Изо дня в день: штрихи к портрету русского студента

Мы заканчиваем пробное представление работы студентки А.Б. Каменского Марины Фадеевой. В фокусе — повседневность студенчества России.

Профессора28.03.2013 // 1 276

Эту главу мы посвящаем повседневности студентов Московского университета. Как пишут И.М. Савельева и А.В. Полетаев, «индивиды в истории повседневности рассматриваются не как “автономные” личности, а как личности в системе социальных отношений и культурных норм, и человеческие действия тем самым не отделяются от контекста социальной и культурной подсистем» [1]. В рамках такой обширной темы, как формирование мировоззрения студентов, в этом году мы хотели бы подробно остановиться на таком источнике организации мировоззрения, как повседневная жизнь. Рассмотрение многих аспектов повседневности студентов позволит изучать среду, в которой учащиеся жили и взаимодействовали и которая влияла на их взгляды, пристрастия и убеждения. Мы отдаем себе отчет, что повседневная жизнь является далеко не единственным фактором формирования мировоззрения, поэтому мы начали рассматривать взаимоотношения студентов и власти, а также их отношение к религии. Подробнее на этих сюжетах мы собираемся остановиться в дальнейшем.

Перед тем как описывать различные сферы повседневной жизни студентов, охарактеризуем среднестатистического студента.

1. Среднестатистический студент

Ранее мы определяли феномен студенчества, обращались к его истокам и соотносили с разночинцами и интеллигенцией. Эту главу мы посвящаем повседневности студенчества конца XIX — начала ХХ века, но перед тем, как говорить о ее различных сферах, определим, что из себя представлял среднестатистический российский студент: каковы были его происхождение, возраст и пр. и как эти факторы изменялись в течение времени.

В начале изучаемого нами периода статистические сведения представлены крайне скупо, поэтому представления о студентах будут весьма усредненными:

А.Чиненный и Т. Стоян по «Энциклопедическому словарю» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона приводят следующие данные об изменении численности студентов в России, и в Московском университете в частности (по очерку «Высшее образование в России»):

Изменения числа студентов в XIX в. (1808–1894 годы) [2]

Год Количество студентов, чел.
1808 150
1830 1996
1850 3368
1860 5453
1865 5453
1872 7251
1894 8193

Таким образом, за 86 лет количество студентов возросло в 55 раз.

Изменения числа студентов в Московском и Петербургском университетах во второй половине XIX — начале XX века (1850–1903 годы) [3] (ограничимся двумя университетами из пяти представленных для большей наглядности):

ГодУниверситет 1850 1880 1885 1890 1894 1903
Московский 821 1881 3179 3492 3761 4843
Петербургский 387 1675 2340 1815 2676 3855

Таким образом, в Московском университете за 53 года количество студентов выросло в шесть раз (для сравнения: в Петербургском — в 10 раз), значит, мы можем заключить, что к концу рассматриваемого нами периода интерес к высшему образованию, в том числе к его получению в стенах Московского университета, значительно вырос.

С 1860 по 1879 год подробный учет студентов не велся, о дальнейшем периоде мы располагаем более точными и определенными сведениями:

«Временник центрального статистического комитета министерства внутренних дел» предоставляет информацию по Университетам (приводим только данные о Московском Университете и Санкт-Петербургском — для сравнения) за 1880 г.: мы узнаем данные об учащихся по возрастам, распределению по факультетам и сословной принадлежности:

Число студентов Московского и Петербургского университетов, распределенных по факультетам за 1880 г. [4]

Университет Историко-филологический Юридический Математический Естественный Всего по факульт. Медицинский
С-Петербургский 26,90% 35,80% 40,60% 52,70% 46,40%
Московский 16,00% 18,20% 22,80% 7,20% 15,30% 31,30%

Эти данные будут нужны нам для сравнения с аналогичным распределением по факультетам в «Половой переписи» студенчества М.А. Членова за 1903 г.

Число студентов Московского и Петербургского университетов, распределенных по возрастам за 1880 г. [5] (отношение к общему числу данного университета)

Университеты Возрасты:
18 лет 19 лет 20 лет 21 год и более
С.-Петербургский 0,2 3,4 11,3 85,1 100. 0
Московский 0,2 3,6 8,9 87,3 100. 0

Число студентов Московского и Петербургского университетов, распределенных по сословиям за 1880 г. [6]

Университеты Сословия
Потомств. дв. Личн. дв., чиновников. Священ. и ц. служителей Почетн.гр. и купцов Мещан и цеховых крестьян Других сословий
С-П 26,1 28,2 23,1 9,8 10 1,8 1 100. 0
Московский 19,8 27,6 22 10 11,3 3,3 6 100. 0

Из «Переписи Москвы» 1882 г. мы можем почерпнуть следующие сведения. Во-первых, количество студентов московских университетов:

Число окончивших и действительных студентов в Москве в 1882 г. [7]

Окон. Неок. Итого
Университеты 2785 703 3488

3488 человек, относящихся к университетам к 432447 человек мужского населения составляют 0,8%.

Во-вторых, распределение по возрасту студентов университетов:

Число окончивших и действительных студентов в Москве в 1882 г., распределенных по возрастам [8]

Возраст Универ ситеты Итого:
окон. неок.
18 1 13004
19 2 4 12414
15-20 2 5 59753
20 4 2 11304
21 3 10 12550
22 14 17 13729
23 30 19 13051
24 64 18 11867
20-25 115 66 62501
25 71 20 12759
26 102 24 10385
27 82 19 10883
28 96 14 11143
29 100 21 9096
25-30 451 98 54266

Число воспитанников учебных заведений в Москве в 1882 г., распределенных по возрастам [9]

Е.Е. Терехов констатирует, что «рост общего числа воспитанников университета характерен для всего рассматриваемого периода (1890-1914 гг.)» [10]. (исключение: 1891, 1898 и 1899 гг. – отрицательный прирост числа студентов).

«Важно также отметить, что большинство студентов были не из Москвы» [11], «если в начале периода «немосквичи» даже преобладали над «москвичами», то в 1904 г. уже «москвичи» занимали ведущие позиции. Но, во всяком случае, количество «немосквичей» было не намного меньше половины» [12].

По таблицам, составленным Е.Е. Тереховым по данным «Отчетов о состоянии и действиях Московского Университета», мы можем судить об изменениях в социальном составе Московского студенчества с 1890 по 1904 гг.

Студенты Московского Университета, распределенные по сословному составу за 1890-1904 гг. (в абсолютных величинах) [13]

годы дворяне и чиновники почетные граждане, купцы духовного сословия мещане, разночинцы крестьяне казаки иностранцы прочие
1890 1748 116 277 1005 197 37 90
1891 1783 122 239 921 182 169 100
1892 1761 206 227 966 183 128 96
1893 1797 334 244 994 175 112 62
1894 1919 369 257 1020 176 86 80
1895 1943 484 271 1085 200 78 86
1896 2062 520 259 997 224 61 80
1897 2163 536 263 1102 221 47 86
1898 2008 356 248 1226 245 49 85
1899 2260 551 221 698 191 30 74
1900 2245 561 227 875 205 48 74
1901 2315 598 235 844 208 48 79
1902 2258 622 240 1035 218 30 93
1903 2387 721 259 1171 254 30 80
1904 2592 918 271 1282 306 31 89

Студенты Московского Университета, распределенные по сословному составу за 1890-1904 гг. (в процентах) [14]

годы дворяне и чиновники почетные граждане, купцы духовного сословия мещане, разночинцы крестьяне казаки иностранцы прочие
1890 50,33 3,34 8,06 28,93 5,67 1,07 2,59
1891 52,5 3,59 7,03 27,12 5,36 2,62 1,77
1892 49,36 5,78 6,36 27,64 5,41 3,87 2,69
1893 48,33 8,98 6,56 26,73 4,71 3,01 2,58
1894 49,12 9,45 6,58 26,11 4,51 2,05 2,05
1895 46,85 11,67 6,53 23,16 4,82 1,88 2,07
1896 49,02 12,36 6,16 23,7 5,33 1,45 1,97
1897 48,95 12,13 5,95 24,94 11,93 1,06 1,95
1898 43,29 8,08 5,63 27,82 5,56 1,11 1,93
1899 56,15 14,43 5,49 15,11 4,75 0,75 1,84
1900 53,1 13,27 5,37 20,7 4,85 0,95 1,75
1901 53,41 13,8 5,42 19,47 4,8 1,11 1,82
1902 50,22 13,83 5,34 23,02 4,85 0,67 2,07
1903 48,69 14,71 5,28 23,89 5,18 0,61 1,63
1904 47,22 16,72 4,94 23,36 5,57 0,56 1,62

«Перепись Москвы» 1902 г. показывает распределение учащихся московских университетов по возрастам.

Распределение населения Москвы по сословиям, возрасту и полу за 1902 г. [15]

Сословия Возраст
15-19 20-24 25-29 30-39
Потомственные дворяне 2591 3047 2231 3254
Личные дворяне 529 288 281 757
Духовные 623 383 287 563
Потомственные почетные граждане 95 1334 1268 1876
Личные почетные граждане 703 720 1075 2090
Купцы 1189 1057 695 1065
Мещане 10368 11255 10312 16145
Цеховые 610 647 676 1253
Крестьяне 65406 71772 67832 86878
Проч. неприв. сосл. 29 39 20 30
Сосл. неизвестн. 858 861 823 1077
Итого русск. поддан. 83829 91403 85500 114988
Иностранцы 569 691 833 1243
Всего 84398 92094 86333 116231

«Половая перепись» М.А. Членова дает представления о распределении по факультетам, возрастам, народностям и сословиям студенчества Московского Университета за 1903 г.

 

Личность и условия жизни

2. Факультет ? 2150 (100%) юридический — 650 (30,2%), естественный — 403 (18,8%), математический — 22 (11,2%), филологический — 205 (9,5%), медицинский — 650 (30,3%)

3. Возраст ? 2072 (96,4%) 17 — 2 (0,09%), 18 — 100 (4,8%), 19 — 255 (12,3%), 20 — 300 (14,4%), 21 — 408 (9,4%), 22 — 295 (14,2%), 23 — 280 (13,5%), 24 — 195 (9,4%), 25 — 104 (5%), 26 — 56 (2,6%), 27 — 36 (1,7%), 28 — 18 (0,6%), 29 — 11 (0,5%), 30 — 3 (0,1%), выше 30 лет — 9 (0,3%)

4. Народность ? 2100 (97,6%) Великорос — 1360 (64,7%), малорос — 169 (8%), белорус — 105 (5%), поляк — 98 (4,7%), литвин — 32 (1,5%) или другая славянская народность — 31 (1,5%), еврей — 117 (5,6%), армянин — 74 (3,5%), грузин — 19 (0,9%) или другая кавказская народность — 8 (0,4%), немец — 66 (3,1%), француз — 2 (0,1%), англичанин – или другая западная народность — 9 (0,5%), какая-либо другая народность — 10 (0,5%)

5. Сословие ? 2136 (99,3%) Дворянин — 585 (27,4%), купец — 230 (11,2%), духовного звания — 230 (11,2%), военного сословия — 26 (1,2%), казак — 12 (0,5%), мещанин — 360 (16,8%), крестьянин — 115 (5,4%), потомственный почетный гражданин — 199 (9,3%), сын чиновника — 307 (13,7%), другое сословие — 71 (3,3%) [16].

А.В. Ушаков по «Основным моментам студенческого движения» Р. Выдрина приводит более подробный социальный состав Московского Университета за 1904 г., но из-за несопоставимости такого социального разделения с данными за другие года мы не будем включать эти величины в финальные расчеты.

Сословный состав студентов Московского Университета (в абсолютных величинах и в процентах) за 1904 г. [17]

Сословие или профессия отцов Число студентов (абсолютное) Число студентов (в %)
Мелкие и средние чиновники 1126 20,6
Купцы 923 16,9
Мещане 1027 18,8
Дворяне 897 16,4
Крупные чиновники и офицеры 434 7,9
Крестьяне 312 5,7
Представители духовенства 268 4,9
Мелкие и средние офицеры 94 1,7
Представители свободных профессий 70 1,3
Народные учителя 22 0,4
Фельдшера 27 0,4
Аптекари и провизоры 19 0,3
Бывшие дворяне 9 0,2
Неизвестно 240 4,4
Итого 5461 100

Сведя эту разрозненную информацию, посвященную разным периодам, воедино сформируем образ среднестатистического московского студента. С 1850 г. к 1904 г. количество подобных нашему среднему студенту возросло с 821 до 5461 / 5690 (по разным источникам) человек соответственно. Составим таблицу и покажем, как изменилось распределение учащихся по возрастам в Университете.

Студенты Московского Университета, распределенные по возрастам (вабсолютных величинах) за 1882, 1902 и 1903 гг.

1882 г. 1902 г. 1903 г.
Возраст: Уни верси тет(ы)
17 0 2 0
18 44 100 173
19 148 255 474
20 300 300 800
21 459 408 962
22 465 295 902
23 326 280 776
24 254 195 602
25 169 104 418
26 78 56 250
27 39 36 145
28 23 18 59
29 9 11 35
30 17 3 76
Свыше 30 0 9 0
Итого: 2336 2072 5690

Среднестатистический студент немного помолодел: большинство 22-х летних (19,9 %) в 1882 г. в 1903-1904 гг. сменяется большинством 21-летних (19,7 % и 16,9 % соответственно).

Среднестатистический студент на протяжении всего времени исследования остается дворянином или чиновником (47,4 % в 1888 г. и 47, 22 % в 1903 г.); даже скорее — дворянин: в 1903 г. дети дворян и чиновников были посчитаны отдельно: значительный перевес у дворянского сословия (27,4 %) против 13,7 % выходцев из чиновничьей среды.

Более заметно изменяется количество представителей других социальные групп. Выросло число почетных граждан и купцов: от 10 % 1888 г. до 16,72 % в 1904 г.; мещан и разночинцев от 11,3 % в 1888 г. до 23,36 % в 1904 г. и крестьян от 3,3 % в 1888 г. до 5,57 % в 1904 г. Уменьшается число представителей духовного сословия от 22 % в 1888 г. до 4,94 % в 1904 г. и казаков от 1,07 % в 1890 г. до 0,56 % в 1904 г.

Изменились и предпочтения среднестатистического студента при выборе факультета: фаворит 1888 г. – медицинский факультет (31,3 %) остается так же популярен в 1903 г. (30,3 %), однако юридический факультет практически догоняет его (от 18,2 % в 1888 г. до 30,2 % в 1903 г.). Относительно других факультетов отметим, что падает интерес к филологическому ( = историко-филологическому) факультету: с 16 % в 1888 г. к 9,5 % в 1903 г. и математическому факультету с 22,8 % в 1888 г. до 11,2 % в 1903 г. Зато растет интерес к естественному факультету: с 7,2 % в 1888 г. до 18,8 % в 1903 г.

Таким образом, среднестатистический студент являл собою молодого человека в возрасте от 21 до 22 лет, происходил из дворянского сословия и учился на медика (или практически в равной степени на юриста ближе к концу исследуемого периода).

 

1. Бюджет студента

В изученной историографии мы трижды встретились с информацией о студенческих бюджетах. Ю.Д. Марголис приводит сведения о бюджете по книге П. Иванов «Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы», отмечая, что на 1903 г. «всего эти расходы составляли 24 руб. 80 коп.» [18] А.Е. Иванов, основываясь также на книге П. Иванова сводит приведенные в 1903 г. данные в таблицу. Таким образом, вся современная историография не вносит в изменения в данные, представленные П. Ивановым в 1903 г.

Подтверждением правоты расчетов П. Иванова о среднем бюджете московским студентов в 25 рублей может быть также свидетельство источников: в деле Пречистенской части столичной полиции в 1891 г. мы читаем о трех свидетельствах помощи студентам. Во-первых, из справки о 25 рублях как о ежемесячном доходе студента, 28 лет, «состоявшего под негласным надзором». В графе «занятия и средства к жизни» указывается следующее: «слушает лекции в Университете, особо-специальных занятий не имеет, средства к жизни получает от родителей в количестве 25 рублей» [19] Во-вторых, в сведениях о лицах, состоящих под негласным надзором полиции, мы находим описание студента «Иванова Ивана Степанова, из купеческого звания, незаконнорожденного, студента Московского Университета, 23 лет – слушал лекции, средства получал от отца и от какого-то сибирского общества до 25-40 рублей в месяц» [20]. В-третьих, из сведений о лицах, состоящих под негласным надзором полиции «Лавров Анатолий Петров, сын священника, студент Московского Университета, 21 года – Слушал лекции, средства к жизни получал от отца до 25 рублей в месяц» [21].

Тот факт, что П. Иванов датирует свои расчеты 1903 г., отмечая, что «почти безошибочно мы можем признать 25 руб. нормой среднего студенческого бюджета (месячного). Получающие из дома субсидию в большинстве случаев получают в количестве около 25-ти руб. в месяц. Таковы же земские стипендии и некоторые другие» [22], а из дела мы узнаем ту же информацию о 1891 г. (о 3 разных студентах, что повышает достоверность информации), что позволяет нам с определенной уверенностью говорить о том, что по крайней мере с 1891 г. по 1903 г. средний бюджет студентов составлял 25 рублей.

«Нерегулярность и хаотичность пополнения студенческих кошельков существенно препятствовали полноценному учебному процессу» [23]. Каковы же были источники формирования студенческих бюджетов?

П. Иванов и А.Е. Иванов приводят 4 источника: помощь семьи; стипендии и пособия; взаимопомощь; подработка студентов. Проиллюстрируем их примерами. Категорию помощь семьи, подвтерждают дела, описанные выше [24]. Говоря о стипендиях и пособиях, подчеркнем, что плата за обучение была тяжелым бременем, что указывает А. Чиненный, отмечая, что «основным препятствием в учебе, основной причиной риска ее не завершить оставалась высокая плата за обучение, которая для неимущей части студенчества являлась постоянной преградой» [25], потому разные стипендии были весьма ценны для студентов. Получить подобные стипендии было довольно трудно (именные / за отличную учебу / за научные достижения / от благотворительных организаций разных губерний своим землякам и пр.). Как мы видим, в Протоколе заседаний Совета Московского Университета в августе 1869 г. в числе прочего были сформулированы правила выдачи стипендий: при назначении стипендий и пособий пристальное внимание — на поведение, то же — при освобождении от платы, отсрочки платы [26]. А. Чиненный приводит такое распределение этих благ среди студентов (в %).

Распределение различных льгот среди студентов Московского Университета (в процентах) [27]

Университет Стипендиаты Обучающиеся бесплатно Вносящие умеренную плату Вносящие полную плату
Петербургский 20,7 7 1,7 70,6
Московский 23 22,2 1,6 53,2

В «Докладе комиссии Московского Университета 1901 года о причинах студенческих волнений» мы находим информацию о размерах материальной помощи студентам от Университета и Комитета за 1899-1900 г.

Материальная помощь студентам Московского Университета за 1899-1900 академический год (в абсолютных величинах) [28]

1. Выдача стипендий на сумму приблизительно: 150 069 руб. 65 коп.
2. Освобождение от платы за слушание лекций (читая годовую плату, в среднем равную 90 руб.) на сумму: 125 550,00 руб.
3. Выдача пособий из казенных и благотворительных сумм Университета на сумму: 41 695 руб. 35 коп.
Итого от Университета: 317 315 руб. 04 коп.
4. Выдача пособий от Комитета Общества всепомоществования недостаточным студентам на сумму: 36 309 руб. 21 коп.
5. Выдача бесплатных обедов на сумму: 22 570 руб. 34 коп.
Итого от Комитета: 58 879 руб. 35 коп.
Перенос итогов от Университета и Комитета: 376 194 руб. 59 коп.

Несмотря на подобную помощь Университета (а также оплату проживания в общежитиях), Комиссия фиксирует «горькие жалобы на неравномерное и несправедливое распределение стипендий и пособий» [29], стоимость образования для многих учащихся оказывается чрезвычайно большой (в этот год 69 студентов уволены за неуплату), потому студенты ищут иные способы выживания — во взаимопомощи и разнообразных подработках. Что касается взаимопомощи студентов, то, по словам С. Кассова, к 1861 г. у студентов появляется «ясное чувство корпоративной идентичности» [30], один из знаков новой эры — новые студенческие организации (кассы, сходки, землячества). Так характеризует землячества в их эволюции тайный советник С.Д. Спешков. «Раньше они именовались землячествами (возникли в конце 50-х г). Они были распространены во многих университетах России (в том числе и в Москве), в Москве продолжали существовать не смотря на запрет на студенческие организации. Целью землячеств был сбор денег на нужды студентов, землячества Московского университета в 1863 г. благодаря правильной организации имели значительные суммы. 1890-е гг. — попытки создания союза землячеств (первая попытка в 1884 г. в Московском университете), с целью приобретения влияния над всей студенческой средой, эти союзы в том числе «брали на себя посредничество между студентами и активными группами борцов» [31] – «таким образом, союзы землячеств, будучи совершенно конспиративными, получили яркую политическую окраску» [32] к концу XIX — началу ХХ вв.

Характер землячеств (с 1850-х гг.) был крайне разнообразным. В описании С. Кассова мы читаем, что хорошо организованные могли приносить реальную помощь своим бедным членам, во многих случаях основной функцией становилась не помощь, а атмосфера общности, товарищества, запрещенный статус делал вступление в них противозаконным действием, число членов и изменения в них вносило неустойчивость, а «одной их наиболее важных функций землячеств было (…) указать путь студентам с неопределенной политической позицией и социальными взглядами, члены учились друг у друга» [33].

Пример землячества в начале его развития, «совсем мирной студенческой организации» [34], по словам профессора Е.В. Аничкова, мы также находим в делах канцелярии московского Обер-Полицмейстера: «по проведенному моей Комиссией следствию, открывшему, что в Москве образовалась община между студентами малороссами» [35], в общине сущестуют касса (заведует Силич) и библиотека (заведует Шугуров), потому необходимо произвести у обоих обыски, «для отобрания у них переписки, которую запечатать, а независимую общинную кассу отобрать, а библиотеку осеквестровать» [36], за студентами установить надзор.

Обратимся теперь к подработкам студентов. Не все, желавшие получить работу, могли достичь заветной цели» [37], пишет А.Е. Иванов, говоря об уроках; «в целом летние заработки играли весьма существенную, а нередко и главную роль в студенческом бюджете» [38]. П. Иванов подчеркивает, большую роль связей в получении места репетитора (т.к. спрос был весьма велик и «между студентами-репетиторами и лицами, пользующимися услугами их, не заключается никаких соглашений, что нередко дает повод к злоупотреблениям всякого рода со стороны работодателей» [39]), «для многих студентов их пребывание в университете зависело от того, найдут ли они работу» [40], подчеркивает С. Кассов.

О работе студентов мы находим информацию и в источниках.

Нахождение уроков, как мы узнаем из источников, осложнялось еще одним фактором: для получения возможности заниматься уроками, необходимо было иметь из полиции справку о благонадежности поведения: [от студента Московского университета]: «желая заниматься уроками в частных домах, покорнейше прошу Ваше Превосходительство выдать мне удовлетворения о благонамеренности моего поведения. При сем прилагаю Свидетельства, выданное мне из Конторы Квартала» [41]. (всего в 1870 г. с подобными прошениями обратились 94 студента Московского Университета, начиная с первокурсников). Отсюда же мы узнаем, в некоторых случаях Обер-Полицмейстера интересовало вероисповедание потенциального учителя: «Г. Приставу Мясницкой части: «предписываю Вашему Высокоблагородию узнать и немедлено донести мне, какого вероисповедания означенный в прилагаемом при сем свидетельстве конторы квартала вверенной Вам части студент Каменский» [42].

В этом деле мы находим пять возможных формулировок подобных свидетельств:

4. «Дано сие от 3 квартала, Арбатской части, студенту Московского университета (…) Николаю Лулинаевичу Черницкому (…) в том, что он есть действительно то самое лицо, как означено выше, поведения и образа жизни хорошего» [43].

5. «Дано сие от Управления 3 квартала Тверской части студенту Московского университета (…) Аполлону Бинкевичу (…) в том, что он действительно то самое лицо, как означено выше и во время проживания его в [адрес] ни в чем придоприженющем (?) замечен не был» [44].

6. «Дано сие от 2 квартала Тверской части (…) Станиславу Скробанскому (…) что он того звания, как себя именует и со времен его проживания от 24 октября 186(5)9 г. по настоящее время не в чем предрассудительном не замечен, поведения хорошего и чтоб и состояние под следствии или судом из дан квартала не видно» [45].

7. «Дано сие из Управления 4 квартала Лефортовской части своекошному студенту (…) Аркадию Херсинскому (…) что препятствий к преподаванию ему уроков в частных домах, со стороны местной полиции не имеется» [46].

8. «Дано от Конторы 5 квартала Хамовнической части (…)Василию Покровскому (…) в предосудительных поступках замечен не был, поведения хорошего, в Политическом и Нравственном отношении благонамеренен» [47].

В этом же источнике мы находим непосредственные сведения о работающих студентах. Это «Паперн Александр Абрамович. Студент Императорского Московского Университета, медицинского факультета, 7 полугодие 2. Иудейского (…) 5. Обучал сына Лемберха с получением 20 р. в месяц жалованья» [48] и «сын коллежского советника студент Московского Университета, юридического факультета, Борис Всеволодов Добротворский, 21 года, поведения и нравственных качеств хороших, в политическом отношении замечен не был, знакомство водит с своими товарищами-студентами. Занимается кроме ученья в Университете, дает уроки детям в частных домах» [49].

Относительно расчетов бюджетов студентов обратимся непосредственно к исследованию П. Иванова, т.к. последующие только пересказывают его данные, с той или иной степенью достоверности, также А.Е. Иванов безосновательно критикует П. Иванова за неполноту раскрытия бюджета (это мы рассмотрим ниже).

П. Иванов составляет идеальный бюджет и рассматривает 4 варианта бюджета:

  • 15 рублей (минимальный)
  • 25 рублей (средний)
  • 35 рублей (высший)
  • 50 рублей (высший)

Средний бюджет (25 рублей) автором разрабатывается наиболее подробно:

1. квартира: «на квартиру с прислугой идет 11 руб. За эти деньги можно найти комнату для одного, довольно скверную» [50], «комната за 22 руб. [на двоих] уже сносная» [51]

2. питание: «большинство студентов пользуются полусытными и нездоровыми обедами в кухмистерских. Минимальная плата за обед в этих столовых 7 руб. 50 коп. Такая же цена и в платной столовой «Общества для пособия нуждающимся студентам» [52]

3. «чай четверка — 50 коп.» [53]

4. «сахару — по 4 куска утром и вечером (студенты обыкновенно пьют по 2 стакана и кладут по 2 куска) – в месяц выйдет около 5 ф. – 80 к.» [54]

5. «хлеба обыкновенно съедается утром на 5 коп. и вечером на 5 — в месяц 3 руб.» [55]

6. «освещение при небольшой лампе — 50 к.» [56]

7. «прачка — 1 руб.» [57]

8. «мелкие расходы (баня, мыло, почтовые марки, бумага, зубной порошок и проч.) – 50 коп.» [58]

Итого: 24 р. 80 к.

В случае с минимальным бюджетом (15 р.) студенты вынуждены есть еще меньше или претендовать на бесплатные обеды, если позволяет гордость, в случае с высшими бюджетами (35 и 50 р.) жизнь студента видится в более радужном свете, он может не столь часто и много экономить и даже расширить статьи расходов: студенты «подписываются в библиотеку 50 коп. и выписывают газету 65-85 коп.» [59], могут позволить себе ужин, редкий похож в ресторан, удовлетворять культурные потребности (посещение театров, покупка репродукций картин).

Исходя из бюджета в 50 рублей в месяц (единственно возможный бюджет для нормальной жизни, по мнению автора), П.Иванов составляет идеальный бюджет. Он исходит из того, что 50 руб. за 9 месяцев составят 450 руб., к ним надо прибавить плату за обучение и обмундирование, исходя из того, что «ежегодный взнос в университет 100 руб. (иногда меньше, что большой разницы не составит). Обмундирование среднего достоинства. Ее придется высчитать за первые 2 года (время носки). Сюртучная пара — 45 руб., тужурка — 12 руб., брюки — 6 руб., теплое пальто — 40 руб., фуражка — 2 руб., штиблеты — 5 руб., калоши — 2 руб. Белье готовое (по полдюжины) всего 33 р. 66 к. (рубахи — 6 р., кальсоны — 6 р., простыни — 6 р., полотенца — 3 р., носки — 2 р., наволочки — 3 р., платки носовые дюжина — 1 р. 80 коп., манжеты — 2 р. 70 коп., воротнички — 2 р. 10 коп., черный галстук — 1 руб.). Итого 145 р. 60 коп. Это необходимая сумма при поступлении в университет. На втором курсе придется обновить брюки, фуражку, штиблеты, калоши, тужурку, – (27 руб.). Значит 172 р. 60 коп. за курс. Все обновить придется на 3 курсе и 4 курсе = 2. Значит, весь университетский курс обойдется 35 р. 20 коп. Значит, весь университетский курс обойдется 345 р. 20 коп.» [60].

Вопрос о культурных потребностях обращает нас к критическим замечаниям А.Е. Иванова. Он выдвигает два пункта критики расчетов П. Иванова, разберемся с ними последовательно.

А.Е. Иванов пишет, что «не обозначил П. Иванов в предложенных им моделях бюджетов и такую стабильную статью, как расходы на учебные книги» [61], тем не менее у П. Иванова читаем, что «расходами на материальные потребности студент не может ограничиться. Ему нужны книги — пособия к лекциям. А университетские учебники, надо отдать справедливость их издателям, – чрезвычайно дороги. На них студент тратит ежегодно 10-50 руб. (смотря по факультету и курсу). Этот расход тяжелым бременем ложится на его бюджет. Приходится еще более сокращать насущные потребности» [62], так что эта претензия безосновательна.

А.Е. Иванов отмечает, что «в текущих ежемесячных бюджетах, разработанных П. Ивановым, не учтена такая статья расходования, как транспорт» [63], если учесть, что книга П. Иванова датируется 1903 г. приведенные после А.Е. Ивановым 2 примера за 1907 и 1909 гг. выглядят не вполне убедительными аргументами.

В то же время, основываясь на исследовании М.А. Членова быта студентов Московского Университета в «Половой переписи Московского студенчества и ее общественном значении», можно сказать, что такие сферы жизни студентов, как удовлетворение телесных желаний или посещение театра играли весьма важную роль: 65,6 % опрошенных имеют половые сношения, на что 54,7 % тратят в месяц от 5 до 10 рублей; на момент учебы в Университете в театре бывали 97,9 % опрошенных, из которых 44,8% бывают там часто [64].

Эти цифры указывают на то, что подобные нужды не могли быть удовлетворены средним студентом с бюджетом в 25 р. (из которых 20 коп. оставалось на «прочие нужды»). В связи с этим, а также с желанием составить возможный бюджет студента на все время исследования (1860-1904 гг.), а не только обладая информацией о 1903 г., обратимся к «Ведомостях о справочных ценах на припасы и материалы в Москве» за интересующий нас период. Из всех предложенных вариантов продукции составим список вещей, наиболее необходимых студенту: бумага писчая, средства письма (карандаши, перья, чернила), средства гигиены (мыло, платки), условия для работы (свечи).

Если принять «идеальный бюджет» П.Иванова, тогда расходы на форму не должны включаться в ежемесячный бюджет. Сначала мы рассмотрим эти четыре составляющие бюджета, после обратимся к самой важной части, а именно — к питанию и сравним возможности питания в трактирах, кухмистерских и самостоятельной покупке продуктов.

В «Ведомостях о справочных ценах» в большинстве годов мы находим три Третных ведомости (январская, майская, сентябрьская), в таблицы мы свели данные из январских третных ведомостей, далее мы расскажем об изменениях в двух других месяцах.

В Третной ведомости о справочных ценах нас будут интересовать бумага и средства письма (в ней также присутствуют сведения о различных напитках, к ним мы обратимся позднее): бумага писчая (в стопах), карандаши (в дюжинах), перья гусиные (в сотнях), перья стальные (в коробках), чернила черные (в бутылках, потом в фунтах).

Цены на письменные принадлежности за 1881-1904 гг.

ГодПредмет 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892
Бумага писчая Петергофская 1-го 79 р 79 р 17 р 17 р 17 р 16 р 16 р 16 р 16 р
Бумага писчая Протасьевской фабрики 8-го 1 р 65 к 1 р 65 к 1 р 40 к 1 р 40 к 1 р 40 к 1 р 50 к 1 р 40 к 1 р 30 к 1 р 30 к
Карандаши 35 к 1 р 20 к 1 р 20 к 1 р 20 к 1 р 80 к 1 р 35 к 2 р 25 к 4 р 20 к 1 р 10 к
Перья гусиные 75 к 75 к 15 к 15 к 15 к 25 к 30 к 15 к 15 к
Перья стальные 75 к 75 к 30 к 30 к 25 к 45 к 30 к 40 к 45 к
Чернила черные 90 к 80 к 30 к 30 к 30 к 75 к 25 к 30 к 25 к
ГодПредмет 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904
Бумага писчая Петергофская 1-го 16 р 16 р 16 р 14 р 14 р 14 р 14 р 14 р 14 р 14 р 14 р 14 р
Бумага писчая Протасьевской фабрики 8-го 1 р 30 к 1 р 30 к 1 р 30 к 90 к 90 к 90 к 1 р 20 к 90 к 90 к 90 к 90 к 90 к
Карандаши 1 р 10 к 1 р 10 к 1 р 10 к 1 р 65 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 50 к
Перья гусиные 15 к 1 р 25 к 1 р 25 к
Перья стальные 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к 45 к
Чернила черные 25 к 25 к 25 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к

Первая строка (Бумага писчая Петергофская 1-го) была дана исключительно для сравнения, т.к. ни за 16 р., ни тем более за 79 руб. покупать бумагу студент с бюджетом в 25 рублей не смог бы.

Посмотрим теперь на изменения в ценах различных необходимых предметов (в среднем — не среднее арифметическое, а наиболее частая цена). Бумага писчая Протасьевской фабрики 8-го стоила от 1 р. 65 к. до 90 к. за стопу (в среднем 1 р. 30 к. / 90 к.). Цена на карандаши изменялась от 1 р. 80 к. до 1 р. 35 к. (в среднем 1 р. 30 к./ 1 р. 50 к.). Перья гусиные обходились от 1 р. 25 к. до 15 к. (в среднем 15 к.), а перья стальные — от 75 к. до 45 к. (в среднем 45 к.) Цена чернил черных составляла от 90 к. до 25 кю (в среднем 40 к.).

В целом цены на эти предметы изменялись в течение 25 лет, но изменения не носили радикального характера, один раз изменившись, цена могла быть стабильной несколько лет.

Теперь просчитаем стоимость средств гигиены и освещения: «Ведомости о справочных ценах на припасы и материалы» (12 в год — за все месяцы) дают такую информацию, мы снова изберем январские материалы: (свечи, мыло — в пудах, платки — в дюжинах).

Цены на предметы гигиены за 1881-1904 гг.

ГодПредмет 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892
Свечи восковые белые 29 р 29 р 29 р 25 р 26 р 26 р 26 р 26 р 27 р
Свечи желтые восковые 25 р 25 р 24 р 22 р 24 р 24 р 22 р 22 р 24 р
Свечи восковые минеральные
Свечи сальные муромские 7 р 80 к 6 р 80 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к 6 р 40 к
Свечи прочие 7 р 60 к 6 р 40 к 5 р 20 к 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к
Свечи экономические 9 р 60 к 8 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 20 к 6 р 20 к
Свечи стеариновые 11 р 80 к 10 р 80 к 8 р 80 к 8 р 20 к 8 р 40 к 8 р 40 к 8 р 40 к
Мыло стеариновое крепкое 4 р 40 к
Мыло белое 5 р 20 к 5 р 60 к 6 р 40 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к 5 р 60 к
Мыло желтое 4 р 4 р 40 к 4 р 60 к 4 р 60 к 4 р 4 р 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 70 к
Мыло зеленое
Мыло серое мраморное 4 р 40 к 4 р 80 к 5 р 4 р 80 к 3 р 20 к 3 р 20 к 3 р 20 к 3 р 20 к 3 р 40 к
Мыло яичное 25 к 25 к
Платки носовые простые 4-х четвертные 3 р 3 р 3 р 4 р 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к
Платки носовые простые 5-х четвертные 3 р 3 р
Платки платяные 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р
Платки набивные 6-ти четвертные 4 р 50 к 4 р 50 к 3 р 3 р 3 р 5 р 5 р 5 р 5 р
ГодПредмет 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904
Свечи восковые белые 30 р 31 р 32 р 32 р 32 р 12 р 12 р 12 р 12 р 12 р 30 р 30 р
Свечи желтые восковые 28 р 30 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р 31 р
Свечи восковые минеральные 12 р 12 р
Свечи сальные муромские 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 7 р 7 р 40 к
Свечи прочие 6 р 6 р 6 р 20 к 6 р 6 р 20 к 6 р 20 к 6 р 20 к 6 р 20 к 6 р 20 к 6 р 40 к 6 р 80 к 7 р 20 к
Свечи экономические 6 р 20 к 6 р 40 к 6 р 80 к 6 р 80 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 6 р 40 к 7 р 7 р 60 к 7 р 80 к 7 р 80 к
Свечи стеариновые 8 р 20 к 8 р 20 к 8 р 60 к 8 р 60 к 8 р 30 к 8 р 20 к 8 р 20 к 8 р 20 к 8 р 80 к 9 р 60 к 9 р 80 к 9 р 80 к
Мыло стеариновое крепкое
Мыло белое 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 20 к 3 р 20 к
Мыло желтое 3 р 60 к 3 р 80 к 3 р 50 к 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 50 к 3 р 60 к 3 р 60 к 4 р 20 к 4 р 20 к 4 р 20 к
Мыло зеленое 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 2 р 80 к 3 р 3 р
Мыло серое мраморное 3 р 40 к 3 р 50 к 3 р 50 к 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 40 к 3 р 50 к 3 р 50 к 3 р 50 к 3 р 80 к 3 р 80 к
Мыло яичное
Платки носовые простые 4-х четвертные 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 50 к 2 р 75 к 1 р 25 к 1 р 25 к
Платки носовые простые 5-х четвертные
Платки платяные 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 3 р 25 к 1 р 1 р
Платки набивные 6-ти четвертные 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 5 р 25 к 2 р 2 р

За 25 лет можно было выбрать из 7 типов свечей, из которых восковые белые и желтые играют ту же роль, что и бумага писчая Петергофская 1-го: свечи восковые белые в среднем стоят в среднем 29-30 рублей, свечи восковые желтые 22 — 31 рублей, значит, их также не мог купить студент со средним бюджетом в 25 рублей.

Посмотрим на изменения в остальных 5 типах свечей. Свечи восковые минеральные (с 1903 г.) стоили 12 р., цены на свечи сальные муромские (с 1884 г.) изменялись от 7 р. 80 к. до 5 р. 60 к. (в среднем — 6 р. 40 к.), свечи прочие (с 1884 г.) стоили от 7 р. 60 к. до 5 р. 20 к. (в среднем — 6 р. 20 к.), свечи экономические (с 1884 г.) забирали из бюджета от 9 р. 60 к. до 6 р. 20 к. (в среднем — 6 р. 40 к.), а свечи стеариновые (с 1884 г.) — от 11 р. 80 к. до 8 р. 20 к. (в среднем — 8 р. 20 к.).

Рассмотрим изменения цен на мыло. Мыло стеариновое было только в 1881 г., яичное — в 1881 и 1882 г., поэтому мы будем отслеживать только 4 типа мыла. Мыло белое продавалось по цене от 6 р. 40 к. до 3 р. (в среднем — 3 р.), а мыло желтое — от 4 р. 60 к. до 3 р. 40 к. (в среднем — 3 р. 40 к.), мыло зеленое (с 1895 г.) стоило от 3 р. до 2 р. 80 к. (в среднем — 2 р. 80 к.), а мыло серое мраморное — от 4 р. 80 к. до 3 р. 20 к. (в среднем — 3 р. 40 к.)

Теперь мы рассмотрим изменения в цены на платки (платки носовые простые 5-х четвертные были только в 1881 и 1882 гг., поэтому мы их не рассматриваем). Платки носовые простые 4-х четвертные (с 1884 г.) изменялись в цене от 4 р. до 1 р. 25 (в среднем — 2 р. 50 к.), платки платяные (с 1881 г.) продавались от 3 р. 25 к. до 1 р. (в среднем — 3 р.), а платки набивные 6-ти четвертные: от 5 р. 25 к. до 3 р. (в среднем 5 р.).

Рассмотрим теперь оставшуюся часть таблицы в Третных Ведомостях, посвященную напиткам. Это вина и прочие напитки (в бутылках и позже — в ящиках), спирт (в ведрах).

Цены на напитки за 1881-1904 гг.

ГодПредмет 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892
Мадера 1 р
Вино хлебное очищенное 4 р 55 к 4 р 40 к 4 р 50 к 4 р 40 к 4 р 30 к 4 р 55 к 5 р5 к
Водка горькая 55 к
Водка сладкая 60 к
Спирт очищенный 11 р 70 к 11 р 70 к 11 р 11 р 10 р 80 к 10 р 80 к 12 р 40 к
Квас 3 к 3 к 50 к 45 к 60 к 60 к 60 к 60 к
Пиво 1 р 45 к 1 р 40 к 1 р 10 к 1 р 10 к 1 р 20 к 1 р 1 р 90 к
Мед 1 р 10 к 1 р 10 к 1 р 90 к 90 к 90 к
Лимонад 12 к 12 к
Вода лимонная сельтерская 8 р 5 р 6 р 8 р 7 р 7 р
Вода содовая 6 р 50 к 4 р 4 р 4 р 6 р 6 р
Сок 50 к 5 р
ГодПредмет 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904
Мадера
Вино хлебное очищенное 5 р 4 р 80 к 4 р 70 к 4 р 80 к 4 р 75 к 5 р 10 к 5 р 10 к 5 р 60 к 6 р 20 к 6 р 7 р 60 к 7 р 60 к
Водка горькая
Водка сладкая
Спирт очищенный 12 р 11 р 60 к 11 р 60 к 11 р 60 к 11 р 60 к 12 р 10 к 12 р 10 к 12 р 40 к 13 р 30 к 17 р 17 р 17 р
Квас 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 40 к 50 к 35 к 35 к
Пиво 90 к 90 к 90 к 90 к 90 к 1 р 30 к 1 р 25 к 1 р 30 к 1 р 50 к 1 р 30 к 1 р 30 1 р 30 к
Мед 90 к 90 к 90 к 85 к 85 к 1 р 30 к 1 р 30 к 1 р 20 к 1 р 20 к 1 р 20 к 1 р 20 к 1 р 20 к
Лимонад
Вода лимонная сельтерская 7 р 7 р 7 р 6 р 50 к 6 р 50 к 6 р 50 к 6 р 50 к 6 р 50 к 6 р 50 к 6 р 4 р 50 к 4 р 50 к
Вода содовая 6 р 6 р 6 р 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к 5 р 50 к 3 р 50 к 3 р 3 р
Сок

Такие напитки, как мадера (только 1881 г.), водка горькая и сладкая (только 1881 г.), лимонад (только 1881 и 1882 гг.) и сок (только 1885 и 1887 г.) появляются эпизодически, потому мы не будем их рассматривать.

Теперь проанализируем изменения в остальных напитках. Вино хлебное очищенное (с 1882 г.) изменялось в цене от 7 р. 60 к. до 4 р. 30 к. (в среднем — 4-6 р.), а спирт очищенный (с 1884 г.): от 17 р. до 11 р. (в среднем — 11 р. 60 к.). Квас (с 1881 г.) стоил от 3 к. до 60 к. (в среднем — 40 к.), а пиво (с 1881 г.): от 1 р. 45 к. до до 85 к. (в среднем — 90 к.) Мед (с 1885 г.) студенты могли купить по цене от 1 р 30 к. до 85 к. (в среднем — 90 к.), вода лимонная сельтерская (с 1885 г.) продавалась от 8 р. до 4 р. 50 к. (в среднем — 6 р. 50 к.), а вода содовая (с 1885 г.) — от 6 р. до 3 р. (в среднем — 5 р. 50 к.).

Из многообразия съестных припасов, представленных в недельных ведомостях, мы постарались выбрать наиболее дешевые и доступные студентам, не имеющим возможности готовить (цены на сырое мясо были собраны для сравнения с другими видами мяса), из 52 недель года, обычно полностью отраженных «Ведомостями» мы, по традиции, остановимся на первой недели января, ниже мы приведем данные об изменениях в ценах в течение рассматриваемых 25 лет (говядина, солонина, ветчина, грудинка, шпик соленый — в фунтах / в тушах / в пудах, язык — в штуках, молоко — в бутылках / ведрах, сливки — в бутылках, сметана, творог, масло — в фунтах, яйца — в десятках / сотнях, хлеб, сухари — в пудах, хлебы за штуку — в штуках).

Цены на продукты питания за 1881-1904 гг.

ГодПредмет 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892
Говядина парная частями 9 к 11 к 2 р 80 к 3 р 40 к 6 к 7 к 6 к 5 к 5 к
Солонина 13 к 13 к 17 к 17 к 10 к 8 к 10 к 6 к 5 к
Ветчина вареная 35 к
Грудинка копчена 15 к
Язык копченный 70 к
Шпик соленый 30 к 25 к 20 к 20 к
Окорока копченые 15 к 20 к
Молоко цельное 1 р 50 к 1 р 1 р 50 к 1 р 50 к 1 р 8 к 8 к
Молоко снятое 1 р 50 к 1 р 20 к 50 к 40 к 50 к 50 к 40 к
Молоко парное 60 к 30 к
Сливки 40 к 40 к 20 к 15 к 30 к 30 к 30 к 35 к 30 к
Сметана 20 к 40 к 15 к 15 к 15 к 15 к 15 к 15 к 20 к
Творог 10 к 10 к 5 к 5 к 7 к 6 к 6 к 6 к 6 к
Масло 60 к 60 к 30 к 35 к 30 к 30 к 28 к 28 к 28 к
Яйца 60 к 2 р 50 к 2 р 20 к 2 р 20 к 2 р 20 к 2 р 40 к 2 р
Хлеб пшеничный 10 к 3 р 60 к 2 р 80 к 2 р 2 р 80 к 2 р 80 к
Хлеб пеклеванный 7 к 2 р 40 к 2 р 2 р 2 р 40 к 2 р 2 р 2 р 40 к
Хлеб ржаной 20 к 10 к 80 к 80 к 75 к 80 к 70 к 70 к 1 р 50 к
Сухари сдобные 25 к 10 р 10 р 10р 10 р 10 р 10 р 10 р
Хлебы за штуку 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к
ГодПредмет 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904
Говядина парная частями 5 к 6 к 5 к 5 к 4 к 4 к 5 к 6 к 5 к 4 к 5 к 5 к
Солонина 8 к 8 к 8 к 7 к 7 к 7 к 7 к 7 к 8 к 8 к 7 к 7 к
Ветчина вареная 30 к 20 к 25 к 20 к 25 к 18 к 30 к 23 к 25 к 20 к 35 к 35 к
Грудинка копчена 25 к 25 к 18 к 20 к 18 к 15 к 16 к 25 к 20 к 20 к 30 к 15 к
Язык копченный 40 к 80 к 80 к 65 к 80 к 70 к 70 к 70 к 80 к 70 к 80 к 90 к
Шпик соленый
Окорока копченые
Молоко цельное 8 к 7 к 6 к 7 к 6 к 7 к 7 к 7 к 7 к 7 к 6 к 5 к
Молоко снятое 55 к 60 к 50 к 50 к 40 к 60 к 40 к 50 к 40 к 40 к 40 к 40 к
Молоко парное
Сливки 25 к 30 к 30 к 25 к 30 к 30 к 25 к 20 к 25 к 30 к 30 к 30 к
Сметана 15 к 15 к 20 к 15 к 15 к 20 к 20 к 20 к 20 к 20 к 25 к 20 к
Творог 6 к 6 к 6 к 6 к 6 к 8 к 8 к 6 к 6 к 6 к 6 к 6 к
Масло 28 к 28 к 28 к 28 к 28 к 28 к 30 к 33 к 32 к 32 к 38 к 40 к
Яйца 2 р 30 к 40 к 70 к 2 р 20 к 50 к 40 к 50 к 50 к 50 к 35 к 50 к 35 к
Хлеб пшеничный
Хлеб пеклеванный 2 р 1 р 60 к 1 р 60 к 1 р 20 к 1 р 30 к 1 р 30 к 1 р 35 к 1 р 35 к 1 р 50 к 1 р 60 к 1 р 60 к 1 р 60 к
Хлеб ржаной 1 р 90 к 90 к 50 к 50 к 70 к 75 к 70 к 68 к 75 к 70 к 70 к
Сухари сдобные 10 р 10 р 10 р 3 р 50 к 3 р 55 к 3 р 55 к 3 р 50 к 3 р 50 к 3 р 50 к 3 р 80 к 3 р 80 к 3 р 80 к
Хлебы за штуку 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к 5 к

Некоторые наименования присутствовали все 25 лет, некоторые были в течение 10 лет, поэтому мы рассмотрим их все, за исключением парного молока (только 1884 и 1885 гг.) и окорока копченого (только 1890 и 1891 гг.), посмотрим на изменения. Говядина парная частями (с 1881 г.) обходилась от 3 р. 40 к. до 4 к. (в среднем — 5 к.), а солонина (с 1881 г.) — от 17 к. до 5 к. (в среднем — 7 к.). Ветчина вареная (с 1892 г.) продавалась по цене от 35 к. до 18 к. (в среднем — 20-25 к.), а грудинка копченая (с 1892 г.) — от 30 к. до 15 к. (в среднем — 20 к.). Язык копченый (с 1892 г.) стоил от 90 к. до 40 к. (в среднем 80 к.), а шпик соленый (1886 — 1891 гг.) — от 30 к. до 20 к. (в среднем — 20 к.). Молоко цельное (с 1884 г.) можно было приобрести от 1 р. 50 к. до 5 р. (в среднем — 7 к.), а молоко снятое (с 1884 г.) — от 1 р. 50 к. до 40 к. (в среднем — 40 к.). Сливки (с 1881 г.) обходились студентам от 40 к. до 15 к. (в среднем — 30 к.), а сметана (с 1881 г.) — от 40 к. до 15 к. (в среднем — 15 к.). Творог (с 1881 г.) покупали по цене от 10 к. до 5 к. (в среднем — 6 к.), а масло (с 1881 г.) — от 60 к. до 28 к. (в среднем — 28 к.). Яйца (с 1884 г.) продавались от 3 р. 50 к. до 35 к. (в среднем — 50 к.), а хлеб пшеничный (1881 — 1890 гг.) — от 3 р. 60 к. до 10 к. (в среднем — 2 р. 80 к.). Хлеб пеклеванный (с 1882 г.) обходился от 2 р. 40 к. до 7 к. (в среднем — 1 р. 60 к.), а хлеб ржаной (с 1881 г.) — от 1 р. 50 к. до 10 к. (в среднем — 70 к.). Сухари сдобные (с 1890 г.) могли быть куплены от 10 р. до 25 к. (в среднем — 10 р.), а хлебы за штуку (с 1882 г.) за 5 к. (в среднем — 5 к.).

Согласно А. Маслоу, физиологические потребности человек должен удовлетворить в первую очередь, поэтому логично было бы начать расчет нашего бюджета именно с них. Но тут, на наш взгляд, стоит вспомнить, что мы имеем дело со студенчеством, а, значит, наша молодежь, ставящая духовную жизнь во многом выше материального, мещанского быта, могла пожертвовать какими-либо удобствами в пользу похода в театр или на сеанс синематографа.

Выходом из этого противоречия, на наш взгляд, может стать составление двух, альтернативных вариантов бюджета. Мы постараемся в одном случае рассчитать бюджет студента на месяц исходя из удовлетворения сначала базовых потребностей, а после, если останутся средства, духовных. И второй вариант, где духовные потребности, по мере возможности, будут заложены в бюджет в большей степени как представляющие высокую значимость для студентов.

Для начала мы составим бюджет на 1903 г. Это позволит нам сравнить его с бюджетом П. Иванова 1903 г., к тому же привлечь данные «Половой переписи» М.А. Членова 1903 г.

Вариант первый. Бюджет в 25 рублей для студента Московского Университета 1903 г. (по принципу «edite, bibete, post mortem null voluptas!» [65])

К каким бы наслаждениям ни стремились студенты (а в этом варианте они будут стремиться в основном посвятить себя наслаждениям плотским), им необходимо платить за квартиру, причем регулярно. Потому из 25 рублей мы изначально вычитаем 11 рублей («на квартиру с прислугой идет 11 руб.» [66]), и расчет продолжаем исходя и 14 рублей.

Также независимо от степени духовного развития студентам надо было тратить средства на канцелярские принадлежности, освещение, стирку, а это самое дешевое мыло (пуд) – мыло зеленое — 3 р., самые дешевые свечи (пуд) – свечи прочие — 6 р. 80 к., самая дешевая бумага (стопа) – бумага писчая Протасьевской фабрики 8-го — 90 к., перья стальные (коробка) – 45 к. и чернила черные (фунт) – 40 к. Итого: 11 р. 55 к.

Картина получается весьма безрадостная: если обеспечить студента всеми этими благами сразу, ему едва хватит денег на еду, что уж говорить о различных наслаждениях. Возможно, пуд мыла, свечей — это слишком много для одного студента? Если учесть, что косвенно об этом пишет П. Иванов при составлении бюджета: «Мелкие расходы (баня, мыло, почтовые марки, бумага, зубной порошок и проч.) – 50 коп.» [67]. На наш взгляд, П. Иванов все же отводит крайне мало средств на «мелкие расходы», но его утверждение дает нам возможность предположить, что подобные траты можно отнести к ежегодным, а не ежемесячным. Тогда получается, что вместе с обновлением формы, платков и прочего студент мог закупаться канцелярскими принадлежностями и средствами поддержания гигиены.

Тогда в месяц (из 9 месяцев жизни в Москве) у студента на подобные траты должно уходить 11 р. 55 к. : 9 = 1 р. 29 к., округлим их до 1,5 р. в месяц (если понадобится докупить чернила / перья в течение года).

Таким образом, после оплаты квартиры и с учетом вычета средств на канцелярские и гигиенические нужды из бюджета в 25 р.: 25 р. — 11 р. — 1 р. 50 к.- осталось 12 р. 50 к.

Мы вновь сталкиваемся с противоречием: если плата за обучение в Университете к 1903 г. составляет 100 р., то в месяц студент должен будет отложить на нее больше 11 р. Если в месячный расчет вложить еще расходы на обновление обмундирования (27 р. в год → 3 р. в месяц) и расход на книги (от 10 до 50 р. в год → от 1 р. до 5, 5 р. в месяц). Такими темпами студенческий бюджет давно ушел в минус, а сам студент залез в долги или умер от голода.

Исходя из таких расчетов, нам следует уповать на замечание А.Е. Иванова «в целом летние заработки играли весьма существенную, а нередко и главную роль в студенческом бюджете» [68], поскольку только летние заработки или помощь родных, или землячества, или стипендия / материальная помощь Университета могли покрыть расходы на подобные нужды.

Тогда мы выносим за пределы ежемесячного бюджета расходы на подобные нужды (обмундирование, канцелярские принадлежности, учебники, расходы на гигиену и пр.), считая, что они окупятся летним заработком или чьей-либо помощью. В случае с гигиеной возникает вопрос о прачке: в расчетах П. Иванова мы находим прачку как статью расхода на 1 р. в месяц. Стоимость рабочего дня работницы по Ведомостям ценам [69] к 1903 г. составляла 50 к., видимо, студенты стирали свою одежду 2 раза в месяц. (набор белья по П. Иванову включал по полдюжины каждого наименования: «рубахи — 6 р., кальсоны — 6 р., простыни — 6 р., полотенца — 3 р., носки — 2 р., наволочки — 3 р., платки носовые дюжина — 1 р. 80 коп., манжеты — 2 р. 70 коп., воротнички — 2 р. 10 коп., черный галстук — 1 руб.» [70]) Если в бюджет заложен 1 р. или больше, т.к. прачка не могла бы стирать все белье студента сразу по понятным причинам, то примем на веру 1 р. на прачку, представленный нам П. Ивановым как достаточный для студенческих представлений о чистоте и опрятности одежды.

Значит, в случае нашего бюджета в 25 рублей мы отнимаем от него только 11 р. в месяц на квартиру и 1 р. на прачку, и тогда располагаем 13 р. для дальнейших расчетов.

К плотским наслаждениям мы относим, собственно, половые сношения, купленные по сходной цене, которую мы занесем в расчет, и разнообразие пропитания (театр, литература, синематограф, газеты и пр. останутся второму варианту).

«Сколько тратит на удовлетворение половых сношений в месяц? 5 р — 120 (12,9%), 10 р — 73 (8%), меньше 5-ти — 264 (28,5%), больше 10 рублей — 50 (5,3%) или ничего не тратит — 424 (45,5%)» [71]. По результатам опросов М.А Членова в «Половой переписи», мы остановимся на 5 р. в месяц как золотой середине (41,4 % опрошенных) и отнимем 5 р. от наших 13 р.

Таким образом, наш студент после отправления половых потребностей на 5 р. в месяц относится к тем счастливчикам, которые имели регулярный характер сношений (12,7 %). Скорее всего, удовлетворять свое желание студент отправится в дом терпимости (18,7 %) или к вольным проституткам (28,1 %), и их связь, вероятно, будет носить характер беспорядочный (28,3 %) или случайный (59 %). Как М.А Членова, так и сами студенты каким-то образом различали связи беспорядочные и случайные, но, так или иначе, отдавший 5 р. в месяц на подобные нужды студент мог не чувствовать себя неудовлетворенным от отсутствия половых сношений (как 57,2 % соучащихся) и не страдать от полового воздержания (как 31,3 % обделенных [72]).

Удовлетворивший свои половые потребности счастливый студент мог на оставшиеся ему деньги (за вычетом 50 к. за чай и 80 к. за сахар в месяц, по данным П. Иванова [73]), т.е. на 8 р. — 1 р. 30 к. = 6 р. 70 к., т.е. на 22 к. в день (из расчета 30 дней в месяце) есть исходя из следующего меню. Самым дешевым и потому распространенным пропитанием студента оказывается хлеб: хлебы за штуку за 5 к. продаются в Москве с 1890 г. и цены на них не меняются с 1890 г. по 1904 г., не зависят от сезонных колебаний (что происходит, к примеру, с молочными продуктами). Если мы возьмем студенту 2 хлеба в день (к примеру, на завтрак и ужин), то на обед ему останутся 12 к. Что можно купить в Москве на 12 к.? Фунт солонины за 7 к., бутылку молока за 6 к. и фунт творога также за 6 к. Таким образом, обед мог бы состоять из солонины, или молока, или творога и очередного хлеба за штуку.

Так может выглядеть меню студента на день: хлебы за штуку — 3 шт. — 15 к., солонина фунт — 7 к., творог — 6 к., молоко — 6 к. Альтернативный вариант питания в харчевне в качестве обеда, по свидетельству В. Гиляровского, выглядел так. «За три копейки — чашка щей из серой капусты, без мяса; за пятак — лапша зелено-серая от «подонья» из-под льняного или конопляного масла, жареная или тушеная картошка» [74].

Вариант второй. Бюджет в 25 рублей для студента Московского Университета 1903 г. (по принципу «plenus venter non studit libentur» [75]).

Все описанные выше, для первого варианта, соображения общего характера остаются верны и для второго, поэтому мы не будем повторять их сейчас.

Каков наш герой теперь? Это студент, готовый ради наук и высоких наслаждений души отказаться от таких бытовых мелочей, как ужин или посещение дома терпимости. Его взгляд обращен исключительно в заоблачные высоты, а потому, отняв от ежемесячного бюджета 11 рублей на квартиру и 1 р. на прачку, и тогда оставшиеся 13 рублей в первую очередь будут потрачены им с пользой для души.

Какие же развлечения могла найти в Москве 1903 г. жаждущая высокого душа студента? П. Иванов, рассуждая о подобных возможностях, указывает, что студенты «подписываются в библиотеку 50 коп. и выписывают газету 65-85 коп» [76], также покупают книги, репродукции картин и гравюр. Правда, удовлетворение подобных культурных позывов души оказывается в интерпретации П. Иванова в основном привилегией студентов с бюджетом свыше 35 рублей (некоторые студенты с меньшим бюджетом, по его словам, каким-то образом все же умудряются выписывать газеты).

Покупка репродукций — это со скромными возможностями нашего студента, наверное, уже слишком, к тому же, мы не знаем их стоимости, но запись в библиотеку и подписку на газету, мы включаем в ежемесячный бюджет.

Тогда из 13 рублей стоит вычесть 1 р. 15 к., остаются 11 р. 85 к.

К сожалению, в нашем распоряжении нет данных о стоимости книг, а потому 69,2 % много читающих юношей [77] мы вынуждены оставить исключительно во власти выписываемой газеты и библиотеки, а также на незаконно распространяемые или одолженные у товарищей книги.

Разнообразные зрелища становятся еще одним прибежищем стремящегося к культуре студента. Но здесь мы снова сталкиваемся с трудностями в расчетах. Если говорить о 1903 г., то к этому времени в досуг студента можно включить как театр, так и кинотеатр.

По данным В.П. Михайлова, мы узнаем цены на билеты в кинотеатр в 1903 г. В «Новом электрическом театре» «цены местам от 1 рубля до 30 копеек. Дети и учащиеся платят половину» [78], а в «Электрооптическом театре» цены были еще благосклоннее к скудным финансам студента и составляли «цены местам: 75 коп., 50 коп., 35 коп., 15 коп.» [79]. Таким образом, если учесть замечания В.П. Михайлова о том, что именно учащиеся во многом формировали целевую аудиторию посетителей синематографа, и устойчивую систему 50 % скидок для них на билеты, мы можем объяснить такую популярность этого развлечения и включить в наш бюджет расходы на него. Если мы возьмем для расчета самые дешевые места, то их стоимость в «Электрооптическом театре» будет составлять 15 коп.: 2 = 7, 5 коп. Если вспомнить, что репертуар синематографа не менялся часто, то ограничим нашего студента 4 посещениями синематографа в месяц, а значит, отнимем из бюджета еще 30 коп.

Таким образом, от 11 р. 85 к. остаются 11 р. 55 к.

Теперь рассмотрим цены на билеты в театр. Из «Справочной книжки по театральному делу» [80] за 1900 г. для Большого театра мы узнаем, что самые дешевые билеты в оперу стоили 33 к., а на балет — 28 к. [81], в обоих случаях студенты могли разместиться в галерее. Если учесть, что студенты платят вдвое меньше, то это 16 к. и 14 к. за билеты соответственно. В Малом театре самые дешевые билеты также были на галерее и также стоили 33 к. [82], т.е. 16 к. для студентов. Из всех театров самыми дешевыми были билеты в Новом театре. Билеты в оперу в парадизе стоили всего 15 к. [83], а, значит, 7 к. для студентов; а в драму цены были еще ниже: в парадизе за 10 к. для обычных зрителей и всего за 5 к. для студентов. Получается, что стоимость билетов для студента в Новом театре были сопоставимы с ценой на хлеб.

Предположим, что студенты посещали театры, также как и кинотеатры, 4 раза в месяц. Тогда следует вычесть от 20 к. до 60 к. (в зависимости от престижа театра). Зная о том, что «Малый театр получил в благодарной публике имя “второго университета”», все же, рассчитывая бюджет, возьмем 60 к. в качестве суммы на театральные расходы. Таким образом, от бюджета осталось 10 р. 95 к.

Что касается книгопродажи, наши поиски не увенчались успехом. В 1901 г. по сравнению с 1887 г. можно констатировать рост книжной продукции по темам «естествознание, медицина, география, математика, сельское хозяйство» (с 1083 до 2445 названий), и также блока «история и общества, история словесности, политическая экономия, правоведение, философия и пр.» (с 897 до 1762 названий). Однако эти данные мало дают нам без цен книг. Единственный раз в исследовательской литературе встречаются нам цены на книги, когда мы читаем о лубочном издательстве Маракуева в Москве. В 1888 г. «Медный всадник» в 3 коп., «Полтава» – 5 коп., «Капитанская дочка» – 10 к. и т.п.» [84], подобные лубочные издания Москвы и Петербурга стремились создавать «издания для народа, ценою от 6 до 25-35 коп. за книжку» [85]. Нам кажется сомнительным повальное увлечение студенчества А.С. Пушкиным, поэтому такие данные мы не будем включать в наши расчеты. По свидетельству И.И. Фроловой, «инертность книжного рынка, скопление товаров на складах в течение долгого времени (иногда нескольких лет) вызывало дороговизну книг, их малодоступность» [86], и, похоже, это все, чем мы можем довольствоваться при наших расчетах — констатацией роста интереса к книгам, их дороговизной и малодоступностью. С другой стороны, если учесть, что даже цены на учебники, по свидетельству П. Иванова, «надо отдать справедливость их издателям, – чрезвычайно дороги. На них студент тратит ежегодно 10-50 руб. (смотря по факультету и курсу)» [87] были столь различны, возможно, нам не удастся выделить какую-то фиксированную сумму в месяц на покупку книг.

Перейдем к питанию. Так же как и в первом случае, отнимем 1 р. 30 к. на чай и сахар и получим 9 р. 65 к. на месяц. Пока у культурного студента на пропитание остается значительно бóльшая сумма, чем у его антагониста (правда, нам кажется, что после того, как мы выясним цены на билеты в театр и примерную стоимость книг, студент, обратившийся к плотским усладам, окажется в более выгодном положении).

Если исходить из 30 дней в месяце, у студента на день приходятся 32 копейки. Оставив прежним завтрак и ужин (по одному хлебу за штуку по 5 к.), обед студента может быть рассчитан исходя из 22 к. Тогда он сможет позволить себе, помимо фунта солонины за 7к., или бутылки цельного молока за 6к. или фунта творога за 6к. на два дня такие продукты, как фунт вареной ветчины за 35к. или фунт копченой грудинки за 30к., фунт сметаны за 25к. и бутылку сливок за 30к. Таким образом, возможности ежедневного меню студента значительно расширяются.

 

3. Квартирный вопрос

Б. Фроммет пишет, что по результатам опросов студентов, условия их жизни были ужасающи — сырые, холодные помещения (чердаки, подвалы), жили по несколько человек и пр. Старая студенческая организация — землячества — пытается своими скудными средствами решать эти проблемы.

П. Иванов сущность квартирного вопроса видит в необходимости постоянной кочевки с квартиры на квартиру и выделяет следующие причины этого. Он их видит в том, что «некоторые квартирохозяева не сдают комнат студентам» [88] (уезжают на каникулы — потеря для хозяина), «полное отсутствие в Москве сносных и недорогих студенческих квартир (меблированных от хозяев комнат» [89], а хорошие квартиры таят много подводных камней в кажущихся плюсах (деревянные перегородки / холод / хрупкая мебель / угар от печи / дороговизна и пр.).

Существовали четыре возможных способа для расселения для студентов. Это съем комнаты у хозяев, в «Меблировках», жизнь в общежитии или дома у родителей. Рассмотрим их последовательно.

Во-первых, в случае съема комнаты у хозяев (совместно с товарищем или по отдельности): студенты со своей стороны стремились селиться поближе к Университету, но из-за дороговизны вынуждены были выбирать более отдаленные от центра варианты, а квартирохозяева со своей стороны, хотели потратить поменьше денег на обустройство комнат, а сдать их подороже. «Таким образом, вырабатывается тип студенческой квартиры с ее неизменными атрибутами: грязью, холодом, насекомыми, полурухлядью, полумебелью» [90], «происходит странное смешение некультурной, неинтеллигентной среды [неопрятные хозяева квартир] с «цветом русской молодежи. И «цвет» невольно блекнет, теряет краски в несвойственной ему атмосфере, грубость, ожесточение, наконец, пьянство — являются прямым последствием сближения с подонками столичного общества» [91].

Ранее при описании бюджетов П. Иванов рассчитывал стоимость квартиры исходя из 11 рублей за комнату на одного или 22 рубля на двоих за более предпочтительный вариант, в одном из дел 1902 г. мы находим другую информацию: в одной из справок мы читаем следующее описание: «студент Московского Университета, медицинского факультета (…) занимает квартиру с платой 22 руб. в месяц» [92]. Это было одно из дел, прочитанных нами впервые, потому попробуем предположить, что такая двойная плата означала либо более комфортные условия проживания, либо близость к Университету.

В другом деле мы находим информацию о совместном проживании нескольких студентов: бывший лютеранин «содержит квартиру из 6 комнат, по одной и кухню, из коих 5 нанимается студентам со столом» [93].

Еще три дела рисуют нам картину, отличную от представленной П. Ивановым, что напоминает о неоднородности студенчества: необходимо выяснить: «где может в данное время находится бывший студент Московского Университета Иван Стридонов Анисимов» [94] (занимал отдельную квартиру, ни с кем из прочих жильцов «не имел сообщения»), «студент Московского Университета Павел Федоров Короткевич, в течение какого именно времени, откуда показан прибывшим и куда выбывшим, а также кто был у него в качестве прислуги, кто были квартирохозяева или домовладельцы» [95], «Приписываю Вашему Превосходительству дознать и в трехдневный срок донесть мне, в течение какого именно времени жил в домах Бартнева и Ребристова ввренного Вам участка, студент Московского Университета Николай Николаев Шатерников, откуда показан прибывшим и кто был у него в качестве прислуги, а также кто были квартирохозяева или домовладельцы во время проживания его в указанных домах и где таковые ныне находятся?» [96] Из этих дел мы видим примеры того, как могли жить студенты: в отдельной квартире и пользуясь прислугой.

П. Иванов рисует такую географию студенческих квартир. Это переулки «Козихи» (Козихинская), Бронная, Никитская улица, Арбат, Поварская, Пречистенская, Бронная («Гирш»), Сенная площадь с переулками.

Д. Цыганков приводит расположение съемного жилья по частям Москвы, отмечая, что «как правило, съемное студенческое жилье находилось в пределах Городской, Тверской, Мясницкой, Арбатской, Пречистенской, Сретенской, Яузской частей Москвы» [97].

П. Иванов на основе данных адресных книг Московского Университета, разделившего Москву на 4 района по расселению студентов, составляет таблицу относительно факультетов:

  • между Никитским и Тверской улицей, между Пресней и Тверской-Ямской до окраин (Бронная, Грузинская, Пресня) – I
  • от Москвы-реки до Никитских и Пресни – II
  • остальные части Москвы (кроме Замоскворечья) – III
  • Замоскворечье – IV

Распределение студентов Московского Университета по районам Москвы за 1903 г. (в процентах)

Районы Медики Естественники Математики Филологи Юристы Общий %
I 53,00% 49,00% 48,00% 44,00% 43,00% 46,00%
II 19,00% 23,00% 21,00% 34,00% 23,00% 23,00%
III 22,00% 19,00% 25,00% 16,00% 29,00% 25,00%
IV 5,50% 8,00% 6,00% 5,50% 5,00% 6,00%

Во-вторых, съем комнаты в «Меблировках». П. Иванов пишет, что меблировка — номера гостиниц, сдающихся помесячно, а не посуточно (цена: 20-25 р. – дешевые, 35-40 р. – подороже и почище), «студенты очень чутки к посягательствам на их свободу. Быть самостоятельным, это для настоящего студента своего рода idée fixe. Он не терпит, чтобы кто-нибудь стоял над ним, а в особенности над его личной жизнью. Он избавился от гнета гимназии и до известной степени от опеки семьи. И всякий надзор теперь выводит его из себя» [98] (потому такие часто выбирают меблированные комнаты, привыкшие к домашнему уюту их сторонятся).

В-третьих, жизнь в общежитии. Решением квартирного вопроса были общежития. Первое общежитие было построено в Филипповском переулке (район Арбата) в 1880 г. на деньги московского купца С.В. Лепешкина, в котором жили на полном пансионе. В 1897 г. открылось общежитие имени Николая II на ул. Большая Грузинская, сооруженное на средства казны с целью пресечь очередные недовольства среди студентов, а в 1899 г. — еще одно казенное общежитие имени генерал-губернатора Москвы, великого князя Сергея Александровича — на Девичьем поле. Общежитие купцов Ляпиных на Арбате пользовалось дурной славой. Д. Цыганков заключает, что «всего у Московского университета в начале ХХ века было 4 общежития, в которых проживало около 500 человек ежегодно» [99].

Из «Доклада комиссии Московского Университета 1901 года о причинах студенческих волнений» мы узнаем, что Университет оказывал помощь студентам в решении квартирного вопроса, предоставляя помощь в проживании в общежитиях.

Пособия на содержание студентов Московского Университета в 1901 г. (абсолютные величины)

6. Пособия случайного характера на сумму: 19 260 руб. 03 коп.
7. Даровое содержание 42 студентов в Лепешинском общежитии (считая в среднем 9-тимесячное содержание в 308 руб. 43 коп.) на сумму: 12 594 руб. 06 коп.
8. В даровом содержании 6 студентов в обжежитии Николаевском на сумму: 1 800,00 руб.
9. В скидках с платы за содержание в Николаевском общежитии отдельным студентам 6 880,00 руб.
10. В уплате комиссиями и отделениями Комитета Николаевского общежития за содержание в этом общежитии 10 студентов в весеннем полугодии 1 400,00 руб.
11. В выдаче пособий деньгами, платьем и обувью студентам Николаевского общежития 582,00 руб.

«Лишь незначительная часть нуждавшихся студентов пользовалась государственными стипендиям, пособиями и прочими льготами, которые рассматривались администрацией не столько как вспомоществование, сколько как «награда за благонадежность» [100] – так оценивает А.Е. Иванов данные Комиссии 1901 г.

В-четвертых, жизнь дома у родителей. В одном из дел канцелярии Обер-Полицмейстера мы находим следующие сведения:

Господину Московскому Обер-Полицмейстеру. От Инспектора студентов Московского Университета.

«Вследствие отношения от 9 сего июля [1866 г.] за № 1244, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что в прошлом академическом году было объявлено студентам, чтобы каждый из них имел от Университетского Начальства билет на проживание в Москве, несмотря на это многие студенты, проживающие при родителях, не брали из Университета такого билета» [101], потому могли быть легко арестованы.

Например, арестованный в этом же деле Петр Киндяков жил у родителей-купцов, и потому не брал в Университете билет на проживание в Москве, в процессе выяснения дела выяснилось, что «по Университету он числится не казенным, а своекошным студентом и на прожитие имеет свидетельство от Московской купеческой управы, выданное 14 декабря 1865 года за № 2194 сроком на текущий год» [102].

Обратившись к материалам «Половой переписи Московского студенчества» М.А. Членова, мы сможем увидеть, как именно были распределены студенты Московского Университета в Москве:

7. Где живет? 1886 (87,7%) Город (центр — 1302 (69,1%), окраина — 555 (29,4%)), за городом — 29 (1,5%)

8. Живет в общежитии (казенное — 72 (4,1%) , лепешкинское — 10 (0,5%), ляпинское — 3 (0,1%)) или нет 1749 (81,3% — ко всему вопросу) (меблированные комнаты — 109 (6,3%), частная квартира — 1100 (62,9%), семья — 455 (26,1%); с родственниками, товарищами или один)? [103]

Мы видим, что в Москве живут 98,5 % студентов Московского Университета, и при всех трудностях (поиск нужной квартиры и более высокая стоимость квартир в центре) 69,1 % студентов живет в центре города. Несмотря на наличие общежитий, в них живут только 4,7 %, большинство студентов живут на частных квартирах — 62, 9%.

Для того чтобы оценить квартирный вопрос в развитии, основываясь на Переписях Москвы 1882 и 1902 гг., посмотрим на изменения:

Распределение жителей Москвы мужского пола по степени образования по полицейским частям и участкам в 1882 г. (абсолютные величины) [104]

Части и Участки Всех вообще Университеты Итого
Городской 27 12 15334
Тверской 1 176 29 7506
2 236 53 15382
3 123 40 9893
Мясницкий 1 117 34 11879
2 63 15 8021
3 30 13 9741
Пречистинский 1 161 37 8798
2 201 37 8299
Арбатский 1 243 47 7850
2 149 49 8854
Сретенский 1 77 18 9147
2 71 30 11381
Яузский 1 119 14 6243
2 72 10 9484
Хамовнический 1 35 8 13561
2 86 22 12650
Пресненский 1 66 20 11366
2 29 15 12003
3
Сущевский 1 78 28 14379
2 10 15 10317
3 42 12 8134
Мещанский 1 84 21 13718
2 16 4 8338
3 33 17 11256
4 25 10 4462
Басманный 1 108 17 10887
2 66 14 8315
Лефортовский 1 16 25 18168
2 1 1 11789
3 22 34 7397
Рогожский 1 22 7 9725
2 9 5 15760
3 12 3 13667
Якиманский 1 24 12 11373
2 68 10 12680
Пятницкий 1 41 8 14171
2 9 7 15530
Серпуховский 18 4 14989
Москва 2785 703 432447

Распределение жителей Москвы мужского пола по степени образования по полицейским частям и участкам в 1902 г. (абсолютные величины) [105]

Участки Всех вообще Высших
Городской 435 24
Тверской 1 1510 259
2 1098 293
3 770 203
Мясницкий 1 1046 127
2 579 76
3 402 36
Пречистинский 1 1627 269
2 1150 335
Арбатский 1 1288 426
2 1394 426
Сретенский 1 676 116
2 841 90
Яузский 1 780 101
2 1240 108
Хамовнический 1 954 178
2 1431 257
Пресненский 1 1016 129
2 1139 343
3 1007 62
Сущевский 1 2057 161
2 700 37
3 1494 297
Мещанский 1 949 66
2 658 27
3 1348 68
4 722 22
Басманный 1 1655 443
2 797 219
Лефортовский 1 1520 124
2 431 3
3 2509 18
Рогожский 1 640 33
2 1332 21
3 976 21
Якиманский 1 798 69
2 1837 56
Пятницкий 1 1060 99
2 1009 29
Серпуховский 1 506 5
2 614 16
Итого 43995 5692

Из этих данных мы видим, что в 1882 г. самыми густо населенными студентами были части Пречистинская (74 человека), Арбатская (96 человек) и лидер Тверская (122 человека). К 1902 г. мы видим резкий рост числа студентов в целом и их расселения по частям в частности. Лидерами среди частей по числу студентов становятся Басманная (662 человека), Тверская (749 человек) и победитель Арбатская (852 человека).

 

4. Питание

В данном аспекте теме можно выделить два направления: места питания и качество питания, рассмотрев их последовательно.

К местам питания студентов П. Иванов относит обеды при съемной квартире, т.е. стол у хозяйки за 9-12 р., или при Меблировках за 12 р., или в кухмистерских за 8-9 р, или в дешевых ресторанах / пивных / трактирах / харчевнях, где стоимость варьировалась в зависимости от количества съеденного и выпитого и от трезвости гостя. У В.А. Гиляровского находим, к примеру, такое описание обсчета: «выпил, положим, гость три рюмки водки и съел три пирожка. Значит, за три рюмки и три пирожка надо сдать в буфет 60 копеек. Гость сидит, носом поклевывает: «Сколько с меня?» – «С вас-с… вот, извольте видеть, – загибает пальцы Петр Кирилыч, считая: – По рюмочке три рюмочки, по гривенничку три гривенничка — тридцать, три пирожка по гривенничка — тридцать, три рюмочки тридцать. Папиросок не изволили спрашивать? Два рубля тридцать (…) Бросит ничего не понявший гость трешницу … Иногда и сдачи не возьмет, ошалелый» [106]. По расчетам П. Иванова «блюдо из ужина стоит 25 коп., вместе с бокалом пива и с «чаем» посещение обойдется 40 коп.» [107]. В харчевнях, по словам В.А. Гиляровского, можно было поесть весьма дешево. «За три копейки — чашка щей из серой капусты, без мяса; за пятак — лапша зелено-серая от «подонья» из-под льняного или конопляного масла, жареная или тушеная картошка» [108].

«11 % московского студенчества пользуются бесплатными обедами» [109]. Большая столовая открылась в 1893 г. на М. Бронной, а Малая — в 1892 г. в Б. Царицынской улице.

Как оценивает эти способы пропитания исследовательская литература и источники?

С. Кассов пишет, что «дешевые столовые играли важную роль в студенческой жизни, обеспечивая студентов не только едой, но и местом для встреч, где студенты могли делиться новостями и заводить новые знакомства» [110].

А.Е. Иванов подчеркивает, что «несмотря на широкое распространение, общественные студенческие столовые не могли накормить всех нуждающихся иногородних студентов» [111].

П. Иванов отмечает, что при всей привлекательности питания при квартире, студенты часто отказывались от подобной возможности, т.к. нередки были случаи обмана со стороны хозяйки: один раз заплатив и не получив обещанного стола, студенты предпочитали в дальнейшем обедать в кухмистерских.

Теперь обратимся к вопросу качества питания студентов.

«Московский студент всегда немножко голоден» [112], – пишет П. Иванов. «Хочу есть, согласен на любую работу» [113] – такое объявление читает у Университета приехавший в Московский Университет Владимир Курбский.

Не смотря на разницу стоимости, качество пищи было примерно одинаковым в кухмистерских за 8-9 р. и при Мебилировках за 12 р. Так П. Иванов характеризует обычное питание студентов: «большинство студентов пользуются полусытными и нездоровыми обедами в кухмистерских» [114], в ресторанах также «обед будет условно сытный, среднего качества» [115].

Студенты голодали, не все обедали ежедневно, количество и качество питания зависело от возможностей бюджета – отмечает А.Е. Иванов. Студент В. Курбский пишет, что «студенческая нужда, или, говоря иначе, голодающая молодежь, является больным вопросом русской жизни» [116]: голодный тиф, длительные голодовки, умирают с голода. Студенческая столовая: «за длинными столами сидит сотня молодежи, а около стен и окошек теснятся запоздавшие; с пустым желудком они терпеливо ждут, когда настанет их очередь обедать. Меня всегда порадал внеший вид молодежи. Все это бледные, истомленные лица, худые, иногда с вялым, блуждающим взглядом, как будто перед вами не юноша, а человек, который уже много жил и много видел» [117].

Наиболее благополучными были питавшиеся у родственников, как, например, один студент, ставший объектом наблюдения надзирателя Лефортовской части: «на занятии утром отправляется в 7 ½ час. утро, на обед является в час дня» [118].

«За свое право дешево обедать студент платит постепенно развивающимся катаром желудка. Не правда ли — довольно дорогая плата?» [119] – заключает П. Иванов.

Близко к теме питания примыкает тема алкоголизма.

«Студенты Московского университета отличались частым посещением трактиров, которых Москва имела достаточно» [120], отмечает Н.В. Макарова, характеризуя студенчество начала XIX в.

Как изменилась ситуация в рассматриваемый нами период?

В Отчете судебной комиссии за 1893-1894 гг. – товарищеском суде студентов над студентами – мы видим такое соотношение дел о пьянстве (относящихся к «проступкам против общей нравственности»):

Распределение дел, рассмотренных товарищеским судом студентов по их тематике за 1893-1894 гг. (в абсолютных величинах) [121]

Дела (за 1893-1894 гг.) 1 2 3 4 5 6 7 [122] 
1. Профессор. и универ. чиновн.2. Студентов

1. Шпионство и донос

2. Внутренние дела организации

3. Злоупотребления стипендиями и пособиями

4. Дела, компрометирующие студенчество как общую силу

5. Преступления против общей нравственности

а) Ложные показания в суде

в) Ссоры и дрязги

с) Пьянство, буйство и беспоряд. поведение

д) Мошенничество и воровство

е) Преступления против чести и целомудрия женщин

ж) Недобросовестное отношение к общим обязанностям

112

1

3

2

1

5

2

1

1

1

–8

2

1

1

4

1

2

1

120

3

3

3

2

9

3

2

2

1

1

–4

2

2

1

1

310

1

1

2

6

1

3

2

14

1

2

1

1

1

538

5

5

6

4

18

1

4

6

4

2

1

Итого: 13 8 21 4 13 5 43

Таким образом, из 38 заведенных на студентов дел 6 дел было посвящено пьянству и буйству (16 %), а в преступлениях против нравственности — 1/3 (6 дел из 18), при этом 2 студента — оправданы, дело 1 студента передано землячествам и союзным советам, а дела 3 студентов — прекращены.

«Пьянство и безобразия в публичных местах составляют и теперь, как показал опыт судебной комиссии, весьма частое явление среди студентов» [123] – это заключение комиссии показывает, что алкоголизм и пьянство были одной из характерных черт студенческой повседневности.

М.А. Членов в своей «Половой переписи» выделяет специальный отдел, посвященный алкоголизму:

Алкоголизм [124]

22. Пьет или совсем не пьет? 2060 (95, 8%): пьет — 1356 (65,8%), совсем не пьет — 704 (34,2%)

23. Если не пьет, то пил раньше или нет? 507 (23,6%): пил раньше — 228 (44,9%), не пил — 279 (55,1%)

24. Если пьет (пил), то с какого возраста? 1155 (53,7%) 10-15 — 137 (11,8%), 15-20 — 821 (71,1%), позже 20 — 78 (6,7%) или студентом — 119 (10,4%)

25. 1287 (59,9%) Если пьет, то постоянно — 25 (1,8%) или случайно — 1262 (98,2%), и при этом 1246 (57,9%) с товарищами — 1195 (95,9%) или один — 51 (4,1%)?

26. Если пьет, то что? 3224 Водку — 968 (30%), пиво — 1103 (34,2%), вино — 1066 (33,1%) и т.д. Коньяк — 87 (2,7%)

27. 1137 (60,9%) Напивает допьяна — 632 (47,5%) или нет — 699 (52,5%), и если да, то как часто — 528 (24,6%) (постоянно — 10 (1,9%) или изредка — 518 (98,1%)).

28. Заканчивает попойку половыми сношениями 1236 (57,4%) (поездка в публичный дом — 90 (7,3%), к вольным проституткам — 81 (6,6%) т.д. — 4 (0,3%)) или нет? — 1061 (85,8%)

29. 1861 (86,6%) Есть ли в роду алкоголики — 972 (52,3%), или нет — 889 (47,7%)? Кто? — 972 (45,2%) Отец — 230 (23,7%), мать — 21 (2,1%), дяди — 329 (33,9%), тетки — 37 (3,8%), деды — 292 (30%), бабки — 63 (6,5%).

Таким образом, из всей массы студенчества пьют 65,8 % (причем постоянно только 1,8 %), в основном пьют случайно (98,2 %) или с товарищами (95,9 %). Допьяна напивается половина пьющих (47, 5 %).

Предпочтения между водкой, вином и пивом распределяются практически поровну (30, 34,2 и 33,1 % соответственно), если вспомнить, что с 1893 г. «вина иностранные и русские, ликеры, портер и эль по прейскурантам виноторговцев» [125], то потребители водки и вина (60 %) оказываются потенциальными клиентами трактиров и прочих питейных заведений.

«Употребление спиртных напитков довольно сильно распространено среди нашего студенчества, но в общем все же студенчество пьет случайно» [126], – пишет М.А. Членов.

В связи с рассмотренными выше данными, весьма характерным может выступать такое восклицание одного из студентов Московского Университета: «то, что сначала претило, скоро вошло во вкус, и на третьем курсе я уже сделался весьма изрядным кутилой. (…) Исчезли прежние честолюбивые импульсы о профессуре в будущем, а затем ослабело какое-то самолюбие и самоуважение. Я уже не стыдился скоро своей пустой, бессодержательной жизни и в товарищеских пирушках не отставал от других в глупой похвальбе количеству выпитого и разных выходок!» [127]

 

5. Распорядок дня

Прямых сведений о распорядке дня в историографии мы не находим, исключение составляет косвенное свидетельство В.П. Михайлова в его исследовании истории кинематографа в России: рабочий люд и учащиеся «были целый день заняты, освобождаясь примерно к 4-5 часам вечера, в это в ремя открывались двери кинотеатров» [128] – отсюда мы можем говорить о примерном завершении учебы в распорядке дня студента.

На распорядок дня студента влияли многие факторы: место жительство (время на дорогу до Университета), наличие уроков или другого приработка (по свидетельству П. Иванова студенты могли работать и после, и вместо занятий), прилежность студента (посещает ли занятия ежедневно или относится к одному из типам студентов, которые описывает П. Иванов: декадент, пребывающий в постоянной погоне за ощущениями, философ-скептик с Козихи или деятель, занимающийся решительно всем, за исключением науки и пр.), бюджет (вынужден ли студент тратить время на поиски дешевых мест для утоления голода, имеет ли возможность для организации культурного досуга и пр.), но тем не менее мы попробуем на основании имеющихся в нашем распоряжении свидетельств источников составить возможный распорядок дня студента:

Из Протокола заседания Совета Московского Университета 10-го июня 1865 по поводу введения курса богословия для всех факультетов 1 курса мы можем узнать количество учебных часов в неделю (богословия): на историко-филологическом факультете ( = юридическом = медицинском по количеству часов): 1 курс 1 полугодие: 3 часа (из 20 часов/неделю), 2 полугодие: 3 часа (из 20 часов/неделю), а на физико-математическом факультете: 1 курс 1 полугодие: 3 часа (из 18-23 часов/неделю), 2 полугодие: 3 часа (из 18-23 часов/неделю) [129].

Таким образом, у студента учебная неделя длилась от 18 до 23 часов, т.е. составляла около 4-5 часов занятий в день.

Еще одним подтверждением наших расчетов являются сведения, черпаемые из статьи А.С. Изгоева «Об интеллигентной молодежи». В ней указывается, что «в России больше всего занимаются на медицинском факультете, но и там количество обязательных лекций в день не превышает шести (на юридическом — четырех-пяти)» [130].

В одном из дел мы видим следующее описание дня студента В.И. Новомарьевского (1872 г., Арбатская часть):

«В продолжении сего времени Новомарьевский раз 6 выходил из своей квартиры в Университет, откуда во 2 и 3 часа дни приходил домой» [131], «к нему приходят ежедневно большей частью по одиночке студенты и другие молодые люди, от 2 до 3 человек в день, и всегда днем и позже в 8 часов вечера не сидят, сам же он выходит со двора, по возвращении из Университета, редко» [132].

В другом деле (прочитано впервые) мы находим такой распорядок дня студента (1896 г., Лефортовская часть):

«На занятии утром отправляется в 7 ½ час. утро, на обед является в час дня, после обеда отправляется на занятия в 2 часа дня и вечером возвращается в 7 часов. (…) Знакомые в гости никто к нему не является и он сам никуда не уезжает, за исключением по вечерам ужинасливых (??) прогулок в ?? мнезереной ??, преимущественно по Калужской улице. В свободное время от занятий занимается чтением газет» [133].

Еще одно дело может дать нам представлении о начале дня студента: студент Мюллер «уходит из квартиры утром, возвращается вечером, когда рано, а когда поздно, и иногда в хмельном виде, когда же бывает дома, то постоянно спит» [134].

Таким образом, мы можем предположить, что занятия (если считаем из расчета 4-5 часов в день) начинались в 9 утра, т.к. после 4-5 часов 2 студента возвращаются домой в 14-15 часов (около часа должно уходить на дорогу у первого студента, 1.5 часа — у второго, если он выходит из дома в 7.30 утра), состояли из 4-5 часов и продолжались до 13 – 14 часов соответственно. Далее студенты тратят время на обед (дополнительное время, если обедают дома, тратят на путь от Университета до дома). После 14 — 15 вечера (выделим час на сам обед) наступает свободное от занятий время, когда студенты могут заниматься подработками, прогулками, чтениями газет, посещениями театров, трактиров, домов терпимости и пр.

При наших расчетах непонятным остается вопрос о том, почему второй студент после обеда возвращается на занятия и проводит там время до 7 вечера: может быть, нагрузка на студентов выросла (с 1865 до 1896 г.), может быть он был студентом не 1 курса, а, может быть, надзиратель Микунин был недобросовестен в своих наблюдениях и после обеда студент направлялся не в Университет, а по другим адресам и маршрутам.

 

6. Внешний вид

Внешний вид студентов в определенные периоды рассматриваемого нами времени определялся правительством через издание университетских уставов. Этот вопрос мы рассмотрим в 3 главе, когда будем исследовать отношения между властью и студенчеством, а здесь посмотрим на восприятие самими студентами своего внешнего вида (восприятие студентов через внешний вид в характеристиках, даваемых полицейскими в справках и отчетах, мы также относим к 3 главе).

«До 1855 г. правила ношения студенческой формы строго соблюдались. Малейшее нарушение формы одежды могло привести к исключению из университета» [135], в разные периоды рассматриваемого нами времени существования студенты соответственно либо носили форму, либо иным образом идентифицировались при помощи одежды. Рассмотрим последовательно две эти возможности в исследовательской литературе и источниках:

Рассматривая «бесформенное» существование (1861-1884 гг.), отметим, что особая студенческая мода заменяет официальную форму, «вид этой студенческой «формы» был не всегда опрятен, и это сознательно подчеркивалось студентами, свидетельствуя об их “нигилизме”» [136]. К.Б. Соколов подчеркивает, что «типичными чертами такого студенческого образа — была широкоплечая мохнатая шляпа, длинные неопрятные волосы, всклокоченная нечесаная борода, иногда красная рубаха под сюртуком и непременно плед, положенный поверх изношенного пальто, а то и прямо на сюртук» [137], нередко — очки. П.В. Гришунин пишет, что студенческая одежда — отличительный знак студентов, для самих студентов — символ корпоративного сообщества. «С отменой форменной одежды в 1861 г. усложнилась задача идентификации учащихся по внешнему виду. Произвольный выбор одежды скорее давал возможность определить социально-политическую ориентацию молодого человека. Неопрятная и сильно поношенная одежда в большинстве свидетельствовала о крайне неблагополучных материально-бытовых условиях существования университетской молодежи, и приближала студентов к статусу маргинального сообщества» [138]. С. Сватиков отмечает: «что касается общества, то в эту эпоху синий околыш студента был патентом на доверие. Самый вид студента этой эпохи был очень характерен. В эпоху, когда форма была отменена (1861 — 1884), студента можно было узнать по широкополой шляпе, косоворотке под скромным пиджаком; некоторые носили высокие сапоги, плед, синие очки, длинные волосы. Последние 2 признака явились как реакция против запрещения их в предыдущую (николаевскую) эпоху» [139].

Период обязательной формы студентов приходится на 1884-1904 гг. «Студенческая университетская форма естественным образом связана с историей введения нагрудных знаков, которые получали выпускники университетов (академические знаки). Такие знаки являлись своего рода эмблемами тех вузов, которые они символизировали» [140]. Нагрудный знак для всех факультетов университетов был утвержден 15 июня 1899 г. (университетские «ромбы»), как правило, их носили в повседневной жизни только медики и юристы). Сходно с П.В Гришуниным характеризует одежду студентов А.Е. Иванов: одежда студентов была важным субкультурным элементом. Большинству было не по карману приобрести полный комплект одежды, потому «одежда была зримым показателем имущественного расслоения российского студенчества» [141] С. Кассов отмечает, что «за пределами университета студенты страдали от внимания со стороны полиции, которая без проблем преследовала студентов, выделяющихся из толпы формой» [142]. Подробно на вопросах формы студенчества останавливается П. Иванов, рассчитывающий стоимость обмундирование на время обучения — 345 р. 20 к., о чем мы уже писали выше (пункт о студенческом бюджете). Также, описывая студенческие типы, П. Иванов упоминает такой тип, как голубая подкладка: такой студент копит деньги на лучшее обмундирование, ценой пропусков занятий в Университете, наконец приобретает его (описываемый студент долго не мог определиться с цветом подкладки и в итоге останавливается на необычном голубом цвете, откуда и название) и после ничем не отличается от обычных студентов, кроме особой аккуратности в ношении формы С. Сватиков пишет, что после введения обязательной формы студента внутренне студенты нисколько не изменились: «после 1884 г. та же косоворотка под скромной тужуркой, поношенная форменная фуражка… Полный демократизм и простота в костюме, обращении, вкусах» [143].

Сами студенты высказывают о форме противоположные впечатления. Б.А. Щетинин подчеркивает, что только любители новых порядков, щеголявшие в николаевских шинелях, посещавшие только лекции «благонамеренных» профессоров [144], такую группу студентов автор характеризует в самых мрачных красках (никакого товарищества, только деньги играют роль в их обществе, “черную накипь” студенчества и пр.) положительно относились к введению формы. В. Курбский пишет о противоположных впечатлениях от формы: он и его товарищи испытывают трепет от покупки формы, купленные фуражки сразу надевают и восклицают с восторгом: «Студенты!», после в квартире автор еще раз надевает форму: «Я надеваю студенческую форму и подхожу к зеркалу. В нем видна свеча с огнем и моя фигура. Нет, это правда, я — студент, студент, студент… Боже!» [145] Основное настроение студентов как к новой форме, так и ко всему реакционному уставу 1884 г. в целом видно в воспоминаниях Г. Ростовцева: «итак, новый университетский устав, устав 1884 г., задевая своей административно-полицейской стороной личность впечатлительных студентов, оскорбляя их честь и надругиваясь над их «зрелостью», вселял в студенчество раздражение против установленного им режима» [146] и формы в частности.

Таким образом, внешний вид студентов, как во время поголовного ношения пледов, так и во времена обязательной формы, являлся одной из составляющих студенческой корпоративности — по форме или пледу студента вычисляли в толпе, к своему внешнему виду сами студенты, со свойственной им неоднородностью, относились по-разному: кто-то в форме видел посягательства на личную свободу и с возмущением покорялся необходимости ее ношения (под угрозой наказаний за несоответствие внешнего виду правилам), кто-то с восторгом носил форму, как свидетельство студенческого состояния. Возможно, негативное отношение к форме большинства московских студентов объясняется также ее дороговизной: при высокой плате за учебу и необходимые книги и пособия, многим не хотелось обременять себя еще и покупкой и поддержанием формы в должном виде.

 

7. Развлечения

При всей тяжести материального положения, дороговизне образования и проживания в Москве, студенты тем не менее не проводили все время в мыслях об учебе и собственно на занятиях. Помимо учебы и разнообразных приработков студентам удавалось еще и организовывать себе досуг. Посмотрим, как развлекались студенты.

В рамках данного аспекта мы воздержимся от телесных развлечений, таких как пирушки (т.к. об алкоголе говорили в рамках питания) и удовлетворение половых потребностей (об этом речь пойдет ниже в пункте о половом вопросе).

Сконцентрируемся на культурных развлечениях — поговорим о влиянии на студентов печатного слова, театра, музыки и пр.

Из прочитанных нами мемуаров можно заключить, что студентов, оставлявших их, интересовали описания идей, витавших в воздухе и часто выливавшихся в выступления и возмущения студентов, иногда — воспоминания о каких-то особенно выдающихся личностях — профессорах или студентах, но описаний каких-либо культурных развлечений мы там не находим, за очень редким исключением.

Судя по прочитанным мемуарам, развлечениям студенты уделяли крайне мало внимания: «среди русских студентов были редки лица, не одержимые мировой скорбью» [147], «русский студент, можно сказать, в большинстве представлял собой молодого человека, надломленного жизнью, с тоской по идеалу, безрадостного, с возбужденной нервной системой и поэтому часто с презрением, а иногда и с ненавистью относившегося к окружающему» [148]. По идее Г.Б. Слиозберга, именно различие в социальном составе московского студенчества объясняет, «почему в России студенты не объединялись для спортивных целей [Англия], почему в частной жизни студентов не было молодого задора, стремления к романтике и довольства жизнью» [149].

«Единственная форма общения студентов, как таковых, были общие, факультетские или общеуниверситетские “сходки”» [150], на них обсуждение сложных вопросов государственного устройства и экономического детерминизма сменялись чтением стихов или танцами: автор одного из воспоминаний, профессор Е.В. Аничков, вспоминает такой случай: за любыми сборищами активно следила полиция, участников не танцевального вечера переписывали и начинали следить за ними еще активнее. Автор вспоминает случай: очередное заседание кружка, читали реферат, вдруг раздался звонок в дверь — кто-то быстро сел за фортепиано и крикнули «Аничков, танцуйте!». Обычно на заседаниях подобных кружков приглашались еще и курсистки, потому танцевали не всегда исключительно для полиции. Студент В. Курбский вспоминает свое участие в одном из таких заседаний, не случайно именуемых вечеринками: первая студенческая вечеринка (вход — 50 копеек) устроена пензенским землячеством, при новости «на лицах многих студентов можно было заметить улыбку, смысл которой был ясен. «Я — студент! — говорит эта улыбка. — вот оно — начинается! Начинается новая эра студенческой жизни, о которой каждый из нас мечтал, сидя в стенах средней школы» [151], на вечеринке собирались читать реферат не то о Марксе, не то о Лассале, предполагались прения, дебаты (автор реферата заболел — не читали).

Еще одним ежегодным развлечением, которому некоторые мемуаристы посвящают пару строк в своих воспоминаниях — это Татьянин день и торжества по этому поводу: на студенческий вечер в честь праздника в Дворянском собрании (традиционный студенческий бал) пускают только в мундире — одалживает у землячества. «Мне говорили, что каждый студент, даже не пьющий ни капли спиртных напитков, должен в день университетского праздника выпить, по крайней мере, стакан пива» [152], тысячи голосов поют Gaudeamus.

Из воспоминаний мы постарались восстановить варианты сугубо студенческих развлечений — вечеринки и собрания в землячествах и традиционный студенческий праздник в Татьянин день.

П. Иванов, выделяя различные типы студентов, также проливает свет на досуг студенчества: из них нам подходят некоторые типы:

  • неуравновешенный: в гимназии читал много, читал все, что нашел из запрещенного, посещает разнообразные лекции, галерку театра и музыкального зала, «взгляды студенчества — его взгляды» [153], входил в кружок («характерной чертой московских студенческих кружков является отсутствие определенной программы и определенного состава посетителей» [154])
  • декадент: «студент предоставлен самому себе. А возможность произвольно распоряжаться собой и своим временем порождает другую возможность — стихийно отдаваться настроениям» [155], характерная черта — погоня за ощущениями, «всегда взволнованный, вечно рассеянный, декадент многим кажется «ненормальным» [156], большую роль в их жизни играют женщины, фантазии
  • деятель: деятельность «составлена из тысячи мелочей, из которых каждая сама себе цель» [157], организаторский талант, стремится играть важную роль в различных столичных обществах (начинает с благотворительных дамских обществ, позже стремится и в студенческие круги), занимается решительно всем за исключением науки
  • бонвиван: неугомонный человек, мало организующийся, тратящий деньги за 2 дня, кочующий с квартиры на квартиру чаще прочих
  • экзотический: быстро сменяет пристрастия, «омоновское» увлечение наиболее продолжительно: идеализирует женщин, мечтает о них, но все романы его быстротечны, ибо нет денег (тогда наступают периоды черной меланхолии)
  • просветитель барышень: подчиняет себе слушателя полностью и дни за днями отчитывает лекции, никогда не говорит с теми, кто может его поправить (весьма дорожит собственным непререкаемым авторитетом).

Эти типы студентов, кажущиеся столь различными, на первый взгляд, могут быть объединены главной склонностью к быстрой перемене настроений, а непоследняя роль женщины, также характерной для многих типов, в жизни студента будет рассмотрена нами позже.

Студент В. Курбский в своих воспоминаниях выделяет те развлечения, в которых студенты присоединялись к обычным москвичам. Это прогулки, легкое чтение, театр «театр играет в жизни учащейся молодежи громадную роль» [158], концерты.

Сходные факторы студенческого досуга выделяет и М.А. Членов, стремясь в «Половой переписи» выявить их влияние на жизнь студентов:

Влияние литературы [159]

1. 2019 (93,9%) С какого возраста начал серьезно читать? 12 — 199 (9,6%), 13 — 119 (5,9%), 14 — 72 (13,4%), 15 — 408 (20,2%), 16 — 359 (17,7%), 17 — 193 (9,5%), 18 — 143 (7,1%), 19 — 55 (2,7%), 20 — 22 (1,1%), раньше 12 — 207 (10,2%), позже 20 — 42 (2,1%)

2. 1973 (91,8%) Читал в детском возрасте? Много — 1144 (58%), мало — 829 (42%), с разбором — 387 (19,1%), без разбору — 1367 (80,9%). 1927 (89,6%) Читал в юношеском возрасте? Много — 1333 (69,2%), мало — 594 (30,8%), с разбором — 756 (39,6%), без разбору — 1153 (60,4%).

3. 2094 (97,4%) Руководила семья чтением — 529 (25,3%) или нет — 1565 (74,7%)? В детском — 472 (39,6%), в юношеском возрасте — 172 (26,7%).

4. 2065 (96%) Руководила средняя школа чтением — 313 (15,2%) или нет — 1752 (84,8%)? В детском — 162 (42,5%), в юношеском возрасте — 219 (57,5%).

5. 7483 ??? Что, главным образом, читал до университета? Беллетристику — 2043 (27,3%), поэзию — 1156 (15,4%), из области естественных наук — 789 (10,5%), путешествия — 811 (10,8%), публицистику — 845 (11,3%), психологические — 433 (5,8%), философские сочинения — 575 (7,7%), социально-экономические — 604 (8,1%), богословские сочинения — 179 (2,5%) и т.д. – 48 (0,6%)

6. 5470 ??? Что читает, главным образом, в настоящее время? Беллетристику — 1388 (25,4%), поэзию — 540 (9,9%), из области естественных наук — 975 (17,8%), социально-экономических наук — 1144 (20,9%), философии — 750 (13,7%), психологии — 542 (9,9%), богословия — 72 (1,3%) и т.д. – 59 (1,1%)

(…)

Влияние театра

7. 2048 (95,3%) Бывал до поступления в среднюю школу в театре или нет — 902 (44,1%); если да, то часто — 163 (7,9%) или нет (редко) – 983 (48%)?

8. 127 (98,9%) Бывал во время пребывания в средней школе в театре или нет; если да, то часто — 757 (35,6%) или нет (редко) – 1296 (60,9%) – 74 (3,5%)?

9. 2485 ??? Какого рода театр любил в это время? Оперу – 987 (39,7%), драму — 1498 (60,3%).

10. 2053 (95,5%) Бывал — 599 (29,2%) в это время в оперетке — 385 (51,3%), кафе-шантанах — 102 (13,6%), летних садах — 242 (32,2%) и т.д. – 22 (2,9%) или нет — 1454 (70,8%)?

11. 2145 (99,8%) Бывает ли в настоящее время в театре — 2100 (97,9%) или нет — 45 (2,1%)?

12. 2083 (96,9%) Если да, то как часто бывает в театре? Часто — 933 (44,8%) или редко — 1150 (55,2%).

13. 3347 ??? Какого рода театр посещает? Оперу — 1763 (52,7%) или драму — 1584 (47,3%).

14. 1656 (77%) Бывает 381 (23%) ли в балете — 370 (26,1%), в оперетке — 388 (27,3%), кафе-шантанах — 181 (12,7%), загородных зимних садах — 144 (10,1%), летних садах — 319 (22,5%) и т.д. – 18 (1,3%) или нет — 1275 (77%)? (в данном разделе мы не включаем влияние литературы и театра на половое чувство, потому часть вопросов было выпущено).

М.А. Членов пишет, «что касается театра, то все приписки указывают на облагораживающее влияние серьезного театра» [160], некоторые пишут также о благотворном влиянии живописи и музыки.

Анализируя доступные источники и литературу по данному вопросу, мы столкнулись с противоречием в расчетах бюджета П. Ивановым и рисующейся картины большой культурной активности студенчества: как сочетаются оставленные в месяц 20 к. на «прочие расходы» из 25-ти рублевого бюджета и 97,9 % студентов, посещающих театр, 44,8 % из которых являются заядлыми театралами, и при дороговизне книг постоянно читающие практически в равной степени беллетристику (25,4 %), книги из области естественных (17,8 %), социально-экономических (20,9 %) наук, философии (13,7 %) и прочего?

Также, по свидетельству П. Иванова, у счастливцев с 35-ти рублевым бюджетом есть возможности удовлетворения культурных потребностей: «подписываются в библиотеку 50 коп. и выписывают газету 65-85 коп» [161], но как-то умудряются выписывать и менее обеспеченные.

«Владельцы синематографов, начиная с первых кинотеатров Аксюка, Белинской и Розенфельда, в определении режима своих театров руководствовались только экономическим расчетом: в будни рабочий люд и учащиеся, составлявшие основную массу посетителей синематографов, были целый день заняты, освобождаясь примерно к 4-5 часам вечера, в это время открывались двери кинотеатров» [162] – свидетельствует В.П. Михайлов, а, значит, к концу рассматриваемого нами периода кинематограф также оказывается одним из излюбленных развлечений студенчества.

Цены на вход в кинематограф отличались от кинотеатра к кинотеатру, самые высокие цены на дешевые места были в 1897 г. (первый кинотеатр): «цены на билеты по тем временам были немалые: кресла 1-го ряда стоили 1 рубль 10 копеек, 2-го и 3-го рядов по 75 копеек, остальные места по 55 копеек. Правда, как было тогда принято во всех театрах, студенты и учащиеся платили половину стоимости билетов» [163], дешевле всего стоили билеты в «Электрооптическом театре» (1903 г.): «цены местам: 75 коп., 50 коп., 35 коп., 15 коп.» [164]. Тогда студенты за самый дешевый билет платили 7-8 копеек.

Мы не знаем цены на театральные билеты для рассматриваемого периода, возможно, правило о покупке билетов за полцены для студентов делало в их среде столь популярным как театр, так и кинотеатр, если рассматривать эти развлечения с сугубо прагматической точки зрения.

 

8. Состояние здоровья

Выше мы рассматривали различные стороны повседневной жизни студентов, характеризовали бытовые условия их существования, в исследовательской литературе мы постоянно сталкиваемся со свидетельствами, схожими со следующими словами А.Е. Иванова: «полная неправовправность студентов усугублялись тяжелейшими материально-бытовыми условиями, в которых они жили» [165]. Каким же образом отразились все эти трудности материального положения на состоянии здоровья студентов? Сначала обратимся к данным «Половой переписи» М.А. Членова, а после — к исследовательской литературе:

В «Половой переписи» нас будут интересовать следующие части: общее состояние здоровья, курение и наследственность:

Наследственность

17. Какие заболевания отмечаются у родителей или родных? 1815 (84,4%) Туберкулез — 209 (11,5%), сифилис — 31 (1,7%), душевные болезни — 116 (6,4%), алкоголизм — 264 (14,5%), нервные заболевания — 501 (27,6%) и т.д. — 69 (3,8%), или сведения не имеет — 625 (34,5%).

Общее состояние здоровья

6. Какое общее состояние здоровья? 2098 (97,5%) Удовлетворительно — 1341 (63,8%) или имеются какие-либо страдания, как, напр., туберкулез — 21 (1,2%), желудочно-кишечный катар — 142 (6,8%), заболевания других внутренних органов — 70 (3,5%), неврастения — 351 (16,8%), истерия — 7 (0,4%), другие заболевания нервной системы — 115 (5,5%), анатомические аномалии половых органов — 51 (2%).

Курение

15. 1703 (79,2%) Курит — 863 (50,7%), бросил — 136 (7,9%), не курит — 704 (41,4%)

16. Если курит, то с какого возраста? 873 (40,6%) 10-15 — 137 (15,6%), 15-20 — 626 (71,8%) , раньше 10 — 3 (0,3%), позже 20 лет — 107 (12,3%)

17. 834 (38,8%) Если курит, то умеренно — 609 (73%) или много — 225 (27%)? [166]

Чаще всего студенты страдают от нервных заболеваний и чрезмерного употребления алкоголя и сигарет (здесь помимо бытовых условий может играть свою роль наследственность), заболевания же желудка и венерические болезни являются свидетельствами определенного образа жизни московского студенчества.

А.Е. Иванов пишет, основываясь на результатах самопереписей, что условия студенческой жизни не способствовали его улучшению. Самопереписи — основные источники. «В конце XIX — начале ХХ в. неблагополучие со здоровьем испытывали от 33 до 50 % студентов» [167]. В основном студенты страдали от 3 видов заболеваний: в связи с кишечником, простудных и венерических, также риск здоровью наносило потребление спиртных напитков. «Медицинское обслуживание студентов безвозмездно осуществляли врачи высших учебных заведений, амбулаторно и на дому» [168].

Таким образом, с одной стороны, наследственность, а с другой стороны, материальные условия жизни, а именно «хроническое недоедание, холод, сырость, напряженный труд были причинами болезней» [169] и смертности в студенческой среде.

 

9. Половой вопрос

Половым вопросом в России, применительно к студенчеству в частности, начали активно заниматься, судя по словам М.А. Членова, только в конце XIX – начале XX вв., причем «исключительную ценность в этом отношении представляет, конечно, половая перепись студенчества — этой ячейки культурного общества, от которого, к тому же, как от наиболее идейной части общества, можно ожидать и наиболее отзывчивого отношения к этой все еще пока необычной переписи интимного свойства» [170].

Половой вопрос рассмотрен М.А. Членовым крайне подробно, а значительное число опрошенных и их активное участие в переписи (большое число приписок, отдельно проанализированных М.А. Членовым) вызывает доверие к этому источнику.

Сначала в «Половой переписи» в разных отделах М.А. Членов задает вопросы, касающиеся влияния разных сторон жизни на половую жизнь. Предполагаются следующие ее истоки: семья, школа, литература и театр.

Семье в анкете были посвящены следующие вопросы.

50. 1988 (92,5%) Если половое чувство появилось рано, то какие поводы способствовали этому? (изнеженное воспитание — 106 (5,3%), поведение отца — 59 (3%), матери — 17 (0,8%), братьев — 96 (4,8%), няни — 118 (5,9%), бонны — 24 (1,2%), гувернера — 17 (0,8%), гувернантки — 17 (0,8%), воспитателей — 7 (0,3%), сожителей — 281 (14,1%) и т.д. — 49 (2,4%), порнографическое чтение — 308 (15,5%) и картинки — 160 (8%), театр — 74 (3,7%), уличные впечатления — 334 (16,8%), наказания телесные — 46 (2,3%) и другие — 3 (0,1%), умственное напряжение — 133 (6,7%), спиртные напитки — 107 (5,4%) и т.д. — 32 (1,6%))

51. 1784 (82,9%) Старался кто-нибудь (отец — 210 (20,8%), мать — 161 (16%), братья — 80 (7,9%), воспитатели — 38 (3,8%), врач — 64 (6,3%), посторонние — 114 (11,3%), товарищи — 341 (33,8%)) дать разъяснение относительно сущности половых процессов — 131 (14%), необходимости половых отправлений — 104 (11,1%), необходимости воздержания — 161 (17,2%), нормальных границ половой жизни — 72 (7,7%), вредных последствий: ранней половой жизни — 141 (15,1%), чрезмерной половой жизни — 121 (13%), венерических заболеваний — 193 (20,6%) и т.д. — 12 (1,3%), — 478 (26,8%) или нет? — 1306 (73,2%)

52. 1018 (47,4%) Старались они (отец — 271 (26,9%), мать — 256 (25,4%), братья — 75 (7,4%), воспитатели — 37 (3,7%), врач — 39 (3,9%), товарищи — 245 (24,1%), посторонние — 85 (8,4%)) при этом удерживать от половых отправлений — 620 (60,9%) или наталкивали на это? — 398 (39,1%) [171].

Таким образом, порнографическое чтение оказывается одной из главных причин возникновения раннего полового чувства (15,5 %), основная масса из возможных авторитетных людей в семье и за ее пределами (73,2 %) не разъясняла сущности и различных аспектов половых отношений, причем в бóльших случаях кто-то из них (родственники / врач / товарищи) наталкивал на половые отправления (60,9 %).

Школа оценивалась следующим образом.

18. 1854 (86,2%) Появлялось половое возбуждение (физическое — 318 (57,1%) или психическое — 139 (42,9%)) во время долгого сидения в классе — 386 (36,3%), ответов на уроках — 93 (8,7%) и на экзаменах — 108 (10,1%), усиленных занятий — 251 (23,6%), подготовки к экзаменам — 225 (21,2%); всего: — 822 (44,3%) или нет — 1032 (55,7%)

19. 1908 (88,7%) Старался школьный врач — 59 (15,8%) или кто из преподавателей — 58 (15,3%), воспитателей — 25 (6,6%), товарищей — 236 (62,4%) средней школы дать разъяснение относительно сущности половых процессов (необходимости половых отправлений — 101 (22,2%), необходимости воздержания — 83 (18,2%), нормальных границ половой жизни — 45 (9,9%), вредных последствий: ранней половой жизни — 77 (16,9%), чрезмерной половой жизни — 43 (9,4%), венерических заболеваний — 103 (22,6%) и т.д. – 3 (0,7%)) – 250 (13,1%) или нет — 1658 (87,1%)

20. 922 (42,9%) Старались они (школьный врач — 16 (5,9%), преподаватели — 31 (11,3%), воспитатели — 33 (12,1%), товарищи — 193 (70,7%)) при этом удерживать от половых отправлений — 211 (22,9%) или наталкивали на это — 494 (53,6%)?

21. 1730 (80,5%) Делал кто из преподавателей — 16 (6,9%), воспитателей — 16 (6,9%), товарищей — 201 (86,3%) средней школы какие-либо грязные в половом отношении предложения — 205 (11,8%) (онанизм, педерастия) или нет — 1525 (88%)?

22. 1941 (90,3%) Были среди товарищей лица очень чистые в половом отношении — 1908 (95%), или нет — 335 (17,3%); и если да, то оказывали ли они влияние — 578 (37,3%) или нет — 884 (48,1%)?

23. 2008 (93,4%) Были ли среди товарищей лица, распущенные в половом отношении — 1908 (95%), или нет — 97 (4,8%); если да, то оказывали ли они влияние — 954 (51,9%) или нет — 884 (48,1%)?

24. 1925 (89,5%) Была ли с кем-нибудь из товарищей страстная дружба — 17 (0,3%); дружба — 640 (33,2%) или нет — 1278 (66,4%)?

25. 2208 ??? Участвовал в кружках самообразования — 775 (35,1%) (издания журналов во время пребывания в средней школе — 150 (6,8%)) или нет — 1276 (57,8%)?

26. 1908 (88,7%) Участвовал в товарищеских союзах полового воздержания — 40 (2,1%) или нет — 1864 (97,7%)? Велась в этом отношении пропаганда — 48 (2,4%) или нет — 1985 (97,6%)? [172]

Таким образом, в большинстве случаев (55, 7 %) школа не влияла на половое возбуждение (как физическое, так и психическое), школьный врач также не принимал в основном (87, 1 %) деятельного участия в формировании компетентных представлений об этом вопросе, но, как и в случае с семьей кто-либо наталкивал на половые отправления чаще (53, 6 %), чем удерживал. Среди товарищей присутствовали как лица очень чистые в половом отношении, так и распущенные лица (в равной степени), случаи грязных предложений были крайне редки (11, 8 %); большинство из опрошенных не были участниками ни кружков самообразования (57, 8 %), ни союзов полового воздержания (97, 6 %).

О литературе мы узнаем из этих вопросов.

9. 2120 (98,6%) Читал такие произведения как «Бездна — 1397 (26,?%) и «В тумане» — 1319 (25,2%) Л. Андреева, «Крейцерова соната» Л. Толстого — 596 (30,4%), «Плодородие» Э. Золя — 616 (11,7%) и т.п. произведения изящной литературы, специально посвященные половому вопросу – 2032 (95,9%), или нет — 88 (4,1%)?

10. 1989 (92,5%) Если читал, то оказали эти произведения влияние на его половую жизнь — 1138 (57,2%) или нет — 851 (42,8%)? Если да, то какое: положительное — 911 (79%) или отрицательное — 227 (20,9%)?

11. 2202 ??? Имел ли склонность до университета — 561 (25,4%) и имеет ли склонность в настоящее время — 346 (15,6%) к порнографической литературе и картинкам или нет — 1302 (59%)

12. 2104 (97,9%) Читал популярно-медицинские книги по венерическим болезням, онанизму и т.д. – 1334 (63,4%) или нет — 770 (36,6%)?

13. 1302 (60,6%) Если читал, то оказали они на половую жизнь влияние (благотворное — 840 (66,8%), подавляющее — 337 (26,8%), развращающее — 80 (6,4%)) – 1058 (81,3%) или нет — 244 (18,7%)? [173]

Таким образом, студенчество практически целиком читало литературу, посвященную половому вопросу (95, 9 %), которая оказывало во многом положительный эффект (79 %); причем интерес вызывала не порнографическая литература и картинки (15, 6 % студентов), а медицинские книги: их читали 63, 4 %, и такое чтение благотворно повлияло на 66,8 % читавших.

Театру также было уделено внимание в переписи.

14. 2096 (97,5%) Оказывает театр влияние на половое чувство — 1114 (51,8%) или нет — 982 (48,2%), если да, то какое: облагораживающее — 912 (81,8%) или развращающее — 202 (18,2%)? [174]

Таким образом, в половине случаев (51, 8 %) театр оказывает влияние на половое чувство, причем в основном — облагораживающее (81, 8 %).

Анализируя полученные данные и разнообразные приписки, М.А. Членов приходит к выводу о том, что: «в общем приписки указывают на глубокую рознь с семьей» [175] (хотя были приписки о связи с семьей и особенной положительной роли матери), «отдельные приписки к отделу «школы» еще более безотрадны, чем по отношению к семье» [176]; относительно полового вопроса: «приписки говорят лишь о разлагающем влиянии школы в этом направлении: дурное влияние товарищей, циничные беседы, особенно в интернатах («по циркуляру из округа были устроены общие квартиры для гимназистов, но, после обхода квартир надзирателями, старшие ученики уходили в дома терпимости»), нередко — прямое развращающее влияние со стороны преподавателей и воспитателей» [177]. Плохое влияние и врачей (один пугал онанистов, что они сойдут с ума), учителей. По словам М.А. Членова, «очень сурово относятся приписки к порнографической литературе (…) один выражает удивление, что полиция, которая так много запрещает, «не обратит своего благосклонного внимание на этот род творчества)» [178], а «что касается театра, то все приписки указывают на облагораживающее влияние серьезного театра» [179], некоторые пишут также о благотворном влиянии живописи и музыки.

От истоков полового вопроса М.А. Членов переходит к такому значительному разделу «Переписи», как половая жизнь. В целом «Перепись» рисует крайне подробную картину этой стороны студенческой повседневности: студентам были заданы: 18 вопросах об источниках и 95 вопросов, посвященных различным сторонам половой жизни — итого 113 вопросов из 207. В нашем изложении данных «Переписи» последуем за логикой М.А. Членова, исключив раздел, посвященный женитьбе, т.к. семейное положение студенчества мы рассмотрим ниже отдельно.

Половая жизнь

113. 2150 (100%) Имел половые сношения — 1410 (65,6%) или нет — 740 (34,4%)?

114. 1140 (50,3%) Если не имеет половых сношений, то почему? Физическое слабосилие — 20 (1,8%), боязнь заражения — 304 (26,6%), сомнение в удаче — 72 (6,1%), физическое отвращение к женщине — 13 (1,1%), нравственное отвращение к акту полового сношения — 205 (17,9%), принципиальное отрицание половой жизни — 53 (4,6%), какие-либо другие нравственные соображения — 357 (31,3%), экономические условия -94 (8,2%) и т.д. – 22 (1,4%)

115. 1579 (73,4%) Чувствует себя неудовлетворенным от отсутствия половых сношений — 904 (57,2%) или нет — 675 (42,8%)?

116. 1385 (64,4%) Причиняет половое воздержание какие-либо страдания — 434 (31,3%) или нет — 951 (60,7%)?

Поллюции

117. 2081 (96,9%) Бывают поллюции (самостоятельное извержение семени без совокупления или онанирования) – 1876 (90,2%) или нет — 205 (9,8%)?

118. 1935 (90%) Когда бывают поллюции? Во сне — 1844 (95,1%), наяву — 91 (4,9%).

119. 1709 (79,4%) Когда начались поллюции? 12 — 72 (4,2%), 13 — 121 (7,1%), 14 — 192 (11,2%), 15 — 371 (21,7%), 16 — 375 (21,7%), 17 — 276 (16,1%), 18 — 165 (9,6%), 19 — 65 (3,8%), 20 — 30 (1,9%), раньше 12 — 13 (0,8%), позже 20 — 30 (1,9%).

120. 1757 (81,7%) Как часто бывают поллюции? 1 — 261 (14,8%), 2 — 488 (27,7%), 3 — 330 (18,7%), 4 раза в месяц — 171 (9,6%), чаще — 155 (8,9%), реже — 352 (19,9%).

121. 2564 ??? Замечаются от них какие-либо последствия (слабость — 436 (17%), разбитость — 292 (11,3%), головная боль — 302 (11,7%), упадок энергии — 359 (14,4%), подъем энергии — 172 (6,5%) и т.д. – 3 (0,1%)): вообще — 40 (1,6%) или нет — 960 (37,4%)

122. 2818 ??? Что способствует учащению поллюций? Поздний ужин — 380 (13,4%), спиртные напитки — 281 (9,9%), пряная пища — 142 (5%), театр — 80 (2,8%), возбуждающие зрелища — 594 (21%), возбуждающее чтение — 365 (12,9%), общество женщин — 578 (21%), напряженное вечернее умственное занятие — 372 (13,2%), и т.д. – 26 (0,8%)

Внебрачная половая жизнь

137. 967 (44,9%) С каких лет начал половые сношения? До 12-ти — 53 (5,7%), 13 — 59 (6,2%), 14 — 93 (9,6%), 15 — 72 (7,4%), 16 — 215 (22,2%), 17 — 96 (9,9%), 18 — 84 (8,6%), 19 — 63 (6,5%), 20 — 46 (4,7%), 21 — 92 (9,5%), 22 — 46 (4,7%), 23 — 33 (3,4%), 24 — 5 (0,5%), 25 — 7 (0,7%), 26-ти лет — 3 (0,3%), в более позднем возрасте – . NB. Время первого сношения просят подчеркнуть, начало более или менее регулярных сношений обвести кругом.

138. 1364 (63,4%) Начал половые отношения до университета — 1052 (77,1%) или студентом — 312 (22,9%)?

139. 1398 (64,9%) Где имел первое половое сношение? В Москве — 387 (27,6%) или вне Москвы (город — большой — 191 (13,6%), средний — 445 (31,8%), малый — 161 (11,5%), деревня — 211 (15,1%), курорт — 3 (0,2%)).

140. 1364 (63,2%) С какой женщиной имел первое половое сношение? С проституткой (и при этом где именно: в публичном доме — 241 (17,6%) или на воле — 280 (20,5%)), с прислугой (горничная — 325 (23,8%), кухарка — 115 (8,4%), нянька — 22 (2,6%)), воспитательницей — 18 (1,3%), работницей — 72 (5,2%), замужней женщиной — 140 (10,2%), с гимназисткой — 2 (0,1%), с монашенкой — 1 (0,05%), с сестрой — 1 (0,05%) и т.д. – 51 (3,7%)

141. 1595 (74,1%) Какие поводы вызвали первое сношение? Искреннее увлечение кем-либо — 91 (5,7%), совет врача — 29 (1,8%), родителей или воспитателей — 4 (0,2%), соблазнение женщинами — 406 (25,4%), товарищами — 367 (23%), старшими — 55 (3,4%) или по собственной инициативе — 643 (40,3%).

142. 2355 ??? При какой обстановке произошло первое половое сношение? В трезвом — 1009 (81,5%), нетрезвом виде — 230 (18,5%), в компании — 306 (27,4%), единолично — 810 (72,6%).

143. 1438 (66,8%) Каково половое влечение в настоящее время? Нормальное — 787 (54,7%), повышенное — 377 (26,2%), пониженное — 194 (13,4%) или совершенно отсутствует — 80 (5,5%).

144. 876 (40,7%) Как часто совершаются половые сношения? Раз в месяц — 120 (13,7%), раз в 2 месяца — 75 (8,5%), реже — 331 (37,7%), 2 раза в месяц — 79 (9%), 3 — 38 (4,3%), 4 — 57 (6,5%), 5 — 31 (3,5%), 6 — 21 (2,4%), 7 — 8 (0,9%), 8 раз в месяц — 34 (3,9%), чаще — 82 (9,3%)

145. 1194 (55,5%) Носят половые сношения регулярный — 152 (12,7%), случайный — 704 (59%), беспорядочный характер — 338 (28,3%)?

146. 1504 (69,9%) Каким образом удовлетворяется при этом свое половое чувство? Дома терпимости — 282 (18,7%), вольные проститутки — 424 (28,1%), постоянная связь — 214 (14,2%) (замужняя женщина — 186 (12,3%), конторщица — 25 (1,6%), продавщица — 20 (1,3%), портниха — 63 (4,1%), белошвейка — 32 (2,1%), прислуга — 170 (11,3%), певица из кафе-шантана — 3 (0,2%) и т.д. – 51 (3,3%)).

147. 862 (40,1%) Имеет ли сношения с одной женщиной — 275 (31,9%) или с несколькими — 587 (68,1%)?

148. 931 (43,2%) Сколько тратит на удовлетворение половых сношений в месяц? 5 р — 120 (12,9%), 10 р — 73 (8%), меньше 5-ти — 264 (28,5%), больше 10 рублей — 50 (5,3%) или ничего не тратит — 424 (45,5%).

149. 455 (21,1%) Принимаются при этом какие-либо меры против заражения или беременности (кондомы — 115 (25,2%), неполное половое сношение — 55 (12%), антисептические обмывания — 137 (30%), спринцевание — 50 (10,9%) и т.д. – 3 (0,6%)) или нет – ?

150. 940 (43,7%) Если злоупотреблял половыми сношениями, то замечает какие-либо последствия от этого (вообще — 116 (17,4%), общая слабость — 164 (24,6%), неспособность к умственной работе — 110 (16,5%), раздражительность — 139 (20,8%), ослабление половой деятельности — 131 (69,6%) и т.д. – 5 (0,7%)) или нет – ?

151. 1676 (77,9%) Как относится к внебрачным половым сношениям? Оправдывает их с нравственной точки зрения — 519 (30,9%) или нет — 1157 (69,1%).

152. 1941 (90,3%) Как относится к проституции? Признает нежелательность ее существования — 1273 (65,5%), мирится с ее необходимостью — 501 (25,8%), считает ее нормальным явлением — 167 (8,6%).

153. 3910 ??? Если относится отрицательно к внебрачной жизни, то какие меры считает необходимыми для борьбы с ее ненормальностями? Женитьба — 950 (24,7%), нравственное самоусовершенствование — 852 (21,7%), совместное воспитание мальчиков с девочками — 476 (12,1%), союзы воздержания — 271 (6,9%), распространение медицинских знаний — 722 (18,4%), кружки для самообразования — 567 (14,5%) и пр. – 72 (1,8%) [180].

Таким образом, большинство студентов имеет половые сношения (65, 6 %), прочих удерживают в основном нравственные соображения (31,3 % + нравственное отвращение к процессу — 17, 9 %), боязнь заражения (26,6 %) или экономические условия (8,2 %). Хотя многие чувствуют неудовлетворенность от отсутствия половых сношений (57,2 %), но большинству половое воздержание не причиняет страданий (60, 7 %). Половые отношения учащиеся начинают в основном до поступления в Университет: 61 % – до 18 лет (по возрасту), до университета — 77, 1%. Основным объектом первого полового сношения была проститутка (38, 1%) или прислуга (36,1 %), причем инициатором (инициатива была в основном неспонтанная, т.к. осуществлялась в трезвом виде (у 81, 5 %) и единолично (у 72,6 %)) чаще всего выступает сам будущий студент (40,3 %) или поддается соблазну женщины (25, 4 %). Нормальное (54,7 %) или повышенное (26,2 %) половое влечение в основном случайным образом (у 59 %) удовлетворяются при помощи проституток (46, 8 %), хотя при этом 65,6 % признают нежелательность существования проституции, а 69,1 % не оправдывают внебрачные половые связи. 78, 7 % пользующихся принимают разнообразные меры против заражения, и 54,5 % тратят на удовлетворение полового чувства в месяц от 5 до 10 рублей (каким-то образом 45,5 % умудряются удовлетворять его бесплатно).

Приписки М.А. Членов комментирует лишь в некоторых аспектах. Это собранные сведения из приписок в вопросах о внебрачной половой жизни характеризуются им таким образом: «что касается идейного отношения к вопросу о внебрачной половой жизни, то многие говорят о «свободном союзе, основанном на взаимном соглашении» и высказываются против «института брака», а некоторые мечтают о «социальном будущем, когда союз будет заключаться лишь по свободному согласию и будет легко доступен разрыву, а дети будут воспитываться обществом» [181], некоторые полностью оправдывают внебрачные половые связи, требуют от воспитателей организовывать их в виде молодой кухарки, гувернантки и пр.

О проституции нам становится известно, что «огромное большинство с ужасом говорит о ней, считает ее глубоким социальным бедствием, (…) другие же признают ее вполне нормальным «институтом» [182], были предложения открыть публичный дом исключительно для студентов, «где осматривались бы не только женщины, но и посетители» [183].

Как врач Членов говорит о бесполезности легализации проституции с точки зрения вопросов безопасности. «А между тем публика, и в частности молодежь, придает большое значение регламентации проституции, верит в ее целесообразность, и это ведет к самым ужасным результатам» [184].

Мерами борьбы с внебрачной жизнью М.А. Членов, в первую очередь, считает школу и семью, а также — раннюю женитьба и научное обоснование воздержание (общества воздержания, основывающиеся лишь на этическом аспекте не сильно привлекают студентов).

Онанизм

154. 2217 ??? Занимался — 1328 (59,9%) (занимается — 300 (13,5%)) онанизмом или нет — 589 (26,6%)?

155. 4448 ??? Если да, то в какой период времени? От 5-7 — 30 (0,7%), 7-10 — 110 (2,5%), 10-12 — 331 (7,4%), 13 — 439 (9,9%), 14 — 493 (11,1%), 15 — 542 (12,3%), 16 — 531 (11,9%), 17 — 42 (10,2%), 18 — 447 (9,4%), 19 — 349 (7,8%), 20 — 274 (6,2%), 21 — 198 (4,5%), 22 — 153 (3,4%), 23 — 68 (1,5%), 24 — 30 (0,7%), 25 — 15 (0,3%), 26 лет — 10 (0,2), в более позднем возрасте — 6 (0,1%)?

156. 817 (38%) Как часто онанирует? Раз в месяц — 86 (10,5%), раз в 2 месяца — 41 (5%), реже — 68 (8,3%), 2 раза в месяц — 113 (13,8%), 3 — 53 (6,5%), 4 — 107 (13,1%), 5 — 45 (5,5%), 6 — 33 (4%), 7 — 41 (5%), 8 раз в месяц — 58 (7,1%), чаще — 172 (21%).

157. 1156 (53,8%) Развился онанизм самостоятельно — 679 (58,7%) или нет — 477 (41,3%)? (пример товарищей — 565 — (80,9%), старших — 51 (7,3%), влияние воспитателей — 9 (1,3%), прислуги — 65 (9,3%) и т.д. – 8 (1,2%))

158. 1445 (67,2%) Как онанировал (онанирует)? Сам — 1353 (94,3%); служит — 30 (36,6%) (служил — 52 (63,4%)) объектом онанизма.

159. 1489 (69,2%) Онанировал (онанирует) сознательно — 1330 (89,3%) или бессознательно (во сне) – 159 (10,7%)?

160. 444 (20,7%) Если продолжает онанировать, то борется с этим пороком — 389 (87,6%) или нет — 55 (12,4%)?

161. 991 (46%) Если бросил онанировать, то когда? Год тому назад — 130 (13,1%), 2 — 116 (11,7%), 3 — 126 (12,7%), 4 — 105 (10,6%), 5 — 88 (8,9%), 6 — 77 (7,8%), 7 — 59 (5,9%), 8 — 49 (4,9%), 9 — 25 (2,5%), 10 — 29 (2,9%), 11 — 15 (1,5%), 12 — 21 (2,1%), 13 — 11 (1,1%), 14 — 11 (1,1%), 15 тому назад — 8 (0,8%), меньше года — 115 (11,7%), больше 15-ти лет — 6 (0,6%).

162. 1000 (46,5%) Если бросил онанировать, то сразу — 371 (37,1%) или постепенно — 629 (62,9%)?

163. 1551 (72,1%) Если бросил онанировать, то почему? Начавшиеся половые сношения — 266 (17,1%), боязнь последствий — 567 (36,6%), нравственные побуждения к прекращению — 674 (43,5%), лечение — 33 (2,1%) и т.д. – 11 (0,7%)

164. 667 (31%) Если имел (имеет) половые сношения, то онанировал — 270 (40,5%) (онанирует — 79 (11,8%)) одновременно с этим или нет — 667 (31%)? Реже — 252 (67,7%) или нет — 120 (32,3%)?

165. 74 (3,4%) Если онанировал до женитьбы, то продолжает онанировать и после женитьбы — 13 (17,6%) или нет — 61 (82,4%)?

166. 12 (0,6%) Если продолжает онанировать после женитьбы, то как часто? Раз в месяц — 5 (41,7%), 2 — 1 (8,3%), 3 — 1 (8,3%), 4 раза в месяц – , реже — 5 (41,7%), чаще – .

167. 741 (34,5%) Если онанирует, то что способствует этому? Онанирует из робости перед сношением — 78 (10,5%), боязни венерических заболеваний — 217 (29,3%), из отвращения к внебрачной связи — 129 (17,4%) и в частности к продажной любви — 101 (13,6%), из экономических расчетов — 105 (14,2%), из отвращения к акту полового сношения — 18 (2,4%), из предпочтения онанизма половым сношениям — 39 (5,3%), из воздержания от полового сношения по болезни — 32 (4,3%) и т.д. – 22 (3%)

168. 2236 ??? Влияет ли онанизм на душевное состояние — 339 (15,2%) и физическое здоровье (головные боли — 301 (13,5%), упадок энергии — 484 (21,6%), апатия — 357 (16%), неспособность сосредоточиться — 421 (18,8%) и т.д. – 45 (2%)) или нет — 220 (9,8%)?

169. 6160 ??? При каких условиях больше предавался (предается) онанизму? (Умственные напряжения — 351 (21,1%), душевные волнения — 282 (17%), внешние впечатления — 830 (50%), опьянение — 148 (8,9%) и т.д. – 49 (2,9%))

Другие половые аномалии.

170. 1196 (55,6%) Удовлетворяет свое половое чувство другими способами, кроме онанизма (ненормальные половые сношения с лицами того же пола) – 32 (2,7%) или нет — 1164 (97,3%)? [185]

«Приписки по отделу онанизма особенно многочисленные и обширны: очевидно, это — больное место опрашиваемых, заставляющее их сильно страдать» [186] – актуален для 59, 9 %.

Отношение к онанизму схоже с восприятием проституции: 87, 6 % сознательных онанистов (из 89, 3 %) борются с ним, но бросили немногие и постепенно (в основном из-за нравственных побуждений — 43,5 % или боязни последствий — 36,6 %), на практике основным решением проблемы оказывается женитьба (прекращают 82, 4 %).

М.А. Членов каким-то образом связывал онанизм и революцию, но подтверждения своим гипотезам не находит: «наконец, что касается крайне интересного вопроса относительно связи полового вопроса с революцией, то на эту связь в переписи, к сожалению, не было обращено соответствующего внимания» [187]: одного революционная работа к сему процессу подталкивала, другой, напротив, забросил из-за загруженности революционной работой.

Отдельным следствием половой жизни студентов становится распространение венерических заболеваний в их среде: сифилиса (2,7 %), перелоя (19,6 %) и мягкого шанкра (3 %). В большинстве случаев заражаются от проституток: 77 %, 70,1 % и 83 % соответственно.

Приписок крайне мало (2 штуки, в одной — предложение «иметь в университете специалиста-врача по венерическим болезням для нужд студенчества» [188]), мало ответов, много пустых листов — свидетельство «чуждающегося отношения опрашиваемых к этому отделу, нежелание их останавливаться на нем» [189].

В заключение своих рассуждений в «Переписи» М.А. Членов приводит классификацию любови по Блохy. Это «свободная» и «дикая» (беспорядочная) любовь.

«Вопрос о «свободной любви» самым тесным образом связан с современным экономическим и умственным состоянием общества и в частности — с феминистическим движением» [190] – идеалистическое отношение к этому вопросу студенчества (грань между 2 видами любви часто стирается, о чем пишет Членов как врач).

«Наиболее распространенной однако и в то же время наиболее вредной по своим последствиям формой любви среди студенческой молодежи представляется беспорядочная («дикая», по определению Bloch’a) любовь, тесно связанная уже с вопросом о проституции» [191].

«“Дикая”, т.е. беспорядочная, случайная любовь, столь тесно переплетающаяся с вопросом о проституции, заслуживает во всех отношениях самого сурового осуждения и с гигиенической, и с этической точек зрения» [192]. Она — источник венерических болезней. С проституцией должна вестись борьба на началах «экономического и общекультурного прогресса» [193].

В заключение М.А. Членов предлагает ряд конкретных мер, которые могут помочь с лучшей организацией полового вопроса. Это улучшение врачебного надзора и ознакомление старших школьников с сущностью полового вопроса в школах, «улучшение материальных условий жизни молодежи» [194], «заключение (…) ранних браков» [195], «широк развитие кружков самообразования» [196] (в том числе — об уважении к женщине), «научная пропаганда о необходимости добрачного полового воздержания» [197], на уровне государства – «серьезные вопросы физического, морального и эстетического воспитания молодежи» [198].

 

10. Семейное положение

Семейных студентов А.Е. Иванов называет особой категорией в среде студенчества, среди студентов были также и вдовцы, и разведенные, женились студенты «преимущественно на курсистках и девушках из интеллигентной среды» [199], – отмечает он.

Вопросам женитьбы студентов в «Половой переписи» студент уделяет достаточно внимания.

Женитьба

7. 2124 (99%) Женат — 148 (6,9%), вдов — 10 (0,5%), холост — 1966 (92,6%)?

8. 135 (6,3%) Сколько лет женат? 1 — 31 (29,9%), 2 — 38 (28,1%), 3 — 13 (9,6%), 4 — 5 (3,7%), 5 — 5 (3,7%), 6 — 2 (1,4%), 7 — 1 (0,7%), 8 – , меньше года — 39 (28,8%), больше 8 — 1 (0,7%).

9. 169 (7,8%) Что способствовало женитьбе? Материальная обеспеченность: своя — 9 (5,3%), жены — 7 (4,1%); самостоятельный заработок: свой — 7 (4,1%), жены — 4 (2,3%); идейное сближение — 100 (59,1%) и т.д. – 34 (20,1%)

10. 1691 (75,3%) Если не женат, то почему? В силу экономических соображений — 606 (37,4%), нравственных — 225 (13,8%) и т.д. – 104 (6,4%), в следствие молодости — 37 (2,2%) или же просто не представилось случая — 647 (39,9%)

11. 1715 (79,7%) Считает все-таки женитьбу для себя необходимой — 1105 (64,5%) или нет — 610 (35,5%)?

12. 996 (46,3%) Если да, то страдает от невозможности осуществить свое желание — 409 (41%) или нет — 587 (59%)?

13. 133 (6,2%) Если женат, то как часто имеет сношения с женой? Раз в месяц — 3 (2,2%), 2 — 4 (3%), 3 — 8 (6%), 4 раза в месяц — 19 (14,2%), реже — 7 (5,2%), чаще — 88 (66,1%), не имеет сношений — 4 (0,3%).

14. 139 (6,4%) Имеют ли эти сношения регулярный — 34 (24,5%), случайный — 71 (51%), беспорядочный характер — 34 (24,5%)?

15. 135 (6,3%) Имеет, кроме жены, половые сношения с другими женщинами — 12 (8,9%) или нет — 123 (91,1%)?

16. 123 (5,7%) Повлияла женитьба на душевное состояние (в смысле его улучшения — 89 (72,4%), ухудшения — 18 (14,6%)) или нет — 16 (13%)?

17. 155 (7,2%) Принимаются меры против деторождения (кондомы — 25 (16%), неоконченное половое сношение — 38 (24,5%), спринцевания — 16 (10,3%), влагалищные шарики — 7 (4,5%) и т.д. – 2 (1,2%)) или нет — 67 (43,2%)?

18. 74 (3,4%) Если да, то какими побуждениями вызываются эти меры? Экономическими — 43 (58,1%), нравственными — 11 (14,8%), гигиеническими — 10 (13,5%), эстетическими — 5 (7,4%) и т.д. – 5 (7,4%)

19. 137 (6,4%) Есть дети — 56 (40,9%) или нет — 81 (59,1%)?

20. 120 (5,6%) Были у жены выкидыши — 21 (17,5%) или нет — 99 (82,5%)? [200]

Таким образом, женатых студентов оказывается крайне небольшое число — 6,9 % (из которых женаты меньше года 28,8 %, год 29,9 %, 2 года 28,1 %), причем 64,% % опрошенных студентов считают женитьбу необходимой, а отсутствие жены объясняют экономическими соображениями (37,4 %) или тем, что не представилось случая (39,9 %).

Заключение ранних браков, по М.А. Членову, могло разрешить вопрос организации половой жизни, но в реальности он вынужден констатировать, что «следует отметить редкое количество женатых студентов и в то же время довольно сильное развитие среди них неомальтузионистических идей (меры против деторождения), причем это явление обуславливается в значительной степени, как и в зрелом обществе, чисто экономическими моментами» [201].

П. Иванов и А.Е. Иванов, в своих работах обращаясь к обсуждению семейного положения студентов, так объясняют основные мотивы женитьбы: «что касается мотивов брака, то на первом месте, конечно же, романтические. К этому предрасполагала молодость студентов и курсисток» [202], также распространен брак по расчету (ради науки / окончания Университета и пр.).

П. Иванов приводит классификацию «идейных браков», по данным М.А. Членова, составляющим бóльшую часть в среде студентов (59,1 %). Это браки с воспитательными целями на девушке из неинтеллигентной среды как «жажда живого дела», по «минутной вспышке» из «геройства духа» на «старой и некрасивой курсистке», брак «идейно-платонический в толстовском духе» (проживание на правах «товарищей») [203].

Зная о тяжелых бытовых условиях московского студенчества, заключение брака, казалось, должно сопровождаться сугубо ухудшением условий существования, о чем и пишут оба Иванова, потому, по утверждению А.Е. Иванова, наиболее обеспеченные браки складываются под патронажем родителей или у студентов, имевших собственные средства. Многие браки, особенно «идейные», по П. Иванову, оказываются крайне непродолжительными. Тем не менее от подобных союзов, по свидетельствам «Половой переписи», у 72,4 % улучшилось душевное состояние.

В источниках мы также находим следующие свидетельства семейного положения студентов (женами обзаводятся даже первокурсники). Из воспоминаний студента В. Курбского: в числе объявлений в Университете он приводит и такое: жена студента берет заказы на чулки. Из ведомости о лицах, состоящих под негласным надзором полиции: бывший студент, «из дворян, кандидат Императорского Московского Университета Александр Сергеевич Бутурлин, уроженец города Москвы – женат на девице Елизавете Михайловой, которая находится при нем» [204]. Из распоряжений об обысках: «студента Московского Университета, юриста 1 курса (…) и его жены» [205]. Из наблюдений за студентами: «Шотерников 22 февраля поселился в доме Ребретова ?? у студента Московского Университета Медицинского факультета 5 полугодия Александра Николаевича Винкурова, который проживает в этом доме от 30 генваря сего года вместе с женой Пелаге Ивановой 20 л» [206].

Воспоминания В. Курбского [207] демонстрируют нам, что в семейной жизни тяготы формирования бюджета несли оба супруга, а из 3 дел (2 последних прочитаны впервые), в которых жены студентов встречаются в 1871, 1892 и 1901 гг. мы можем сделать вывод о том, что такое явление, как семейные студенты было не самым распространенным в студенческой повседневности, но присутствовало на протяжении всего исследуемого нами периода.

 

Примечания

1. Савельева И.М., Полетаев А.В. Знание о прошлом: Теория и история… С. 357.
2. Чиненный А, Стоян Т. Студенчество российских университетов (XIX в.)… С. 754.
3. Там же. С. 142 — По Высшее образование в России. Очерк по истории до 1917 г. НИИ ВО. М. 1995. С. 117.
4. Временник центрального статического комитета министерства внутренних дел. № 1. 1888. Университеты и средние учебные заведения мужские и женские в 50-ти губерниях Европейской России и 10-ти губерниях Привислянских по переписи 20-го марта 1880 года. Общие выводы. Составлены младшим редактором А. Дубровским… С. 4.
5. Там же. С. 11.
6. Там же. С. 13.
7. Перепись Москвы 1882 года. Выпуск II. Население и Занятия… С. 77.
8. Там же. С. 12-14 (видимо, вставка — поэтому заново идет отсчет ).
9. Там же. С. 24-25.
10. Терехов Е.Е. Численность студентов Московского Университета, их сословный и национальный состав в 1890-1914 гг. // Вторые открытые исторические чтения «Молодая наука». Сборник статей. М. 2005. С. 138-144. С. 138.
11. Там же. С. 139.
12. Там же. С. 139.
13. Там же. С. 140-141.
14. Там же. С. 141.
15. Перепись Москвы 1902 года. Часть I. Население. Выпуск 1-й. Население по полу, возрасту, месторождению, продолжительности пребывания в Москве, семейному положению, сословиям, грамотности и степени образования… С. 12-13.
16. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
17. Ушаков А.В. Положение, социальный состав и политическая ориентация студентов России в конце XIX – начале ХХ вв. // Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. М. 1999. С. 73-83. С. 77 — По Выдрин Р. Основные моменты студенческого движения в России. М. 1908. (далее: Ушаков А.В. Положение, социальный состав и политическая ориентация студентов России в конце XIX – начале ХХ вв…).
18. Марголис Ю.Д. Студенческие переписи в России 1872-1912 гг… С. 665.
19. Центральный Исторический архив г. Москвы (ЦИАМ). Фонд Московской столичной полиции (полицейские участки Москвы). Ф. 475. Оп. 17, Д. 709. Переписка участковых приставов с Охранным Отделением и московским Обер-полицмейстером о негласном надзоре и произведении обысков у разных лиц, об удалении из Москвы студентов Университета, участвовавших в волнениях, списки лиц, замеченных в разных злоупотреблениях. 1891 год. Л. 97.
20. Там же. Л. 159.
21. Там же. Л. 159.
22. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 3.
23. Гришунин П.В. Студенчество столичных университетов: структуры повседневной жизни. 1820-е — 1880-е гг… С. 18.
24. см. выше — от 25 до 40 рублей в месяц помощь от родителей и обществ.
25. Чиненный А, Стоян Т. Студенчество российских университетов (XIX в.)… С. 143.
26. Московские университетские известия. Москва. 1870г. № 2.Официальный отдел. Протоколы заседаний Совета за август месяц 1869 года. С. 61.
27. Чиненный А, Стоян Т. Студенчество российских университетов (XIX в.)… С. 144 — По ОР РГБ. – Ф. 169. К. 43. Ед.хр. 28. Л.31.
28. Материалы по университетскому вопросу. Выпуск второй. Доклад комиссии Московского Университета 1901 года о причинах студенческих волнений… С. 18-19.
29. Там же. С. 17.
30. Kassow Samuel D. Students, Professors and State in the Tsarist Russia. P… 54.
31. Спешков С.Д. Записка, составленная по поручению Министра Народного Просвещения Членом Совета Тайным Советников Спешковым о различных организациях среди учащихся и учащих в различных учебных заведениях… С. 3.
32. Там же. С. 3.
33. Kassow Samuel D. Students, Professors and State in the Tsarist Russia… P. 79.
34. Аничков Е.В. Устав 1884-го года и студенчество на перепутьи. (Из личных воспоминаний)… С. 47.
35. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 1. Д. 589. Дело канцелярии московского Обер-Полицмейстера по предложению Московского Генерал-Губернатора об учреждении за студентами Силичем и Шугуровым надзора [за образование общины между судентами малороссами]. 1866 г. Л. 1.
36. Там же. Л. 1.
37. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 283.
38. Там же. С. 288.
39. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 87.
40. С. 70.
41. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 1. Д. 932. Переписка с ректором университета и прошение студентов о выдачи им свидетельства о благонадежности. 1870 г. Л. 1.
42. Там же. Л. 152.
43. Там же. Л. 2.
44. Там же. Л. 7.
45. Там же. Л. 9.
46. Там же. Л. 19.
47. Там же. Л. 24.
48. Там же. Л. 207.
49. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 797. Переписка по наблюдению и о лицах, состоящих под негласным надзором полиции. 1900 г. Л. 11.
50. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 3.
51. Там же. С. 3.
52. Там же. С. 4.
53. Там же. С. 4.
54. Там же. С. 4.
55. Там же. С. 5.
56. Там же. С. 5.
57. Там же. С. 5.
58. Там же. С. 5.
59. Там же. С. 8.
60. Там же. С. 10-11.
61. Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 297.
62. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 5.
63. Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 297.
64. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75.
65. Ешьте, пейте, после смерти нет наслаждений. Из старинной студенческой песни. Вечные истины на вечной латыни. Латинские изречения. М. ЦЕНТРПОЛИГРАФ. 2004. С. 105. (далее: Вечные истины на вечной латыни. Латинские изречения…).
66. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 3.
67. Там же. С. 4-5.
68. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 288.
69. Ведомости о справочных ценах на припасы и материалы в Москве. Третная Ведомость о справочных ценах на припасы и материалы. Январь. М. 1903.
70. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 10.
71. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
72. Здесь и ранее все сведения по «Половой переписи»: Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
73. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 4-5.
74. Гиляровский Вл. Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта. Московский рабочий. 1957. С. 130. (далее: Гиляровский Вл. Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта…).
75. Полный желудок учится неохотно. Вечные истины на вечной латыни. Латинские изречения… С. 274.
76. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 8.
77. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
78. Михайлов В.П. Рассказы о кинематографе старой Москвы. Материк. М. 2003. С. 28. (далее: Михайлов В.П. Рассказы о кинематографе старой Москвы…).
79. Там же. С. 33.
80. Справочная книжка по театральному делу. Составил П.М. Пчельников. М. 1900.
81. Там же. С. 199.
82. Там же. С. 200.
83. Там же. С. 201.
84. Куфаев М.Н. История русской книги в XIX веке. М. Пашков дом. 2003. С. 175.
85. Там же. С. 175.
86. Книга в России 1895-1917. Под общей редакцией к.и.н. И.И. Фроловой. С-П. 2008. С. 341.
87. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 5.
88. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 12.
89. Там же. С. 12.
90. Там же. С. 15.
91. Там же. С. 15.
92. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 19. Д. 92. По розыску, наблюдению и обыску у разных лиц. 1902 г. Л. 644.
93. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 77. Д. 709. Арбатская часть. Сведения по наблюдению за разными лицами. 1891 г. Л. 27.
94. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 709. Пречистинская часть. 1891 г. Л. 216.
95. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 1120. Тверской части. О лицах, состоящих под негласным надзором полиции. 1892 г. Л. 21.
96. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 1212. Хамовнической части. Наряды, секретные бумаги по наблюдению за разными лицами. 1891, 1892 гг. Л. 11, с обеих сторон.
97. Цыганков Д. Московский университет в городском пространстве начала ХХ века… С. 404.
98. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 29-30.
99. Цыганков Д. Московский университет в городском пространстве начала ХХ века… С. 408.
100. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX — начале ХХ века… С. 299.
101. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 1. Д. 636. Дело канцелярии московского Обер-Полицмейстера по предложению Московского Генерал-Губернатора, о произведении обыска и арестовании студента Петра Киндякова. 1866 г. Л. 24.
102. Там же. Л. 12.
103. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
104. Перепись Москвы 1882 года. Выпуск III. Население и Занятия. (по частям и участкам)… С. 62-67.
105. Перепись Москвы 1902 года. Часть I. Население. Выпуск 1-й. Население по полу, возрасту, месторождению, продолжительности пребывания в Москве, семейному положению, сословиям, грамотности и степени образования… С. 132.
106. Гиляровский ВЛ. Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта… С. 128.
107. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 9.
108. Гиляровский ВЛ. Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта… С. 130.
109. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 45.
110. Kassow Samuel D. Students, Professors and State in the Tsarist Russia. P… 71.
111. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 321.
112. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 39.
113. Курбский В. Очерки студенческой жизни. (из дневника бывшего студента)… С. 53.
114. Там же. С. 4.
115. Там же. С. 8.
116. Там же. С. 122.
117. Там же. С. 124.
118. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 65. Секретная переписка по наведению справок Охранным Отделением по разными лицами. Л. 5.
119. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 50.
120. Макарова Н.В. Студенчество в XIX веке: быт и нравы… С. 61.
121. Отчет судебной комиссии за 1893/1894 г… С. 127.
122. 1-2: Постановления: 1-обвинит, 2-оправдат; 3-приговорено итого, 4-перед. землячествам и союз.сов., 5-прекращено, 6-неокончено, 7-всего велось дел.
123. Там же. С. 130.
124. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75.
125. Ведомость о справочных ценах на припасы и материалы в Москве. М. 1882. С. 75.
126. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 77.
127. Янжул И.И. О пережитом и виденном… С. 469.
128. Михайлов В.П. Рассказы о кинематографе старой Москвы… С. 64.
129. Московские университетские известия. Москва. 1865 г. № 1. Официальный отдел. Протокол заседания Совета 10-го июня 1865.
130. Изгоев А.С. Об интеллигентной молодежи… С. 106.
131. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 1. Д. 399. Дело канцелярии московского Обер-Полицмейстера по отношению попечителя Московкого учебного округа, об учреждении надзора полиции за действиями студента Московского Университета В.И. Новомарьевского, подозреваемого в пропаганде в Семинариях так называемых «передовых иде», по высылке из Москвы его, Станкевича и Пивоварова. 1872 г. Л. 15.
132. Там же. Л. 8.
133. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17. Д. 65. Секретная переписка по наведению справок Охранным отделением по разным лицам. 1896 г. Л. 5.
134. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 1. Д. 622. Дело канцелярии московского Обер-Полицмейстера по предлож. Москов. Генерал Губернатора, о собрании сведений о студенте Мюллере (обвиняющемся в пропаганде против правительства). 1866 г. Л. 30.
135. Зимин И.В. Студенческая форма и нагрудные знаки в России XIX — начала ХХ века… С. 109.
136. Там же. С. 112.
137. Соколов К.Б. Российская интеллигенция XVIII – начала XX вв.: картина мира и повседневность… С. 213.
138. Гришунин П.В. Студенчество столичных университетов: структуры повседневной жизни. 1820-е — 1880-е гг… С. 17.
139. Сватиков С. Студенчество прежде и теперь… С. 15.
140. Зимин И.В. Студенческая форма и нагрудные знаки в России XIX — начала ХХ века… С. 117.
141. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 326.
142. Kassow Samuel D. Students, Professors and State in the Tsarist Russia. P… 74.
143. Сватиков С. Студенчество прежде и теперь. С… 15.
144. Щетинин Б.А. князь В Московском университете. (из недавнего прошлого)… С. 24.
145. Курбский В. Очерки студенческой жизни. (из дневника бывшего студента)… С. 20.
146. Ростовцев Г. Студенческие волнения в Московском унивреситете в 1887г… С. 329.
147. Слиозберг Г.Б. Дореволюционное русское студенчество… С. 83.
148. Там же. С. 83.
149. Там же. С. 85.
150. Там же. С. 84-85.
151. Курбский В. Очерки студенческой жизни (из дневника бывшего студента)… С. 20-21.
152. Там же. С. 39.
153. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 122.
154. Там же. С. 129.
155. Там же. С. 173.
156. Там же. С. 175.
157. Там же. С. 198.
158. Курбский В. Очерки студенческой жизни. (из дневника бывшего студента)… С. 61.
159. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
160. Там же. С. 53.
161. Иванов П. Студенты в Москве. Быт. Нравы. Типы. (очерки)… С. 8.
162. Михайлов В.П. Рассказы о кинематографе старой Москвы… С. 64.
163. Там же. С. 21-22.
164. Там же. С. 33.
165. Иванов А.Е. Студенты университетов России накануне первой российской революции. Социльно-политический облик… С. 116.
166. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
167. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 331.
168. Там же. С. 333.
169. Ушаков А.В. Положение, социальный состав и политическая ориентация студентов России в конце XIX – начале ХХ в… С. 75.
170. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 9.
171. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
172. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
173. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
174. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
175. Там же. С. 37.
176. Там же. С 46.
177. Там же. С. 48.
178. Там же. С. 53.
179. Там же. С. 53.
180. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
181. Там же. С. 60.
182. Там же. С. 61.
183. Там же. С. 61.
184. Там же. С. 96.
185. Там же. С. 28-75 — дословно все статистические данные.
186. Там же. С. 64.
187. Там же. С. 66.
188. Там же. С. 72.
189. Там же. С. 72.
190. Там же. С. 92.
191. Там же. С. 94.
192. Там же. С. 94.
193. Там же. С. 95.
194. Там же. С. 103.
195. Там же. С. 103.
196. Там же. С. 103.
197. Там же. С. 103.
198. Там же. С. 103-104.
199. Иванов А.Е. Студенчество в России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 337.
200. Членов М.А. Приват-доцент Московского Императорского Университета. Половая перепись Московского студенчества и ее общественное значение… С. 28-75 — дословно все статистические данные.
201. Там же. С. 92.
202. Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX — начала ХХ века. Социально-историческая судьба… С. 337.
203. Там же. По Иванов П. Указ. соч. С. 99.
204. ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 11. Д. 23. Дело канцелярии московского Обер-Полицмейстера по отношению С. Петербургского Обер-Полицмейстера об учреждении надзора полиции за дворянином Иваном Пажен-де-Монсе, студентом Бутурлиным и отставн.Колл.Асесс.Висковатовым (обвиняемым в приналдежности к кружку Нечаева), привлекавшихся по делу кружка Нечаева. 1871. Л. 36.
205. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 19. Д. 141. Секретно по Охранному Отделению 2 уч. Тверской части. по розыску и сведения и справки по наблюдения за разными лицами. 1901 г. Л. 28.
206. ЦИАМ. Ф. 475. Оп. 17 Д. 1212. Хамовнической части. Наряды секретные бумаги по наблюдению за разными лицами. 1891, 1892 гг. Л. 4.
207. Курбский В. Очерки студенческой жизни. (из дневника бывшего студента)…

Комментарии