Конструирование «подавляющего большинства» как тренд

О «подавляющем большинстве» размышляет главный редактор «Русского журнала» Александр Морозов.

Дебаты17.07.2013 // 650
© Our Move Archives

Путин недавно обронил: «Нас поддерживает подавляющее большинство». И интеллектуальный историк Ирина Чечель, анализировавшая большие массивы политических текстов, обращает внимание на то, что ранее Путин в своих программных выступлениях ни разу не употреблял этого выражения «подавляющее большинство». Английское overwhelming majority, возможно, более точно — по этимологии — передает то, что хочет сказать Путин. То есть не от «давить», «подавлять», а «сокрушать». «Сокрушающее большинство» — это именно «фронтовое» выражение. Термин, отсылающий к военному превосходству и перенесенный в политический словарь. Русское выражение «подавляющее большинство» звучит пугающе из-за этимологии: подавляющий = гнетущий, подавление = гнет. Хотя в исходном значении, пришедшем в политический словарь из военного, речь идет о «сокрушающем превосходстве».

В военном значении «подавляющее превосходство» начинается с соотношения 3:1. Иначе говоря, В. Путин считает, что располагает поддержкой 75% сделавших политический выбор против 25%, которые его не поддерживают.

Так ли это? В 2000 году Путин пришел к власти, получив 52%. На вторых выборах (2004) были достигнуты договоренности о том, что ни один из политических тяжеловесов (Зюганов, Жириновский, Явлинский) выдвигаться не будет. Тогда состоялись выборы, примерно похожие на те, которые будут в этом году в Москве у Собянина, — без конкурентов. И Путин получил 71% — цифру, близкую к значению «подавляющее превосходство». В 2012 году Путин получил 63%. Интересно, что опросы начала 2013 года показывают, что не доверяют Путину 37%. Если не придавать большого значения «сезонным» колебаниям в 3–5%, то можно сказать, что в нижних границах доверие/недоверие Путину — 63:37, в верхних — 71:29.

В России давно не было губернаторских выборов, и трудно сделать какие-то выводы о том, пользуются ли такой же поддержкой путинские ставленники в регионах. Но несомненно, что выборы мэра Москвы осенью 2013 года — «установочные». И это заставляет Собянина ориентироваться на результат Путина. То есть нижней планкой ожиданий Собянина являются 61–63%. Такой результат будет демонстрировать, что широко понятая неинституционализированная «партия власти» располагает уверенным большинством. Хотя и не «подавляющим».

Тревога И. Чечель вполне объяснима. Атмосфера накачки официозного патриотизма и народнофронтовской боевитости подталкивает думать, что В. Путин рассчитывает на третьем сроке сконструировать электоральную поддержку с соотношением не 2:1 (на которую он ориентировался ранее), а 3:1 (которого у него не было даже в лучшие времена).

В последнее время, к сожалению, даже шевеление бровями Владимира Путина воспринимается как прямое указание к подготовке законопроектов и немедленных действий прокуратуры и следственного комитета. Поэтому есть опасение, что ретивое чиновничество, услышав про «подавляющее большинство», воспримет это как указание по обеспечению результата. Иначе говоря, так называемый «Народный фронт» — раз уж он вызван к жизни вместо дряхлеющей «Единой России» — должен оптимистически продемонстрировать это самое overwhelming majority. Получить более 70% на выборах можно только по схеме 2004 года, т.е. в ситуации, когда у кандидата «партии власти» нет ни одного конкурента-тяжеловеса, создающего большое напряжение и перспективу второго тура. Существенный вопрос сегодня: будет ли Собянин ломать через колено московское чиновничество и обеспечивать себе «подавляющее большинство», т.е. соотношение, близкое к 3:1, или нет. Если да, то это будет воспринято региональными элитами как новая модель на ближайшие годы.

Комментарии