический материал, охватив весь жизненный путь Вольфа. Но сумеет ли он теоретически углубить тему, я сомневаюсь. В вашей работе будут освещены такие вопросы, которые едва-ли займут значительное место в проектируемой им книге. Достаточно указать хотя-бы такие проблемы: роль Вольфа, как главного сотрудника и одного из редакторов «D[oiche] Br[usseler] Z[eitung]» [4]; Вольф и борьба за создание Коммун[истической] партии (Вольф и корреспондентские комитеты); значение деятельности Вольфа в разработке марксистской тактики по крестьянскому вопросу в 40х гг. XIX века; роль Вольфа как редактора «Н[овой] Р[ейнской] Г[азеты]» [5]. Ваша работа будет несомненно иметь свой собственный угол зрения, и поэтому книга С.Б. Кана едва-ли ей сможет помешать. Ваше предложение ограничиться анализом «D[oiche] Br[usseler] Z[eitung]» вызывает у меня сомнение в целесообразности этого шага. По объему этот материал может составить главу, а не целую диссертацию. При самостоятельной разработке данной темы центральной фигурой станет бывший политический осведомитель Австрии и Пруссии […] — Барнштедт [6]. Лучше осветить материалы «D[oiche] Br[usseler] Z[eitung]» в одной главе, в пределах большой работы о Вольфе. Если даже предположить маловероятное, что книга Кана выйдет в 1958 г., и она полностью исчерпает Ваш материал, то даже при этом варианте, Ваша проведенная работа не пропадет зря; Вы сможете расширить свою тему в таком направлении «Немецкие коммунисты и германское демократическое движение 40х годов (до 1848 г.)», и тогда почти весь материал о Вольфе войдет составной частью в эту работу. План этой работы вчерне намечен в моей статье, написанной совместно с Е.А. [Степановой] (см. «Вопр[осы] истории», 1955, № 8 (?) [7]. Но едва-ли стоит заглядывать так далеко. […] А когда накопите немного материала, выкройте время и начините понемногу писать. Может быть, после окончания Вашей работы по контр[ольной] проверке, руководство предоставит Вам какое-то время для написания главы. Перейду к остальным главам нашей ненаписанной книги [8], а, следовательно, к нашим друзьям. Зря Велта волнуется относительно Клусса. О нем отдельно писать не следует, он этого не заслужил. Упомянуть о нем и дать краткие биографические сведения (член майнцской общины С[оюза] К[оммунистов], участник рев[олюции] 1848 г., затем эмигр[ировал] в США Велте обязательно придется, т. к. она вынуждена ссылаться на переписку Вейдемейера с Клуссом и освещать их совместную деятельность по пропаганде коммунизма в США). Отдельного очерка о Клуссе ни в коем случае не надо писать. В связи с Моллем у меня возникли сомнения, хорошо ли будет, если в нашем сборнике один автор выступит с двумя статьями (Леснер [9], Молль)? Может быть, Над[ежда] Уст[иновна] все же возьмется его написать? [10]. Это было бы очень хорошо. Но вам на месте виднее. Если вам не удастся найти автора статьи о Вейерте [11], то я не вижу большой беды, если Боря [Крылов] напишет о Фрейлиграте и Вейерте как членах Союза коммунистов в пределах одной главы [12]. Пусть начнет работать, а там видно будет. Может быть, Ирина Алексеевна [Бах-Балаховская] сумеет для этой темы урвать некоторое время, в чем, правда, весьма сомневаюсь. […] Удалось ли группе собраться в декабре? Не совсем понятно, какой еще более подробный проспект следует представить Госполитиздату? Это ведь в настоящее время трудно для авторов, и едва-ли в издательстве найдется работник, который по проспекту сумеет дать какие-либо конкретные указания или вывести заключение о степени ценности сборника. В то же время опасаюсь, как бы из этого подробного проспекта отдельные мысли и факты не перешли бы в собственность к «рецензенту», если издательство направит ему этот проспект на заключение. Следовательно, если уже придется составлять подобный проспект, то проявите мудрый лаконизм. Договоритесь с издательством, что этот проспект будет им передан ближе к сроку сдачи сборника в издательство. Нашим товарищам будет сейчас трудно составить подробный проспект. Неле [Румянцевой] я пишу отдельную записку, однако и Вы постарайтесь ее убедить, чтобы она все же написала статью о Конраде Шрамме [13]. […] Если в настоящее время еще отсутствует тот или иной автор, то это большой тревоги не должно внушать. Главное, чтобы основная авторская группа уже развернула работу. Очень рад успешному проведению сессий по Энгельсу и особенно удачной полемике т. Галкина против т. Рожкова. Передайте ему большой привет и мои поздравления. […]

3

26 февраля 1958 г. (по штемпелю)
Пекин, почтовый ящик № 63

В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] Благодарю Вас за столь подробную информацию о деятельности нашей группы. Конечно, дела идут не столь блестяще, но все же много извинительных причин. Меня очень радует, что Вы и Георгий все же работаете. Было бы недурно, чтобы Вы и Норар Адамов[ич] [14] договорились бы с Георгием о постановке на ближайшем собрании группы (вероятно во второй полов[ине] марта) краткого научного сообщения о первых результатах своей работы, хотя бы небольшой обзор материалов и некоторые намечающиеся уже результаты, а на конец апреля запланируйте свое сообщение или Норара Адамовича. Уже на мартовском собрании, после удачного выступления Георгия (в чем я не сомневаюсь) Вы тут же на собрании составьте примерный календарный план кратких выступлений по очереди всех товарищей. Это будет всех подстегивать и держать в темпе. Собрания группы пока особенно не рекламируйте, посторонней публики широко не зазывайте, ибо где собираются трудолюбивые пчелы, что греха таить, может забрести и трутень. А пока наш сборник выйдет, какой-нибудь нетерпеливый «автор» поспешит популяризировать чужие открытия. […] Что делает Велта по своей теме, работает-ли она? Ведь у нее интересная тема — история марксистской пропаганды на страницах немецко-американской пропаганды 50-х годов. Ведь если не считать несколько схематичной немецкой книжки Шлютера, останавливающейся преимущественно на организационных сторонах [15], эта тема по существу еще не получила научного освещения. Это ведь ненаписанная страница из истории марксизма в США. Теперь […] о Ваших вопросах. По швейцарскому периоду Вольфа (49–51 гг.) используйте его письма и Дронке к М[арксу] и Э[нгельсу], история с «Рев[олюционной] Централизацией», «Госп[один] Фогт» [16], воспоминания Фогта, кажется также Симона, просмотрите Герцена «Былое и думы» и др. его материалы о Фази и прочей швейцарской мерзости. Посмотрите также в «Neue Zeit» [17] воспоминания Баркгейма […]. А вообще учтите, что активн[ая] политич[еская] жизнь Вольфа кончается 50 годом. […] Обратили ли Вы внимание на письмо Вольфа к Рейттеру, опубл[икованное] в «Zeitschrift für Geschiehfswissenschaft» [18] за № 6; оно Вам пригодится […]. Теперь об авторстве статьи «Прусский ландтаг…» [19]. Для этого Вам следует сопоставить ее вторую половину, где специально говорится о Силезии, с силезскими статьями Вольфа — «Нищета и власть в Силезии» [20] и др[угими], и также ту часть, где говорится о спекул[яции] зерном, с соответств[ующей] статьей Вольфа в ДВЗ [21] о спекуляции зерном. В пользу авторства говорит и специфич[еский] стиль статьи, нарочито плебейский, свойственный и др. статьям Вольфа. Не случайно составит[ели] 6 тома MEGA [22] не включили ее в состав тома. Кроме того, этот вопрос связан со вторым Вашим вопросом — о предполагаемой редакторской работе Вольфа. Посмотрите письма Шаппера к Марксу […] после I конгресса Союза коммунистов (их всего 2). В одном из них он запрашивает Маркса, когда же Вольф приедет в Лондон. […] Очень рад, что сектор так широко отмечает две крупные марксовские даты [23] […]. Выступает ли кто-либо из нашей группы на этих двух научных конференциях, в мае, например? Может быть, Галкин выступит, хотя бы с сообщением «Маркс и чартисты в 50-х гг.». Валентина Акимовна, хочу с Вами посоветоваться по следующему вопросу. Николай Николаевич [24] запрашивал меня: не пришлю ли я чтонибудь отсюда, чтобы зачли на научной конференции, посвященной 14 марту. Я бы с удовольствием послал бы свою статью «Фальсификация истории борьбы Маркса и Энгельса за пролетарскую партию», где я критикую Николаевского, Рубеля, Ландсхута и др., а также современных ревизионистов. По своей тематике она соответствует содержанию этой теоретич[еской] конференции. Но тут у меня опасения. Статья должна быть напечатана в «Вопросах истории», но ее редакционные работники хотят опустить часть критики Николаевского, так как не хотят задеть Михайлова, который тоже утверждает, что Союз был распущен в 1848 г. Он в мое отсутствие посеял у редакции туман, дескать он не один, а его поддерживают и некоторые другие советские историки, хотя это абсолютно неверно. Боюсь, что когда зачтут статью, то он или его друзья постараются выступить с какими-либо возражениями, которые могут остаться неотраженными. Это может быть использовано для заявления на редакцию журнала. В то же время вопросы, которые освещаются в статье, представляют известный интерес и для нашей группы, поскольку в ней сделана попытка осветить, что происходило с Союзом, с его ЦК в 1848 году. […] Посоветуйтесь […] с Ник[олаем] Ник[олаевичем], Малышем и нашими товарищами по группе по этому вопросу. Если товарищи сочтут целесообразным прислать статью для зачтения на конфер[енции], то пусть своевременно дадут знать, за 2 недели. Неделю будет идти авиапочта. […]

4

15–19 июня 1958 г.
Пекин, почтовый ящик № 63
В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] Вполне понимаю, что Вы и все наши друзья были сверх меры заняты проведением мероприятий, связанных с 140-летием Маркса. Естественно, что наша работа над сборником должна была на время отступить на второй план перед такими неотложными делами как подготовка выставки, писание статей, работа над докладами и лекциями. Эти мероприятия и у меня заняли уйму времени, хотя они носили здесь более скромный характер. Что поделаешь, обстоятельства сильнее людей. Это уже греки знали. Тем более, что работа проведена большая, весьма полезная и хорошая. С большим удовольствием ознакомился с проектами биографических очерков. […] Проспекты дают убедительное доказательство содержательности и новизны подготавливаемого нами сборника. У меня возникло соображение, не следовало-ли более индивидуализировать портреты деятелей Союза коммунистов с тем, чтобы подчеркнуть индивидуальный вклад каждого из них. К примеру — Вильгельм Вольф — «крестьянский сын» (выражаясь словами Энгельса), который более полно, чем кто-либо из других членов Союза коммунистов выразил в своих произведениях чаяния и интересы революционных пролетариев и крестьян Силезии, который выделялся своим исключительным талантом пропагандиста-популяризатора. Такую же, например, индивидуализацию можно применить и к биографическим очеркам о Фрейлиграте и Веерте, показав, что их деятельность как революционных поэтов раскрывает роль коммунистической идеологии и значение советов Маркса в их поэтическом творчестве. Такая индивидуализация намечается, пожалуй, в проспектах Вениамина Галкина и Георгия Багатурия и в некоторых других статьях. Правда, я не убежден, что такие подробности следует включать в материалы, направляемые в Госполитиздат. Как бы это не «вдохновило» кое-кого из работников издательства. Однако нашим товарищам при написании очерков следует иметь ввиду этот момент. При написании раздела о Вольфе в Брюсселе в феврале — марте 1848 г. учтите, Валентина Акимовна, что Николаевский в своей биографии Маркса приводит лживые сведения о Вольфе, «страшные» рассказы о найденном у Вольфа кинжале, о его откровенных показаниях — все это Николаевский некритически позаимствовал из материалов бельгийской полиции. Энгельс в одной из своих статей подчеркивает, что история с кинжалом есть полицейская провокация. В то же время Женни Маркс в своем «Беглом очерке беспокойной жизни» сообщает, что на деньги, предоставленные Марксом, были приобретены кинжалы, револьверы и т. д. […]. Следовательно, имеется какое-то противоречие, которое Вам придется выяснить, наряду с многими другими «деталями», которые, конечно, не составляют существо работы, но все же ее украшают. Представляет также известный интерес работа Вольфа в корреспондентском бюро, созданном Зейлером. Думаю, что если Вы пошуруете немецкую демократическую печать тех лет, то обнаружите новые статьи Вольфа. […] Очень рад, что вы в секторе замыслили «Бюллетень» [25]. Будет хоть возможность на минутку душу отвести, в перерыве между двумя томами. Но не дай бог превратить этот «Бюллетень» в пустой громоотвод, в домашнюю стенгазету, где дети жалуются на папу и маму. Он только тогда выполнит свою задачу, если будет вводить наших товарищей — и старших и младших — в русло печатного слова, а не уводить от него. […] Но все же дело стоящее: помогает зафиксировать многие важные детали нашей повседневной работы и нашего опыта. […] Читали ли Вы мой опус в «Вопросах истории» [26]? Так как позитивное освещение проблемы — о судьбе Союза [коммунистов — С.С.] в 1848– 1849 гг. — опущено, то боюсь, что моя статья звучит «яко медь звенящая и кимвал бряцающий» [27]. Как ценительнице смешного […] посылаю Вам […] небольшую книжечку с иллюстрациями к роману Ильфа и Петрова «12 стульев», исполненных китайской художницей — Ван Гуан-цин. […]

5

6–7 августа 1958 г.
Пекин, почтовый ящик № 63
В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] Задержался на несколько дней с ответом, так как ждал выполнения заказа иллюстраций о Тайпинском восстании [28]. Получив Ваше письмо, я направился в Пекинский исторический музей, где познакомился с имеющимися у них материалами по данному вопросу. Из памятников той эпохи (печати, монеты и т. п.) трудно было подобрать что-либо существенное для вашего альбома. Современные Тайпинскому движению рисунки сделаны противниками этого движения и, следовательно, тайпины изображены на них не объективно, карикатурно. Вот почему я остановился на картинах современных художников, хорошо изучивших ту эпоху. В их картинах изображен народный характер движения, т. е. то, что необходимо подчеркнуть в альбоме о Марксе. С этой точки зрения иллюстрация приема послов императором тайпинов действительно не подходит для вашего альбома [29], и я поэтому не переснял ее. Посылаю Вам целых 5 иллюстраций, авось вы что-нибудь подходящее выберете. Китайские товарищи из музея проявили очень хорошие дружеские чувства и пересняли указанные картинки в течение нескольких дней. Прочитав в письме Ваш упрек относительно «стиля» моих писем и ссылку на Анну Васильевну [Уроеву], я решил наказать ее большим посланием, в котором более или менее обстоятельно сообщается о моей жизни в Китае. Вас мне не хотелось бы наказывать таким чтивом, тем более, что здесь так все быстро меняется, что не успеешь написать, как картина меняется и т о, что написал, перестает соответствовать истине. Вот почему позиция Кратила здесь более удобна. К тому же всякое такое описание подчас не свободно от элементов похвальбы. […] Рад, что с издательской стороны вопрос о нашем сборнике уже решен. Вы правы, полагая, что товарищи практически возьмутся за написание очерков лишь с сентября месяца. Но тогда нужно будет Вам организовать контроль за ходом написания этих статей и держать товарищей в темпе. Сообщения тт. Левиовой, Акопяна и других товарищей об отдельных проблемах истории Союза коммунистов очень кстати. Мне отсюда довольно трудно давать какие-либо советы на этот счет. Тоже трудно в письмах касаться существа проблем, так как их нужно доказывать, а не просто прокламировать. К сожалению. Не могу также обещать что-либо прислать для Бюллетеня. У меня ведь осталось только 3½ месяца работы в Китае, и потому должен их заполнить таким объемом консультац[ионной] и лекционной работой, чтобы это обеспечило их на последующий период моего отсутствия. […] Валентина Акимовна, к Вам большая просьба, необходимо оказать ответную услугу на услугу наших китайских друзей. Местная группа по истории раб[очего] движения (в составе Бюро) изучает историю I Интернационала. Однако она совершенно не располагает источниками для этих занятий. Между тем я передал Кате Барвенко книжку (из библиотеки) «Urkunden» [30], представляющую собой собрание важнейших документов по истории I Интернационала. Очень большая к Вам просьба — срочно отдать эту книжку в фотолабораторию и переснять ее на микрофильм. Этот микрофильм можно переслать через китайское посольство (сделает Ольга Ивановна Курочкина). Для наших китайских товарищей это будет большой подарок. […] Когда Вы пойдете в отпуск и избавитесь от преследований со стороны 12-го [31] и других томов?

6

3 сентября 1958 г.
Пекин, почтовый ящик № 63
В Москву, ул. Маркса и Энгельса, д. 5, ИМЛ

[…] Очень рада, что присланные Вам китайскими друзьями фото оказались столь удачными и пригодными для альбома о Марксе. Они это сделали с большой готовностью и оперативностью, как это они всегда делают. Теперь относительно просьбы китайских товарищей по поводу материалов по истории I Интернационала. Опубликованные нами материалы («Основание Перв[ого] Инт[ернационала]», «Баз[ельский] конгр[есс]», «Лондонск[ая] конфер[енция]») у них имеются, разве за исключением книги «I Интернац[ионал] в период Пар[ижской] Коммуны». Если указанный мною сборник им неудобно посылать по причине имеющихся в нем недостатков, то было бы целесообразно, как Вы правильно указываете, подобрать и сфотографировать протоколы Генсовета, опубликованные в «Beehive» [32], а также другие печатные материалы по истории Интернационала. Если это можно сделать безотлагательно, то очень просил бы это выполнить для наших друзей. Дирекция Бюро с соответствующим официальным отношением обратится в Дирекцию нашего Института. В октябре этого года к вам в Москву приедет и. о. директора Бюро — Цзян Чун фан; хорошо было бы, если бы Вы могли в качестве подарка преподнести ему микрофильм указанных материалов. Версия, будто Пекинский Университет проводит указанную работу через Институт китаеведения, не подтвердилась, очевидно, наши товарищи Вас неправильно информировали. Руководители Пекинского Университета заявили нашим товарищам, что Институт китаеведения не ведет для них подобной работы. Ваша просьба относительно того, чтобы высказать свои соображения по поводу общин Союза коммунистов, вызывает у меня некоторые затруднения. Моя работа по истории Союза коммунистов еще далеко не завершена, и поэтому в настоящее время мне трудно высказаться, насколько полон Ваш список. К тому же я не располагаю здесь для этого необходимыми материалами. Согласен с Вами, что имеющееся у нас Стокгольмское издание позволит сделать вывод, что в 1847 г. в Стокгольме существовала организация Союза коммунистов. В пояснениях к карте должно быть указано, что эти общины существовали разновременно в период между 1847–1852 г. Так, община в НьюЙорке возникла после революции 1848 г. Узнал от Анны Васильевны [Уроевой], что Вы получили от нее библиографию о Вольфе; о существовании ее ничего не знал. Какова она? Что она нового Вам дала? Вам следует просмотреть комплект газеты «Wachter am Rhein» [33] — орган Демокр[атического] об[щест]ва, его правого крыла в 1848–1849 г. В этой газете помещены отчеты о засед[аниях] Дем[ократического] об[щест]ва и выступлениях В. Вольфа на них. Об этом просмотрите также Kuhn «Der Junge Becker» [34]. Надеюсь в ноябре увидеть в Москве результаты, пусть первые, Вашей работы. […]

 

Ирина Николаевна Конобеевская († после 1983)

Ирину Николаевну Конобеевскую с мамой во второй половине 1970-х — начале 1980-х годов связывала работа над книгой «П.В. Анненков. Парижские письма» (фактически своеобразной трилогии в состав которой входят «Письма из-за границы», собственно «Парижские письма» и «Февраль и март в Париже 1848 года»). Книга была опубликована в 1983 году издательством «Наука» в серии «Литературные памятники». Подготовителем книги была Ирина Николаевна, и в нее была включена написанная ими в соавторстве статья «К. Маркс, Ф. Энгельс и П.В. Анненков». Очевидно, при содействии мамы в 1975 году в № 27 Научно-информационного бюллетеня сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса была опубликована статья Ирины Николаевны «К. Маркс и “Записки о Французской революции 1948 г.” П.В. Анненкова».

К сожалению, иные сведения об И.Н. Конобеевской, за исключением того, что она была старше мамы, у меня отсутствуют. Судя по переписке, она была одиноким человеком, отдававшим все свое время научной деятельности, главным результатом которой стало издание упоминавшихся «Парижских писем».

Ирина Николаевна очень тепло относилась к маме. На экземпляре «Парижских писем» нашей домашней библиотеки имеется следующая дарственная надпись: «Валентине Акимовне Смирновой, моей маленькой Беатриче, с благодарностью за труд и терпение. И. Конобеевская. 2.12.83».

Публикуются 9 писем И.Н. Конобеевской 1975–1977 гг.

 

Письма 

1

14 декабря 1975 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ИМЛ при ЦК КПСС

[…] В результате всех волнений, депутатских хлопот и т. д. я получила оптимальный вариант однокомнатной квартиры (22 м2 с лоджией […], 2 этаж). Сижу дома, мерзну, борюсь с мышами и соседями, которые меня заливают, с опасностью для жизни хожу в магазин, потому что вокруг идет стройка [35], почти взлетаю на воздух от вихрей, которые здесь как на Северном полюсе, одним словом переживаю все радости и невзгоды новоселов. Взялась за работу после почти 4-х месячного перерыва. Много сделано, но еще больше осталось. Что-то скучновато, по-моему. Как ни говорите, а Павел Васильевич с его зарубежными циклами plusquam perfekt [36], правда ведь? Одна надежда на Вас […]. Без Маркса Анненков, конечно, погибнет и внимания читателей не привлечет [37]. […] Если Вы не боитесь, что я Вас опозорю, а я постараюсь этого все-таки не сделать, включите, пожалуйста, Вашу статью в книгу, если, конечно, она вообще получится. Это будет очень органично. А Вам это уж не так хлопотно, потому что в основном материал у Вас готов, нужно лишь включить в него анализ с марксоведческих позиций «записок». Все необходимые текстологические сближения в подкрепление Ваших выводов я дам в комментариях, словом этот вопрос не главный. В своей статье я ограничусь всякими литературоведческими проблемами. Выступать мне марксоведом, как Вы сами понимаете, в большой печати совсем даже невозможно. Соглашайтесь, […], это будет для меня дополнительный, а, может, и основной стимул. Зильберштейн меня не вдохновляет, Анненков тоже, честолюбия никогда не было, а тут еще квартира. Одним словом, без Вас мы с Павлом Васильевичем погибнем, и придется ему еще 100 лет дожидаться, пока его откопают.

P.S. Не думайте, пожалуйста, что мысль о Вашей статье мне только сейчас пришла в голову. Я молчала, потому что боялась вообще ничего не сделать, а теперь все-таки что-то получается.

2

15 января 1976 г. (по штемпелю)
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ИМЛ при ЦК КПСС

[…] Если бы мне удалось вызвать в Вас героизм, я почла бы себя вполне удовлетворенной. Для этого Вам нужно отважиться на визит ко мне, посмотреть мой «оптимальный вариант». Он находится в Орехове-Борисове. Всего 5 ост[ановок] метро, от «Пл[ощади] Свердлова» до ст[анции] «Каширская», а оттуда 12 м[инут] на автобусах 255 или 148 (4-я остановка «Шипиловская»), и уж всего 7 м[инут] пешком от автобуса. Надо сойти с автобуса и идти направо через стройплощадку, не пугаясь никакой техники, идти, придерживаясь левой стороны. Если Вы пересечете по диагонали эту площадку, то очутитесь около 5-го подъезда моего дома, а там остается только подняться на второй этаж, и я встречу Вас кофе или чаем из самовара и пирогами, какие закажете. Решайтесь. Увидите зиму и первозданный хаос, из которого рождаются новые районы. […]

3

14 марта 1976 г. (по штемпелю)
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ИМЛ при ЦК КПСС

[…] Я Вам бесконечно благодарна, только Вашей доброте, уму, такту и пробивной способности я обязана, что моя многострадальная статья, наконец, увидела свет. […] Решение — в смысле введения — восхитительно остроумно. Жаль, что оно мне самой не пришло в голову. Я утешаю себя, что Вы старались для нашего дорогого П.В. [Анненкова], а не для моей глупой головы. Прошу Вас передать мою признательность всем, кто помог Вам вытащить «бегемота из болота». […] Если Вы разрешите, я подъеду, покажу, что наработала, и мы потолкуем. Но было бы чудесно, если бы Вы на несколько часов отвлеклись от Москвы и приехали ко мне. Обещаю Вам не только пирог, но дворец [38]. От меня до дворцового парка 15 м[инут] ходу. Я не знаю, видели ли Вы его? Это такая пронзительная, такая оглушающая красота! За последнее время два часа ежедневно я брожу по аллеям и все смотрю и смотрю. Вот уж истинно сказка из камня! Надо спешить, а то скоро его начнут реставрировать, и частично красота, первозданная красота и утеряется. В парке еще плотная снежная пелена голубоватая, а почки набухли, и деревья ожили. […] К красоте нужно чаще приобщаться, она выпрямляет, освежает и кружит голову. […] Идти ко мне все еще через стройплощадку и по народной тропе, поэтому плохие сапоги и брюки обязательны, а остальное по усмотрению. […]

P.S. […] Если надумаете — черкните, а лучше телеграмма из двух слов.

4

5 июня 1976 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] А работайте поменьше — Маркс потерпит, и так для него много сделали. Терпит же вот Пав[ел] Вас[ильевич]! Сколько лет о нем вообще молчали, а взялись, да и то никак не вытянут. Сделала я много как будто, а осталось еще больше. А тут еще шеф [39] настаивает, чтобы «Письма из-за границы» печатать по автографу. Так что нужно ехать в Л-д. Мне устроили г[остини]цу в апреле, но я вместо Л-да попала в б[ольни]цу […]. Сейчас жду, когда знакомые моих знакомых согласятся приютить меня дня на два. Так что Ваша статья терпит. Но без нее книга не выйдет, и шеф также говорит. […]

P.S. […] Я живу как в блокаде: кругом непролазная грязь. […]

P.S. Если вдруг захочется хоть на день оторваться от московского чада и шума и побродить по аллеям запущенного парка, милости прошу в Ор[ехово]-Бор[исово], всего час езды от Вас — и Баженов [40]. […]

5

8 июля 1976 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] А все-таки мой Вам совет — работой не лечитесь. Наступает сильное нервное истощение, и начинают портиться всякие там системы, у кого какая слабее. […] Моя поездка в Л-д все-таки совершилась, хотя была очень короткой при насыщенной программе и не дала особых результатов. Автограф «Писем из-за границы» оказался не таким, каким я его почему-то представляла […]. Он черновой и не полный. Но все-таки часть писем можно дать вместо опубликованных: в них есть интересные тексты, выпущенные, по-видимому, по цензурным соображениям. Очерк «Луи Б[лан] в Л[юксембурге]» в копии, действительно, есть. При встрече расскажу, что это из себя представляет. А главное — я среди всяких бумаг нашла черновик письма или записки А[нненко]ва к Бернансу [41], относящийся к июлю 1948 г., где упоминаются Эвербек и Бакунин. Оно на ф[ранцузском] я[зыке]. Так что я не очень его поняла. Скоро придет микрофильм, тогда напишу подробнее. […]

6

2 октября 1976 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] Дорогая, на этот раз мне нужен Ваш совет. Во-первых, почему ни слова о моей ленинградской находке! Конечно, это не письмо к Марксу, но все-таки говорит тоже кое о чем, правда? Во-вторых, мой милый соавтор, ленинградский материал не только осложнил мою жизнь и работу (по отпечаткам цитировать невообразимо трудно, поскольку изображение 24 х 18), но уводит меня от идеи книги. Объясню, я надеялась найти черновики «Писем из-за границы», а нашла «Путевые записки» о Европе, кроме Франции, понимаете? Материал очень интересный, конечно, использовать в примечаниях его необходимо, но стоит ли целиком тащить в нашу книгу. «Парижская трилогия» [42] тогда исчезает, а остаются просто зарубежные корреспонденции разных жанров. Очень хочу услышать Ваше мнение, памятуя, что Вы не советовали мне совать в книгу «Записки» об Англии. В-третьих, приходится в композиции книги придерживаться «железных» законов «Лит[ературных] памятников», от которых, правда, шеф советовал отступить, но я не верю, что инициатива в этом отношении будет поддержана, то статьи идут после материала, в конце, и я намерена сначала дать Вашу «Маркс и “Пар[ижские] письма А[нненко]ва”», а потом свою, чтобы мне на нее можно было как на скалу, понимаете, какой расчет? Вам о ст[атье] пока ничего думать не надо, я ее вычленю из общей, ничего не меняя, разумеется, в самом тексте, а вторую часть ст[атьи] дадим перед «Февраль и март» или в ком[ментариях] к этому очерку используем, а вступление Вы к нему потом напишите. Словом, пока я, ничего не меняя по существу, разниму Вашу статью на две, перепечатаю, и когда уже буду собирать, что очень-очень не скоро, то материал будет под рукой. Пишу об этом сейчас, т. к. берусь всерьез за статью, без Маркса в ней не обойдешься, но при наличии впереди Вашей ст[атьи] можно будет говорить лишь на тему «Маркс и “Записки”». У нас тогда получится та же последовательность, что и в сборниках. Может быть, я после ст[атьи] «Парижская Трилогия и ее автор», осилю «“Записки” и Н[иколай] Г[аврилович] Ч[ернышевский]», материал, вернее заготовки есть. Тогда получит освещение вся проблема «Маркс и А[нненко]в», правда? Если заняты, не спешите с ответом […]. […]

7

22 февраля 1977 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] На правах старшинства хочу дать Вам медицинские (научные или народные, не знаю) советы.

1. Чтобы привести в порядок нервную систему, ешьте орехи «фундук». Каждый день по горсти, надо съесть к[иллограмма] четыре. На Центральном рынке они всегда есть, ваши идеальные мужчины [43] Вам достанут.

2. Для прибавления сил — салат красоты, или здоровья.

1. 5 ст[оловых] ложек «геркулеса» (крупа) замочить в молоке или сливках до набухания, сначала перебрать, конечно.

2. 1 ст[оловую] или чайную ложку меда.

3. 5 гр[аммов] орехов или горсть изюма (можно «и» «и»). 

Все смешать и есть каждый день.

Оба рецепта проверены самолично, результаты были хорошие. А самое главное, очень простые и не противные. Павел Васильевич [Анненков — С.С.] также настаивает, чтобы Вы лечились. Он помаленьку двигается. Когда Вы вернетесь, я все-таки привезу Вам это добро, всего около 1000 стр[аниц]. Страшнее всего оказались для меня два дела: Указатель и перепечатка. […] С очерка «Февраль и март в Париже. 1848 г.» я сделала ксерокопию, так что все будет под рукой. […]

8

10 мая 1977 г.
Москва, Шипиловский проезд
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] Я обещала замучить Вас своими просьбами и вопросами. Итак, нагружаю: 1. Если можно, пришлите мне 1 эк[земпляр] (лучше 2, свой мне жаль теперь — он с подписью) сборника с Вашей статьей [44]. Я думаю просто наклеить, у меня машинка как на грех сломалась, да и печатаю я медленно и плохо, еще ошибок наделаю. В статье, мне кажется, хотя бы на первое время лучше все оставить как есть. А как Вы думаете? Теперь вопросы:

1. Не знаете ли Вы, где К. Маркс высказывался о филистерах? Высказывание приведено у Вс. Нечаевой в ее монографии о Белинском [45], и в ссылке сказано, что она взяла его из «Путешествия по Голландии» К. Маркса [46], а я такого что-то не знаю и нигде не нашла. 

2. У А[нненко]ва в «Записках» приведено заглавиЕ или заглавиЯ брошюр Прудона «Организация кредита и обращения и решение социальной проблемы без налога, без займов, без звонкой монеты, без бумажных денег, без максимума, без реквизиций…» и еще несколько «без». Есть такая или такие брошюры у Прудона [47]?

Я, кажется, весь труд закончила, но хвостов, хвостов … уйма. Особенно мучает указатель. Имен 50 остались неразгаданными, большинство депутатов, рабочих депутатов Нац[ионального] Соб[рания] 1848 г. Не знают ли Ваши специалисты каких-либо словарей или других источников? Все био-биографические словари, энциклопедии фр. я, разумеется, просмотрела. Но, может быть, у Вас есть какие-нибудь особые, какие я не знаю? […]

P.S. Не перестаю удивляться своему идиотизму, что взялась за такую работу. Все оказалось значительно труднее, чем я думала. Особенно замучили примечания. Десятки имен, названий книг, пьес, а все давно кануло. Кое-что, конечно, осталось без объяснений. Если возьмут, то пока суд да дело, я сумею кое-что разыскать, а сейчас просто нет сил.

P.S. Я все-таки решила дать материал на тему […] «Записки» и Чернышевский, хотя он и не доработан, но на мой взгляд, представляет некоторый интерес. […]

9

19 мая 1977 г.
Москва, Шипиловский проезд, д. 23
В Москву, ул. Б. Галушкина, д. 17

[…] Конец виден, но что он несет с собой? Много ошибок, недоделок, как-то все будет встречено? Боюсь даже показывать Вам, и все-таки очень хочется это сделать, хотя бы частично. Может быть, мой один, два визита в И[нститу]т в удобное для Вас время не будут очень обременительны? […]

 

Лев Николаевич Котлов (1928–1983)

Их было трое, как их в шутку называли друзья, «живых классиков» в жизни моей мамы — отец мой Николай Гаврилович Смирнов («Чернышевский») и два их друга — Николай Васильевич Зиновьев («Гоголь») и Лев Николаевич Котлов («Толстой»). И самым ранним было знакомство с последним из этой тройки — со Львом Николаевичем, с которым мама училась на историческом факультете МГУ. Лев Николаевич симпатизировал маме, и письма конца 1940-х — начала 1950-х годов сохранили следы этой симпатии. А вот в постуниверситетской жизни у каждого из них была долгая и счастливая семейная жизнь.

Лев Николаевич был щедро одарен. Родившись в провинциальной Кинешме, он закончил школу с золотой медалью, стал после окончания МГУ известным историком-востоковедом, профессором. В последние годы жизни (1978–1983) возглавлял кафедру истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки МГУ. Но был и перерыв на практику — несколько лет Лев Николаевич работал в Сане — столице Йемена, зарабатывая деньги на кооперативную квартиру. Московское же их жилье началось с комнаты в коммунальной квартире на улице Дмитрия Ульянова: дело в том, что и жена Льва Николаевича — тоже выпускница МГУ Саадат, учившаяся на том же истфаке парой курсов позже него, приехала в Москву из Баку и, естественно, квартиры в Москве у нее не было. А к этому времени в семье уже были двое детей — Володя и его младшая сестра Джамиля, ну или просто Джемка.

А до этой комнаты семья Котловых снимала деревянный дом в подмосковном Востряково по Киевской дороге, куда наведывались мои родители и семья Ивановых — тоже сокурсников Льва Николаевича и мамы.

Кооперативный дом был построен в Измайлово, и несколько раз в год мы с родителями бывали там в гостях в трехкомнатной квартире, которая по воле жребия оказалась на первом этаже. В детстве я особенно любил весенние выезды: Лев Николаевич родился 9 мая, встречи ветеранов в ЦПКиО начались уже в 1970-е годы, и отец был в этот день свободен. Ну, а запах весны — это запах надежд, конечно. Для нас, детей, были развлечения, редкие в то время. Дело в том, что из своей зарубежной командировки Лев Николаевич привез коллекцию немых кинофильмов с участием Чарли Чаплина и диснеевских мультфильмов, и мы, дети, с удовольствием смотрели их, пока взрослые вели свои недетские разговоры, выпивая и закусывая.

К стыду своему, я не читал трудов Льва Николаевича-историка, хотя в нашей библиотеке есть его книги с дарственными надписями маме. Уж очень далеко от меня то предметное поле, которое он возделывал. Однако нет никакого сомнения в том, что человек, написавший публикуемые письма, мог писать плохие статьи или книги: уж слишком неординарной личностью был их автор.

Лев Николаевич был талантлив во всем — в одном из своих писем он сообщает, что, находясь на каникулах в Кинешме, он научился ездить на велосипеде и фотографировать. И в то же самое лето он был руководителем раскопа в археологической экспедиции в районе впоследствии затопленного в результате реконструкции ВолгоБалтийского водного пути села Крохино в Вологодской области. Не было и проблем с вождением автомобиля: после работы в Йемене он приобрел двадцать первую «Волгу», и ездил на ней, в том числе и в свою родную Кинешму. А своей страстью к охоте он заразил и сына. 

Лев Николаевич — прошу прощения за это «крамольное» утверждение, был типичным представителем маминых друзей. Типичным в том смысле, что им — состоявшимся профессионалам, не были присущи никакие понты, никакой гонор.

К сожалению, он очень рано ушел из земной жизни, не дожив месяца до своего 55-летия. Это была вторая потеря маминых близких друзей, обретенных ей на истфаке МГУ. Похоронен Лев Николаевич Котлов на Николо-Архангельском кладбище. Спустя почти два десятилетия — в 2002 г. там же упокоилась его жена Саадат.

А с замечательными детьми Льва Николаевича — Володей, окончившеим МВТУ им. Н.Э. Баумана и Джамилей — выпускницей МГУ я общаюсь и во взрослой жизни.

Публикуются 8 писем Л.Н. Котлова 1950–1964 гг.

 

Письма 

1

11 июня (?) 1950 г.
г. Москва

В г. Чкалов [48]

[…] потом были всяческие дела гл[авным] обр[азом] экспедиционного характера, но теперь все прошло (кроме закупки сахара, при одном воспоминании и коем мне становится кисло, однако: «Взялся за гуж, так полезай в кузов!» … и мы с Зямой_ бегаем по Москве в поисках сего благородного продукта). […] 17 числа я отправляюсь за тридевять земель осквернять могилы наших славных предков. Впрочем я рад, ужасно надоело сидеть дома, да и Москва как будто опустела теперь, а мои вечерние прогулки представляются мне бессмысленным мыканьем по пыльным улицам. […] Сегодня одну за другой получил 2 открытки от Володьки [49] (все шутит окаянный: вообрази — говорит — Формозова и Лоховица дневальными, а Александрова подметающим … и т. п.), был у него на именинах и провел их не слишком весело, в час ночи уже уехал домой с изрядным вращением в голове, но на ногах кажется был крепок, сужу по показаниям свидетелей, мамаша Володьки, которую я убеждал в том, что я ужасно пьян, говорила мне: «Напротив, Лева, вы чудесно держитесь…» путь будет так. […]

P.S. Ради бога, не злоупотребляй купаньями в Урале, достаточно, что в нем утонул Чапаев, если утонет еще один великий человек, это уже будет безобразие…

2

16 июня (?) 1950 г.
г. Москва

В г. Чкалов

[…] Пишу тебе накануне отъезда в экспедицию при самой отвратительной погоде (то-то мы копанём в грязи) и в самый разгар сборов. Завтра утром сдаем багаж (меня выбрали ответственным за его транспортировку, ай-яй-яй…), а в 20.30 едем сами. Из наших еду я один. Зяма заболел […] неизвестной болезнью […]. Очень жаль, он и сам жалеет, тем более, что врачи сулят ему через неделю полное исцеление. Что делать? … А может быть так надо, может в этом великая сермяжная правда… […] у меня все в порядке. Авдиева и Струве бросил читать и последнюю неделю сам писал медленно, но кажется верно. В свободное время предавался … нет не гулянью по Москве …, а довольно странному занятию, ловил твой Чкалов […]. […] пиши на новый адрес, вот он: Вологодская обл[асть], Белозерский р[айо]н, Крохинский сельсовет, почтовое отдел[ение] Крохино [50]. До востребования. Ужасно длинный и глупый адрес, заранее тебе сочувствую (писать этакую махину на конверте. […]

3

23 июня (?) 1950 г.
Вологодская область, Белозерский район, Крохинский сельсовет, почтовое отделение Крохино
В г. Чкалов

[…] Пишу тебе с Белого озера, куда я прибыл 19-го. Извини, что долго не писал, не досуг — занимался «гробокопательством». Меня сделали начальником раскопа (раскоп — это 100 квадратных метров) и я несу бремя надзирания за рабочими, которые роют этот чортов Белозерск. Находки между прочим довольно многочисленны и больше всего их в моем раскопе, поэтому возни довольно много. Но опишу все по порядку. 18-го утром мы прибыли в Вологду, мерзкий провинциальный городишко изобилующий пивными и кривыми хибарками. В 3 часа дня мы выехали в Череповец, была великолепная погода, и хотя мы порядком устали (мы — ребята, т. к. наши «дамы» переложили пудовики своих вещей в основном на наши загривки), я всю дорогу висел на подножке и наслаждался чудесными далями, которые то и дело открывались между лесными массивами. Наконец поезд с громом пронесся по мосту через Шексну, и мы влетели в Череповец — маленький зеленый городок на берегу Рыбинского моря [51]. У пристани стоял десяток пароходов и среди них тот, на котором мы отправились дальше, «Георгий Димитров», и ехали как бароны 2-м классом. Это было пожалуй лучшее из моих путешествий, великолепный закат догорал за кромкой дальних лесов, и чорт знает каких только цветов и отливов не было на сверкающей глади Шекснинской губы. Путь по Шексне мы совершили за 20 часов, и каждый час пути открывал нам то живописные леса и луга, то села и монастыри. Но вот мы и на месте, озеро под самым носом, тут же Шексна и цепи лесов. Сегодня у нас выходной, раскопок нет, и вчера вечером мы двинулись на охоту, бродили до 3-х ночи, однако единственным нашим трофеем была ворона, которую я угрохал из штуцера шагов с 70 (это уже 2-ая на моем «боевом» счету, одну я убил позавчера на раскопе), пока удачно стрелял лишь я. Девчонки [52] поднимают нас насмех и шуткам насчет уток нет конца. Таковы-то мои дела, сегодня вечером собираемся на охоту в озерные плавни на лодках […].

P.S. Сейчас буду чертить план раскопа (40 минут безвозвратно буду терять время). Да мы откопали целую кучу черепков, здешние мальчишки зовут их обитками (я с ними согласен). […]

P.P.S. […] Забыл дать описание переезда через Волгу, ну ладно в следующий раз. Изумительно!

 

Примечания

1. Е.П. Кандель был командирован в Китайскую Народную Республику.
2. Намек на клятву, данную в 1827 г. А.И. Герценым и Н.П. Огаревым на Воробьевых горах. «Мы ушли от них вперед и, далеко опередивши, взбежали на место закладки Витбергова храма на Воробьевых горах. Запыхавшись и раскрасневшись, стояли мы там, обтирая пот. Садилось солнце, купола блестели, город стлался на необозримое пространство под горой, свежий ветерок подувал на нас, постояли мы, постояли, оперлись друг на друга и, вдруг обнявшись, присягнули, в виду всей Москвы, пожертвовать нашей жизнью на избранную нами борьбу». (А.И. Герцен «Былое и Думы», гл. IV).
3. Правильно Кельнский рабочий союз. Рабочая организация, основанная 13 апреля 1848 г. в ходе Революции 1848–1849 гг. в Германии. Ликвидирован после поражения революции.
4. Основанная А. фон Борнштедтом оппозиционная прусскому правительству «Немецкая брюссельская газета» выходила в Брюсселе с 1 января 1847 г. по 27 февраля 1848 г. с периодичностью 2 раза в неделю.
5. «Новая Рейнская газета» издавалась К. Марксом в Кельне с 1 июня 1848 г. по 19 мая 1849 г.
6. Правильно Борнштедт.
7. В журнале «Вопросы истории» (1955, № 8) опубликована статья Е.А. Степановой и Е.П. Канделя «Из истории идейной борьбы в немецком демократическом движении 40-х годов XIX века».
8. Речь идет о подготовки рукописи книги «Маркс и Энгельс и первые пролетарские революционеры», которая была опубликована Госполитиздатом в 1961 г.
9. Правильно Лесснер.
10. В упомянутой книге статья «Фридрих Лесснер» написана И. Синельниковой, а статья «Иосиф Молль» — Н. Белоусовой.
11. Правильно Веерт.
12. В упомянутую книгу включены две отдельные статьи — Б. Крылова «Фердинанд Фрейлиграт» и М. Кочетковой «Георг Веерт».
13. В упомянутом сборнике опубликована статья Н. Румянцевой «Конрад Шрамм».
14. Правильно Норайр Бодамыч (Тер-Акопян).
15. Скорее всего, имеется в виду изданная в 1907 г. в Штутгарте книга Г. Шлютера «Die Anfänge der deutschen Arbeiterbewegung in Amerika» («Зарождение немецкого рабочего движения в Америке»).
16. Имеется ввиду памфлет К. Маркса «Господин Фогт» (1860).
17. «Новое время» — марксистский теоретический журнал Социал-демократической партии Германии, издававшийся в Штутгарте с 1883 по 1923 гг.
18. «Вопросы исторической науки» (нем.)
19. Какая статья имеется ввиду, не установлено.
20. Имеется ввиду статья В. Вольфа «Нужда и восстание в Силезии», опубликованная в начале 1845 г. в «Deutsches Вürgerbuch für 1845».
21. «Немецкая брюссельская газета» («Doiche Brusseler Zeitung»).
22. Marx-Engels-Gesamtausgabe — MEGA (Cочинения Маркса и Энгельса на языках оригинала).
23. Имеются ввиду пришедшиеся на 1958 г. 140-летие со дня рождения К. Маркса и 75-летие со дня его смерти.
24. По-видимому, Н.Н. Косорез.
25. Первый номер «Научно-информационного бюллетеня сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса» вышел в 1958 г. Первые 30 выпусков имели порядковые номера. В дальнейшем выпускались тематические сборники, которым присваивались условные номера, начиная с 31-го. До 1985 г. было выпущено 40 номеров, выход сборников продолжался и в дальнейшем. Тираж сборника — 200–250 экземпляров. В.А. Смирнова была членом редколлегии первых тринадцати сборников и нескольких более поздних номеров.
26.Статья Е.П. Канделя «Искажение истории борьбы Маркса и Энгельса за 
пролетарскую партию в работах некоторых правых социалистов». Опубликована в журнале «Вопросы истории», 1958, № 5.
27. «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий» (Первое послание Апостола Павла к Коринфянам, 1:13).
28. Крестьянская война в Китае в 1850–1864 гг.против маньчжурской империи Цин и иностранных колонизаторов.
29.Имеется ввиду комплект плакатов (выставка), посвященных деятельности К. Маркса и становлению марксизма (М., Госполитиздат, 1960), подготовителями которого были Н.У. Белоусова и В.А. Смирнова.
30. «Документы» (нем.)
31. В рассматриваемый период В.А. Смирнова принимала участие в работе над справочным аппаратом 12-го тома Собрания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, изданного в 1958 г., а также совместно с Е.Н. Барвенко при участии И.П. Особовой подготовителем 32-го тома, изданного в 1964 г.
32. Газета «Bee-Hive» (англ. «Улей») по решению Генерального Совета Международного Товарищества рабочих (Первого Интернационала) от 22 ноября 1864 г. была объявлена официальным органом Товарищества.
33. «Страж Рейна» (нем.).
34. «Молодой Беккер» (нем.).
35. В это время осуществлялось массовое жилищное строительство в московском районе Орехово-Борисово, где находилась квартира корреспондента.
36. Предпрошедшее время (нем.). Используется, когда надо показать, что какое-то событие произошло раньше события, о котором сейчас идет речь.
37. В этом и следующих письмах речь идет о совместной работе И.Н. Конобеевской и В.А. Смирновой над статьей «К. Маркс, Ф. Энгельс и П.В. Анненков», опубликованной в книге «П.В. Анненков “Парижские письма”» серии «Литературные памятники» (М., 1983), подготовителем которой была И.Н. Конобеевская и о работе И.Н. Конобеевской над этой книгой.
38. Имеется в виду Большой Царицынский дворец, который в то время находился в руинированном состоянии.
39. Неустановленное лицо.
40. В.И. Баженов был первым архитектором дворцовых построек в Царицыно.
41. По-видимому, Мартин Бернар.
42. «Парижская трилогия» — включенные в книгу «П.В. Анненков “Парижские письма”» серии «Литературные памятники» (М., 1983) произведения «Письма из-за границы», «Парижские письма» и «Февраль и март в Париже 1848 года».
43. Муж и сын В.А. Смирновой Н.Г. Смирнов и С.Н. Смирнов.
44. Какая статья имеется ввиду, не установлено.
45. Указанная монография включает 4 книги: «В.Г. Белинский: Начало жизненного пути и литературной деятельности: 1811–1830». (Изд-во Академии Наук СССР, 1949); «В.Г. Белинский: Учение в университете и работа в “Телескопе” и “Молве”: 1829–1836». (Изд-во Академии Наук СССР, 1954); «В.Г. Белинский: Жизнь и творчество: 1836–1841». (Изд-во Академии Наук СССР, 1961); «В.Г. Белинский: Жизнь и творчество: 1842–1848». (Изд-во «Наука», 1967).
46. Какая работа К. Маркса имеется ввиду, не установлено.
47. Какая брошюра Ж.-П. Прудона имеется ввиду, не установлено.
48. В.В. Трубецкой.
49. Название г. Оренбург в 1938–1957 гг.
50. В 1961 г. при заполнении Шекснинского водохранилища (часть ВолгоБалтийского водного пути) село Крохино было затоплено.
51. Спустя 5 лет в Череповце началось строительство металлургического завода, других промышленных предприятий. Население города с немногим более 50 тыс. чел. в 1950 г. увеличилось до 324,5 тыс. чел. в 1999 г. (в 2016 г. в городе проживали 318,5 тыс. чел.).
52. Неустановленные лица.

Источник: Смирнов С.Н. Советская эпоха в переписке историков. Конец 1940-х – конец 1980-х годов. М.: АИРО-XXI, 2018. С. 188–212.

Комментарии

Самое читаемое за месяц